Государственная дума провалила сессию

Андрей Бабицкий Forbes Contributor
фото ИТАР-ТАСС
Главный итог первого полугодия работы парламента нового созыва — от законодательной деятельности не осталось даже видимости

В пятницу завершилась весенняя парламентская сессия, и уже ясно, что она войдет в историю. Во-первых, потому что проходила на фоне массовых протестов против фальсификаций, допущенных на парламентских выборах. Во-вторых, потому что за последние несколько месяцев мы стали свидетелями окончательного разложения институтов законодательной власти.

Законы, принятые парламентариями за последние полтора месяца (о «правонарушениях на митингах», об «иностранных агентах», о «черных списках» сайтов в интернете и о клевете), очевидно, написаны к случаю, носят репрессивный характер и разрушают любые механизмы обратной связи в стране. Стиль принятия этих законов — в два чтения зараз, без малейшей дискуссии, даже без корректуры текстов — заставляет думать, что деятельность эта была демонстративной. Депутаты отказались от депутатской работы не только содержательно, но и по форме, как будто мстя гражданам, поставившим под сомнение их легитимность. Как еще объяснить, что все без исключения члены фракции «Единой России» поставили свои подписи под скандальным законом об НКО.

Журналист Михаил Фишман назвал решительность, с которой Дума воевала с гражданским обществом, решительностью двоечника. Развивая метафору, можно сказать, что даже двоечники из депутатов не очень: все время ссылаясь на несуществующий зарубежный опыт, они и списать-то свои репрессивные законы как следует не смогли. Последние два месяца оставили впечатление, что депутаты решили даже не изображать из себя членов формально независимого от исполнительной власти парламента — и сбросили маски.

Скорее всего, после каникул депутаты Государственной думы продолжат действовать в том же духе. Уже сейчас они дают понять, что, вернувшись на Охотный Ряд, распространят действие закона об иностранных агентах на СМИ, ограничат деятельность волонтеров и создадут механизм внесудебного отзыва депутатских мандатов. Таким образом, не вполне легитимное (в глазах общества) большинство в Государственной думе получит возможность прекращать деятельность неугодных депутатов, придав своему полулегитимному статусу совершенную законченность. Даже если бы конкретные законодательные планы депутатов были неизвестны, наивно было бы надеяться на лучшее: точка невозврата, кажется, уже пройдена.

Важно, что происходящее в Думе затрагивает далеко не только партию власти. КПРФ поддержала закон об НКО, а «Справедливая Россия» — черные списки в рунете. Депутаты от СР Елена Мизулина и Илья Пономарев всерьез при этом говорили, что в России есть «педофильское лобби» (заинтересованное в непрохождении закона). Таким образом, надежды тех людей, которые голосовали в декабре за любую партию, кроме «Единой России», оправдались не вполне. Депутаты, попавшие в парламент благодаря протестным голосам, не считают себя обязанными отчитываться перед протестным электоратом или не считают его значимым.

Еще один итог работы весенней сессии парламента — публичное унижение премьер-министра. Госдума фактически развернула все инициированные Медведевым реформы — сразу после того, как он возглавил правящую партию. При этом автор законов о «правонарушениях на митингах» и об «иностранных агентах» Александр Сидякин — член открытого комитета сторонников Дмитрия Медведева, а его соавтор Ирина Яровая и вовсе находится в парламенте по медведевскому мандату.

Та же самая госпожа Яровая выступала за криминализацию клеветы (в конце концов Дума ограничилась многомиллионными штрафами), декриминализированную по инициативе президента только полгода назад — через два дня после парламентских выборов. Мотивировала она это тем, что депутаты уже ввели «в законодательство целый ряд серьезных оснований к тому, чтобы человек фактически прекращал свою трудовую деятельность и лишался жизненной перспективы в случае утери деловой репутации». В свете этого, по ее мнению, клевета становится очень серьезным нарушением. Логика более чем спорная, но интересно было бы знать, что теперь думает госпожа депутат про деловую репутацию руководителя своей партии.

По иронии судьбы, те же чувства, которые, вероятно, переживает сейчас премьер, ждут в будущем депутатов Государственной думы нынешнего созыва. Совершенно ясно, что весь пакет их гражданских инициатив будет отменен следующим парламентом полным комплектом. Вероятнее всего, за один день. Сами того не желая, депутаты создают гражданскому обществу самую простую и легко выполнимую позитивную повестку: отменить репрессивное законодательство.

Закон, принятый без обсуждения, может быть отозван без обсуждения. Закон, который противоречит духу Конституции и правилам русского языка, не имеет права на жизнь. И каждый следующий документ, пролетающий через Госдуму, только приближает развязку. Хочется посмотреть на опросы общественного мнения в тот день, когда первые десять волонтеров на лесном пожаре будут оштрафованы за деятельность без лицензии.

Полгода назад в легитимности Государственной думы сомневались потому, что выборы не выглядели честными. Сегодня впору в ней сомневаться в силу недееспособности депутатов. Этот парламент хочется распустить просто за то, что он провалил сессию. Действительно, решительность двоечников.

Новости партнеров