Зачем Митт Ромни помогает Бараку Обаме выиграть президентские выборы

Георгий Бовт Forbes Contributor
Пол Райан и Митт Ромни фото Fotobank/Getty Images
Выбрав кандидатом в вице-президенты Пола Райана, Ромни привлечет консервативных республиканцев — но не массового избирателя

Замечательный выбор сделал республиканский кандидат в президенты Митт Ромни, назвав своим напарником — кандидатом в вице-президенты — 42-летнего конгрессмена от Висконсина Пола Райана, говорят близкие к партии политтехнологи и эксперты. Но за глаза, отворачиваясь от телекамер, они признаются: выбор мог быть и получше. Похоже, Райан поможет Ромни проиграть выборы.

Райан не был в числе явных фаворитов. Чаще других публично называлась кандидатура бывшего госсекретаря Кондолизы Райс. Она могла бы отвлечь часть чернокожих избирателей от Обамы. Или же представитель испаноязычной диаспоры красавчик Марко Рубио, сенатор от критически важной для республиканцев Флориды. Или же некто типа Тима Поулентри, бывшего губернатора Миннесоты, выбившегося в большую политику из простых работяг. Это могло бы привлечь поддержку профсоюзов и вообще «синих воротничков». Однако решение Ромни свидетельствует о том, что он избрал другую тактику. Судя по всему, он понял, что ему не удастся привлечь на свою сторону тех, кто в основном голосует за демократов — испаноязычных и чернокожих. Что касается рабочих, то Ромни надеется и без «народного» вице-президента получить их голоса, сделав ставку на теме создания новых рабочих мест. Это действительно слабая сторона политики Обамы, при нем безработица превысила критически важные 8%, а в последние десятилетия действующий президент при такой ситуации на рынке труда не переизбирался.

Но если говорить об арифметических шансах, то они пока по-прежнему у Обамы выше. В Америке, как известно, исход выборов зависит от того, сколько выборщиков от штатов проголосуют за победителя. То есть может выиграть тот, кто получит меньшинство от общего числа избирателей, хотя такое случается довольно редко. Есть штаты, которые традиционно голосуют за республиканцев (практически весь Средний Запад, но он малонаселен и дает немного голосов выборщиков). Есть те, которые, хоть ты тресни, за демократов. Скажем, Нью-Йорк или большая часть штатов Северо-Востока. На сегодня остается от 12 до 15 штатов, которые называют решающими, так называемыми battle ground (дословно «поле битвы»), которые дают большое число выборщиков (оно зависит прежде всего от численности населения), перевес в них в пользу того или иного кандидата и принесет тому победу. На сегодня Обама «набирает» 237 выборщиков, Ромни — 206, а 95 принадлежат как раз колеблющимся штатам. Выбор конгрессмена от Висконсина в качестве напарника был мотивирован, в частности, тем, что в Висконсине позиции Ромни неустойчивые, а штат один из решающих.

Так что же не так с Полом Райаном? Многие политтехнологи признаются, что, выбрав в напарники главу бюджетного комитета Палаты представителей, Ромни идет на большой риск. Райан — один из видных лидеров фракции так называемой партии чаепития (Tea Party) внутри республиканской партии. К ней же принадлежит небезызвестная Сара Пэйлин, напарница кандидата в президенты прошлого «забега» сенатора Маккейна. Считается, что она во многом кампанию Маккейна и похоронила: избиратели оказались не готовы воспринять ультраконсервативные рецепты сокращения всех и всяческих налогов для богатых и субсидий для бедных в исполнении таких, как Пэйлин (сокращение налогов — это вообще пунктик «чайной партии»), которая к тому же не сказать, чтобы была интеллектуалкой-эрудиткой.

Теперь Ромни, видно, решился прогуляться по тем же граблям. В попытке пресечь подозрения в своей недостаточной «республиканистости» со стороны «партии чаепития», он выбрал в напарники того, кто смог бы максимально консолидировать ядро традиционного электората партии. Мол, чем больше сплоченности в рядах, тем больше шансов на победу. С такой тактикой кампании ему надо действительно филигранно пройти по лезвию бритвы, чтобы не то что выиграть у Обамы, но хотя бы не допустить сокрушительного провала на выборах, чреватого также потерей большого числа мест в Палате представителей (переизбирается вся) и Сенате (переизбирается одна треть).

Массовый избиратель Райана знает мало, гораздо меньше, чем Ромни, бывшего губернатора Массачусетса. Зато когда он его узнает больше, мало не покажется. А штаб Обамы уж постарается обратить внимание на те особенности его взглядов, которые, собственно, и угрожают кампании Ромни — Райана. Обама уже заявил: если взгляды Райана воплотить в жизнь, то важнейшая медицинская программа Medicare (страхование пожилых, одна из основных статей расходов федерального бюджета, наряду с другой медицинской программой, Mediсaid, опережающие по масштабам даже расходы Пентагона) прекратит существование в том виде, в каком ее знает страна. Вообще вся обамовская программа медицинской реформы — Obamacare, как они ее называют, для республиканцев что красная тряпка для быка. Они ее пытались потопить в Конгрессе: не удалось. Обжаловали (иск подали 26 штатов) в Верховном суде — проиграли. Ромни обещал ее отменить первым же своим декретом. Реформа действительно не очень популярна в народе: американцы не любят, когда им навязывают государственную заботу, в частности, обязательные платежи по медицинской страховке. Но основной электорат демократов (в целом это люди более бедные) горой за реформу Обамы.

По подсчетам экспертов, если даже умеренные планы республиканцев по медицинской контрреформе претворить в жизнь, средний американец будет дополнительно платить $6400 по медицинским счетам в год к 2022 году. Пересмотр Medicare грозит вообще катастрофой небогатым пенсионерам. А пенсионеры — это, между прочим, существенная, если не решающая часть голосов в таких штатах, как Флорида (туда многие уезжают на пенсию), да и Огайо.

Обама собирается делать ставку в кампании именно на медицинскую реформу, республиканцы — на свои планы оживления экономики. Как они собираются ее оживлять? Да прежде всего своими традиционными методами, сокращая налоги для корпораций и богатых, урезая социальные программы для бедных. Причем в радикальном варианте Пола Райана это выглядит так, что от государства в Америке в социальной сфере мало что остается. Социальные программы во многом уйдут на уровень штатов, причем справляться они должны будут с этим своими силами, без федеральных субсидий. Райан уже выступил автором двух планов бюджетных сокращений. За 10 лет расходы бюджета он предлагает сократить на $6 трлн (!). На практике это будет означать пересмотр всей системы социального обеспечения и защиты, как она создавалась в Америке со времен программ «Великого общества» президента Линдона Джонсона. Обама, по большому счету, прав: той же Medicaid , по сути, не станет. Не станет федеральной программы продовольственных талонов для бедных и безработных, как и программ профессиональной переподготовки для последних.

Даже поддержки бедных студентов и то не станет на федеральном уровне. Если какой-нибудь город в силу финансовых трудностей начнет тонуть в собственных нечистотах, то к федеральному правительству ему тоже апеллировать не стоит, не помогут никаким субсидиями, пусть тонут. А бедные, не попавшие в переполненные муниципальные клиники в силу отсутствия страховок, пусть, соответственно, помирают, в частные их не возьмут. Всеми социальными вопросами будет предложено заняться прежде всего штатам, а также частным филантропам. По идее Райана и иже с ним, все эти урезания приведут к расцвету частной инициативы и предпринимательства, к созданию миллионов новых рабочих мест. Однако даже Ромни такой радикальный вариант не кажется идеальным. Он от него дистанцировался в первые же 24 часа после того, как номинировал Райана в вице-президенты. Сказал, что создаст собственный бюджетный план (то есть план сокращения дефицита), которого у него на сегодня нет. Ромни обещал обнародовать и собственный план реформирования Medicare тоже. Надо полагать, более мягкий, чем у Райана. Как говорится, посмотрим. В любом случае не похоже, что это станет выигрышной фишкой республиканцев.

На сегодня все выглядит таким образом, что Обаме надо сильно постараться, чтобы им проиграть в первый вторник после первого понедельника ноября, когда проходят президентские выборы. Экономика, во всяком случае, медленно, со скрипом, но, похоже, начинает разогреваться и работать на действующего президента. А если цены на бензин упадут существенное ниже $3 за галлон (3,8 литра), то Обама может вообще спокойно садиться за текст своей новой инаугурационной речи.

Новости партнеров