Единороссы внесли поправки в законы природы

фото Diomedia
Группа единороссов во главе с Евгением Федоровым предложила лишить Центробанк независимости. Они свято верят, что отрегулировать можно все

Да-да, Евгений Федоров — это тот самый депутат, бывший председатель комитета Госдумы по экономической политике, ныне рядовой член комитета ГД по бюджету и налогам, который во время эфира на радио ФИНАМ ФМ в феврале 2011 года проиграл Алексею Навальному со счетом 1:99. То есть 99% слушателей согласились с Навальным в том, что «Единая Россия», которую представлял его оппонент Федоров, — это «партия жуликов и воров».

Да-да, это тот самый депутат, который является инициатором закона о СМИ — иностранных агентах, который показался чрезмерно бойким даже незаокеанским хозяевам нашего депутатского корпуса.

Теперь он выступил с новой законодательной инициативой, твердо встав на путь депутатов Сидякина и Костунова, которым покоя не дают оппозиционеры всех мастей. Федоров нашел причину неполного экономического суверенитета России в независимости Центробанка.

Несмотря на то что предложения депутата Федорова не имеют экономического смысла — quia absurdum est, имеет смысл коротко изложить их. Следует преобразовать Банк России в Государственный банк, лишив его независимости и подчинив правительству. Право управления ставкой рефинансирования и формирования структуры корзины валют передается Большому брату — правительству. При этом из дальнейших рассуждений народного избранника становится понятно, что нормальной он считает ставку рефинансирования в 1%. Комментируя «Российской газете» свои фантазии, напоминающие иные «каменты» к статьям в деловой прессе, депутат сообщил, что ЦБ надо сделать производителем рублевой денежной массы и раздатчиком дешевых кредитов, тогда-то и от США перестанем зависеть, и рубль мировой валютой станет, и кредитование поднимет экономику, и мировой финансовый центр вырастет в выжженной пустыне, как волшебный цветок.


Пожалуй, эти предложения возвращают нас даже не в геращенковскую эпоху «технических кредитов странам СНГ» и даже не в догеращенковский советский период, а отправляют в какую-то волшебную страну, соседствующую с известной из отечественной мультипликации «Страной невыученных уроков». Ну вот если у вас инфляция годовая много лет подряд выше 5%, каким образом ставка рефинансирования, имеющая к тому же в большей степени характер индикатора, может быть 1%?


Искренне жалею, что до этого момента не дожил не то что фон Хайек, описавший в нюансах «пагубную самонадеянность» исторических предшественников депутата, но однофамилец нашего героя Борис Григорьевич Федоров. Интересно было бы послушать его комментарий. В приемной Федорова-министра в Минфине на Ильинке висел слоган из Григория Сокольникова «Эмиссия — опиум для народного хозяйства», а в кабинете — цитата из тогдашнего главы ЦБ Канады «Инфляция не создает рабочих мест». Собственно, эти два бесхитростных слогана и есть ответ, проверенный опытом всех стран и народов земного шара: кредитная эмиссия, на которой настаивает Е. Федоров, — это инфляция, а она отменяет все остальное, включая загадочный «экономический суверенитет», рабочие места, кредиты бизнесу, международный финансовый центр, попирание рублем власти доллара, евро, иены, юаня и швейцарского франка вместе взятых. Этому теперь учат во всех экономических вузах страны на первом курсе при прохождении конвенциональной economics.

Понятно, что в словах депутата сквозит поклонение идолищу государственного интервенционизма и святая вера в то, что всевидящая рука государства — не чета невидимой руке рынка — способна отрегулировать любые процессы в экономике и кредитно-денежной сфере. Регулятивные таланты государства, правда, измеряются нынешним состоянием экономики России – государственная экспансия была выше только во времена СССР. И все чаще из руководящей и направляющей рука государства превращается в grabbing, «грабящую», как выражаются в странах невероятного противника, постоянно покушающихся на экономический суверенитет нашей многострадальной родины.

Но даже при понимании веры Федорова (а к любой вере теперь, после процесса Pussy Riot, нужно относиться с почтением) в силу государства нельзя не признать: он не следит за политической конъюнктурой в стране. Ведь при всех странностях персоналистского режима базовые параметры экономической политики определяют как минимум образованные чиновники-экономисты, даже если они и не либералы. Ну передадим мы функции ЦБ правительству, и что получим? Там же окопались Аркадий Дворкович, выпускник РЭШ, Игорь Шувалов, которого все кличут «либералом», советы им дают Владимир Мау и Ярослав Кузьминов, министр финансов Антон Силуанов — alter ego Алексея Кудрина, рядом с президентом Эльвира Набиуллина, да и министр экономического развития Андрей Белоусов — настоящий, а не фейковый экономист. И вот эти люди, заперев с внешней стороны массивную дверь, ведущую в кабинет Сергея Игнатьева, несмотря на его мольбы о пощаде, снизят ставку рефинансирования ЦБ до 1%?

Мы привыкли видеть даже в самых абсурдных инициативах людей, находящихся на обеспечении налогоплательщиков, высокие тайные замыслы с далеко идущими последствиям и целями. И этому нас учит опыт абсурдных, но утвержденных законопроектов вроде законов о митингах и иностранных агентах. Тем не менее фактор простой человеческой глупости в российской политике никогда нельзя исключать. Да, инициатива симптоматична. В том смысле, что бредовые законопроектные планы — тенденция третьего срока Владимира Путина. Как говорила Фима Собак, «кажется, будут носить длинное и широкое». Раззудись, плечо, — в эпоху церковных судов со ссылками на постановление Собора, который запрещал православному человеку мыться в одной бане с жидом, и не такие законопроекты возможны.


А вот зачем такие ценные кадры, как депутат Федоров, даже при понимании, что есть необходимость в «инициировании» репрессивных законов, нужны власти, понять все равно невозможно. Это лежит за пределами рационального анализа действительности.

Новости партнеров