Вице-мэр Москвы: «Долгое время бюджетные средства использовались без должного эффекта» | Forbes.ru
$58.5
69.37
ММВБ2131.94
BRENT62.91
RTS1141.50
GOLD1254.11

Вице-мэр Москвы: «Долгое время бюджетные средства использовались без должного эффекта»

читайте также
+159 просмотров за суткиКина не будет: Александр Мамут не успевает в срок отремонтировать кинотеатр «Художественный» +13 просмотров за суткиТендер для одного: подряды по парку «Зарядье» на 9,5 млрд рублей достались малоизвестной компании +12 просмотров за суткиПри Лужкове такого не было. Бывший мэр Москвы рассказал Forbes о парке Зарядье и переселении москвичей +55 просмотров за суткиПервая волна. Собянин утвердил 210 площадок для переселения в рамках реновации Дорогая моя столица: город потратит полмиллиарда рублей на фейерверки, артистов и разгон облаков Культура и отдых: может ли драка в парке Горького уничтожить бренд От Кузьминок до Арбата: в итоговый список программы реновации вошли 5144 дома Субститут Европы: как московская плитка помогает привлекать туристов Налоговые льготы: фонд реновации хотят освободить от налога на прибыль и НДС Урбанистический «кот Шредингера». Зачем Москва перенимает опыт других столиц «Очень дорогие проекты»: ФАС выявила нарушения в программе «Моя улица» на 4 млрд рублей Реновация или деградация: кому на пользу новый закон? Триллионы инвестиций и политическая проблема. Госдума окончательно утвердила закон о реновации Исправленному верить? Проект закона о реновации прошел второе чтение в Госдуме +5 просмотров за суткиПод снос. Все о программе реновации в Москве +4 просмотров за суткиСобянин и Лужков: как различаются программы реновации двух московских мэров «Операция реновация»: большевистские методы в эпоху частной собственности Сергей Собянин о сносе пятиэтажек: «У нас жилья на одного человека меньше, чем в Токио» Большая реновация: Сергей Собянин утвердил списки пятиэтажек под снос Закон о сносе пятиэтажек: Собянин спасает бюджет и надеется на инвесторов Итоги приватизации. Как квартирный вопрос испортил москвичей
Новости #Москва 28.12.2011 13:00

Вице-мэр Москвы: «Долгое время бюджетные средства использовались без должного эффекта»

Ольга Голодец и Сергей Собянин РИА Новости
Заместитель мэра Москвы по вопросам образования и здравоохранения Ольга Голодец о детях-мигрантах, гаражном мышлении, закупках и неэффективной системе

До прихода в правительство Сергея Собянина в декабре 2010 года Ольга Голодец возглавляла совет директоров страховой компании «Согласие», а ранее в течение почти 9 лет работала в компании «Норильский никель», отвечая за персонал и социальную политику.

— Весной мы с вами встречались и обсуждали методики рейтингования школ. В ноябре Департамент образования Москвы опубликовал рейтинг образовательной деятельности московских школ. Вы довольны результатом?

— Рейтинг школ — это, прежде всего, оценка. Оценка тех задач, которые поставлены перед учреждениями: научить, воспитать, достичь результатов, на которые были потрачены государственные деньги. Он основан на объективной, достоверной информации. И хотя в формулу рейтинга было включено всего несколько показателей — результаты ЕГЭ и участие школьников в олимпиадах по предметам — экспертное сообщество поддержало такой подход как первый шаг. Конечно, эта система будет развиваться. В следующем году планируется учитывать учебные результаты по итогам 4-х, 7-х и 9-х классов. Главное, что благодаря рейтингу у школ появился дополнительный стимул к повышению результативности своей работы, что, безусловно, станет важным шагом к развитию всего московского образования.

— Можно сказать, что для правительства и департамента больший интерес представляют школы из нижней части списка?

— И те и другие. Мы внимательно посмотрели школы, которые дают очень хорошие результаты. Эти учреждения получили право абсолютного развития. Если школа, которая пользуется повышенным спросом у родителей, готова открыть не два первых класса, а три и способна поддерживать свой высокий уровень для большего количества учеников, то мы найдем возможности создать для такой школы необходимые условия. Что касается школ, которые находятся внизу рейтинга, то идет индивидуальная работа по каждому учреждению.

— Прошлой зимой была лишена аккредитации школа №874. Как вы с ней работали?
— Действительно, в конце декабря прошлого года школе № 874 было отказано в государственной аккредитации. Основанием для принятия такого решения стали серьезные недостатки образовательного процесса и устойчивые низкие результаты успеваемости учащихся. Например, 70% старшеклассников не смогли справиться с заданиями базового уровня по английскому языку. Были проанализированы причины плохой успеваемости — низкий уровень квалификации педагогов, текучесть кадров, отсутствие мотивации в обучении.

«Шефство» над 874-й школой взяла расположенная недалеко сильная 97-я школа. Произошла серьезная ротация кадров — от занимаемой должности были освобождены 15 человек, в школу пришли сильные учителя, проводилась серьезная работа с учащимися, вплоть до организации индивидуальных занятий по предметам. По результатам учебного года школа показала неплохие результаты: сейчас в рейтинге успеваемости она находится на 509-м месте из 1515 московских школ.

— Трудно представить, что в Москве из 1515 школ всего одна давала такие низкие результаты. Лишение аккредитации  это показательная порка или действительно уникальный случай?
— Было немало таких школ, просто ни у кого не поднималась рука сделать абсолютно честный и понятный шаг. Если школа не способна решать поставленные задачи, то ее нужно лишать аккредитации. Другое дело, что сейчас мы стараемся работать на опережение. Периодический замер результатов учащихся 4-х, 7-х, 9-х классов позволит более оперативно реагировать на проблемы. Если будут выявляться неудовлетворительные результаты в 4-м классе, то тут же будем бить тревогу, а не ждать итогов ЕГЭ.

 Дети мигрантов в школах — острая социальная тема, в интернете появляются сообщения, что мигранты тормозят учебный процесс. Опять же, возникают конфликты на национальной почве. Недавно мэр Москвы Сергей Собянин заявил, что специальных школ для мигрантов не будет. Что вы думаете?

— Мы с вами живем в цивилизованном обществе. Москва — мегаполис, город глобального мышления, по своему укладу жизни напоминающий такие мировые столицы, как Нью-Йорк, Лондон, Париж, Токио. Москва объединяет людей разных культур и национальностей, и это требует от наших детей умения находить общий язык с американцами, японцами, немцами, вьетнамцами, гражданами ближнего зарубежья. Московским детям необходимо уметь работать в мультикультурной среде, это основа успеха. У нас в школах, например, распространено инклюзивное образование. И когда мы говорим, что класс доступен для всех, он действительно открыт для ребят, которые плохо видят или плохо слышат, для всех детей с ограниченными возможностями. Мы не должны создавать какие-то анклавы. Я ни разу не слышала от директоров школ или родительских комитетов о том, что дети мигрантов «тянут» назад. Это неправда. Дети, которые пока плохо знают русский язык, очень сильно ориентированы на результат. Например, среди призеров Всероссийской олимпиады школьников в прошлом учебном году вьетнамец Нгуен Хюи Чыонг Нам — ученик гимназии №1543, он плохо говорит по-русски, но зато показал прекрасные результаты по информатике. В московских школах сегодня обучается небольшая часть детей-мигрантов от общего числа учеников — на уровне 3%.

 Какой максимальный процент детей, не знающих русский язык, в отдельной школе?

— 12%. И таких школ единицы. Например, в школе № 650, что в районе Черкизово, обучаются ребята 11 национальностей. Это граждане Молдовы, Украины, Белоруссии, Грузии, Армении, стран Балтии, Вьетнама, Сирии.

— Есть какие-то отклонения в социальной среде в школах с большей долей детей мигрантов?

— Нет. Мы не связываем возникающие социальные проблемы в школах с присутствием детей из семей, не говорящих по-русски.

— За год московское правительство ликвидировало очереди в детские сады. Естественно, необходимого количества новых детских садов просто не могло быть, и, как результат, родители стали жаловаться на «уплотнение». Как вы собираетесь решать новую проблему?

— Давайте говорить откровенно, год назад ситуация была запущенной: 20 000 маленьких москвичей ожидали место в детский сад. Была поставлена задача дать возможность мамам выйти на работу и обеспечить каждого малыша местом в детском саду. Правительство Москвы реализовало весь потенциал, чтобы решить эту задачу.

В этом году для детей дошкольного возраста дополнительно создано 60 000 мест за счет открытия групп в школах, перепрофилирования групповых помещений. Активно развиваются альтернативные формы, например семейные детские сады, которых в городе 530. В текущем году открыто 29 садов-новостроек. В дальнейшем по мере нового строительства будем создавать более комфортные условия для ребятишек. Особенно надеемся на сады новой архитектуры, с другими пространственными решениями.

К 2016 году в Москве запланировано строительство почти 400 детских садов. И главная проблема сегодня не в деньгах, а в выделении земельных участков. Как только становится известно, что на конкретной площадке будет возведен детский сад, сразу же сталкиваемся с недовольством жителей соседних домов. У нас есть настоящие борцы против детских садов, поскольку на этих участках, например, находятся чьи-то гаражи. При этом правительство идет навстречу: гаражи либо выкупаются, либо переносятся.

— В августе общался с губернатором Тульской области Владимиром Груздевым, и он хотел запустить процесс по возврату детских садов и школ в муниципальную собственность. В условиях острой нехватки помещений в Москве вы планируете делать что-то подобное?

— Уже делаем. Только в этом году в систему образования возвращено 34 здания, которые использовались не по назначению, по 50-ти таким же объектам ведется работа. Мы еженедельно встречаемся с собственниками. Среди них есть федеральные и московские структуры, частные владельцы. Возвращение каждого сада — это сложный процесс с подбором альтернативного помещения или выкупа. Я очень благодарна тем, кто понял нашу ситуацию. Город делает все, чтобы в следующем году вернуть в систему оставшиеся в списке сады.

— В программе развития столичного образования запланировано к 2016 году создание 30 000 мест в негосударственных садах, при этом сейчас в таких садах всего 4400 мест. Рост почти в 7 раз. Как вы собираетесь искать инвесторов?

— У вас устаревшая цифра: в негосударственных садах уже 6300 мест. За короткий промежуток времени с июля открыто 12 негосударственных дошкольных учреждений. Сегодня есть инвесторы, готовые вкладывать в частное образование. В основном серьезные негосударственные образовательные учреждения с хорошей репутацией на рынке, которые планируют развиваться.

 В условиях маятниковой миграции в Москве высказывались пожелания о создании детских садов рядом с работой родителей. Например, была идея строительства дошкольного учреждения в деловом центре «Москва-Сити». Насколько реалистичны подобные проекты?

— Мне нравится эта идея, и город готов поддерживать такие проекты. Правда, от «Москва-Сити» предложений не поступало. Есть проект от бизнес-центра на Остоженке: сейчас прорабатывается вопрос о выделении помещения. Нужно понимать, что это не совсем обычный бизнес: интересы ребенка, создание для него комфортной образовательной среды имеют первостепенное значение. 

— Мы говорили о школе №874, а среди московских поликлиник было такое «абсолютное зло» или ситуация в целом лучше?

— Я бы сказала, что ситуация вызывает еще больше нареканий со стороны организации лечебного процесса и отношения к пациентам. Были приняты беспрецедентные меры: сменилось 34 руководителя поликлиник. И сегодня ситуация кардинально меняется: согласно социологическим опросам, удовлетворенность населения, пусть и маленькими шажками, растет от месяца к месяцу.

— Как вы оцениваете эффективность использования бюджетных средств в московском здравоохранении?

— Когда год назад я пришла в правительство Москвы, честно, не ожидала такой ситуации…

— Можете привести примеры коррупции, воровства?

— Не может быть таких примеров, если они есть, то нужно идти в прокуратуру.

— Хорошо, в чем тогда показатель неэффективности?

— Вы знаете, сколько средств вкладывается и в здравоохранение, и в образование. Это открытые, публичные цифры. Но состояние медицинских объектов вызывало вопрос об использовании этих денег. Когда вкладываются средства, то учреждения должны быть в другом виде — отремонтированы и технически оснащены. А сейчас нам приходится проводить тотальные ремонты и закупать оборудование. Все это говорит о том, что длительное время бюджетные средства использовались без должного эффекта. Наверное, лучшим примером рационального освоения средств явились торги на закупку томографов. Это беспрецедентный случай, когда закуплено высокотехнологичное оборудование по цене в три раза ниже, чем в предыдущие годы. Экономия составила 5 млрд рублей.

— Есть ли снижение по другим аукционам?

— Да, очень существенное, на 15-30%.

 Кто-то занимается расследованием эффективности закупок, прошедших по завышенным ценам?

— Вы о предыдущих годах?

— Да. Закупки этого года, видимо, во многом эффективны.

— Никогда нельзя быть до конца уверенным в этом, необходимо работать каждый день и каждый час для достижения эффективности.

По поводу прошлого. В работе департаментов образования и здравоохранения куда важнее двигаться вперед, чтобы каждая копейка работала на пациента или учащегося, нежели разбираться, кто прав и кто виноват. Я для себя оценила систему, какой она была на тот момент, и выделила слабые точки, которые нуждаются в развитии. Мы стартовали год назад, и результат нашего движения сегодня перед вами, надеюсь, он очевиден врачам, учителям, родителям. И нам сейчас важно не потерять заданный темп.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться