«У современного олигарха деньги в России»: «Золотая сотня» Forbes о Кипре

Forbes
Ксения Докукина Forbes Contributor, Надежда Иваницкая Forbes Contributor
Фото РИА Новости
Forbes узнал у российских миллиардеров, что они думают о ситуации на Кипре

Андрей Бокарев, председатель совета директоров ЗАО «Трансмашхолдинг» (№109 российского списка миллиардеров, состояние $1,35 млрд):

— У нас никакой ситуации на Кипре нет. У современного олигарха все деньги в России.

О предложении премьера создать офшор на Дальнем Востоке:

Бокарев пообещал "поддерживать идеи нашего правительства", когда правительство облечет их в законодательную инициативу.

Владимир Потанин, президент компании «Интеррос» (№4 российского списка миллиардеров, состояние $14,3 млрд):

О влиянии ситуации на Кипре на бизнес «Интерроса»:

— Для нас кипрской проблемы нет. [В компаниях,] которыми мы владеем лично или [в которых] я [участвую] как бенифициар, у меня никакой ситуации нет. Ни по "Норильскому никелю", ни по "Интерросу"... Мы юрисдикцией кипрской пользуемся, а денег на Кипре не храним. Тут (в России. - Forbes) самое выгодное налогообложение. Мы держим основную массу денег в России или там, где у нас есть бизнес, например, в Южной Африке. Но [и там] немного. Российская банковская система достаточно надежна, а ставки по депозитам высокие.

О предложении премьера создать офшор на Дальнем Востоке:

— Если что-то нельзя предотвратить, это надо возглавить. У каждой приличной страны есть своя офшорная юрисдикция. А мы чего, хуже что ли?

В офшорах мало кто хорошо разбирается. Проблема Кипра состоит в том, что у него трудности с банками. А с юрисдикцией у него все хорошо: англосаксонское право, отработанные механизмы. И многие компании со всего мира пользуются такого рода инструментами для инвестиций и других экономических действий. Смысл офшора, если не брать его криминальную составляющую, в том, что создается специальная компания, которая ограждена от любых других рисков, кроме риска того проекта, который обсуждают инвесторы. Это нормальная, экономически здоровая идея использования офшоров. Плюс это возможность для инвесторов не изучать страновые риски, связанные с инвестицией.

Если не очень опытный инвестор собирается вложиться в Россию, но при этом не знает нашего законодательства и рисков, ему бывает удобно создать компанию на Кипре и от ее имени осуществлять вложения. Ее инвестиции защищены в данном случае системой англосаксонского права. Это помогает привлечению инвестиций в страну, которые здесь работают и приносят здесь пользу.

Это потом уже офшоры обросли проблемами утечки капитала и ухода от налогов и терроризма.

У нас в стране был опыт создания оффшорных образований и они зарекомендовали себя отрицательно, поэтому если к этой теме возвращаться, нужно <...> помнить, что любые изъятия из налогообложения могут нарушить конкурентную среду. Когда мы сейчас говорим об определенных льготах для Забайкалья и Дальнего Востока, нужно помнить, что там какие-то проекты уже реализуются, люди уже вложились. Так что новый режим для новых [инвесторов] не должен быть дискриминационным для старых. Нельзя разрушать бизнес тех, кто уже им занимается.

В России единая нормальная система налогообложения существует, и она работает, на мой взгляд, гораздо более эффективно, чем офшорная добыча полезных ископаемых, которая существует в ряде стран. Но, может быть, после изучения сути вопроса о национальных офшорах и прочего мы начнем разделять удобство юрисдикции и экономическое содержание (налоги).

О будущем кипрского офшора:

Потанин считает, что говорить об этом пока рано, потому что проблемы не у офшоров, а у банков. Кроме того, есть смысл использовать Кипр с логистической точки зрения, но не хранить деньги в кипрских банках.

— У нас это всегда было разделено, но для тех, кто это по какому-то недоразумению объединял, это разделение станет очевидно. Это две большие разницы, как говорят в Одессе.

Григорий Березкин, владелец группы компаний ЕСН (№138 российского рейтинга миллиардеров, состояние $0,7 млрд):

— Сейчас интересный момент. Когда откроются кипрские банки, велика вероятность, что все инстинктивно оттуда дернут. Про внутренний офшор я говорить не готов, но понятно, что деньги с Кипра пойдут в основном в Россию. И мы должны быть готовы их принять. [Для этого нужно,] чтобы [в России] не было налога на депозиты и на недвижимость. Если деньги пойдут, то именно туда (в недвижимость и на депозиты. - Forbes)" .

Новости партнеров