Африканский карантин: чем грозит российскому бизнесу эпидемия лихорадки Эбола

Forbes
Галина Зинченко Forbes Contributor, Ксения Докукина Forbes Contributor, Елена Васильева Forbes Contributor
Фото Reuters
Лихорадка Эбола, от которой пока не существует вакцины, унесла 887 жизней в Западной Африке. Что грозит российским компаниям, владеющим активами в опасном регионе?

5 августа, после того как за два дня в Гвинее, Либерии, Сьерра-Леоне и Нигерии от лихорадки Эбола скончался 61 пациент (общее количество умерших приближается к тысяче) и заразились 163 человека, Всемирный банк заявил о намерении выделить $200 млн на чрезвычайную помощь африканским странам. Против лихорадки до сих пор не разработана вакцина, поэтому в 90% случаев заболевание приводит к летальному исходу. Вирус может стать причиной падения экономического роста Гвинеи — от 1% до 3,5%, посчитали во Всемирном банке и МВФ. В тот же день о временной отмене всех рейсов в Гвинею объявила авиакомпания "Эмирейтс".

Под угрозой может оказаться и бизнес российских компаний. В пораженных вирусом странах работает «Русал» Олега Дерипаски, «Лукойл» Вагита Алекперова и «Северсталь» Алексея Мордашова.

«Русал», который является одним из крупнейших работодателей Гвинеи (более 1800 сотрудников), с апреля начал эвакуацию иностранных сотрудников из Гвинеи, рассказал Forbes предприниматель, работавший в этой стране: «Как только все это началось, сказали: «уезжайте». Представитель «Русала» подтвердил Forbes, что семьи сотрудников-экспатов эвакуированы и находятся за пределами Гвинеи.

Эпидемия Эбола прямо и косвенно влияет на экономику в Гвинее, Либерии, Сьерра-Леоне и соседних с ними странах, сообщил Всемирный банк. «Если эвакуация квалифицированного персонала из числа экспатов продолжится, то в горнодобывающем секторе будет значительный спад производства», — прогнозирует международная организация.

Ситуация превратилась в рискованную буквально за несколько месяцев, рассказывает предприниматель, который вел бизнес в Гвинее. Первый заболевший, о котором появились сообщения в СМИ, находился в Кисидугу — удаленном горном районе на границе с Либерией, «туда и белых людей не пускают», вспоминает собеседник. Следующий — ближе к центральным районам, в населенном пункте Масента.

Болезнь пробиралась по стране, пока не обнаружился инфицированный в столице Конакри. «Это бедный западноафриканский город, в котором есть аккуратненький квартал с правительственными зданиями в центре, — описывает предприниматель. — Но за пределами квартала — антисанитарный ад, и если туда попадает больной, у которого инкубационной период три недели, — это страшно».

В конце апреля забили тревогу компании, ведущие в Гвинее бизнес.

Возможно инфицированные люди сбежали из карантина, организованного «Врачами без границ» в промышленном Боке. По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), к началу августа в Гвинее, Либерии и Сьерра-Леоне вирусом заразились 1603 человека и умерли 887 человек. На территории российского посольства в Гвинее был введен жесткий карантин.

Во всех трех странах пострадало сельское хозяйство, так как работники бежали из сельскохозяйственных районов в зараженных зонах, сообщает Всемирный банк. Также значительно снизилась международная торговля из-за закрытия сухопутных границ и ограничения полетов, в частности отмены рейсов некоторыми международными компаниями. Все это привело к снижению доходов компаний и уменьшению финансовых потоков. Некоторые проекты, связанные с иностранными рабочими и деловыми путешественниками, по данным Всемирного банка, даже сокращены в масштабе.

По словам представителя «Русала», добыча бокситов в Гвинее (а это более 40% от общего объема бокситов, добытых предприятиями компании), по-прежнему осуществляется в штатном режиме.

«С марта на всех предприятиях компании в Гвинее действует карантин, производится регулярное медицинское обследование сотрудников», – рассказал представитель алюминиевой компании. Он уточнил, что на данный момент ни одного случая заболевания на предприятиях «Русала» не выявлено. Кроме того, в качестве мер борьбы с эпидемий компания передала правительству Гвинеи лот медикаментов.

Металлургическая компания «Северсталь», в июле этого года получившая лицензию на добычу железной руды в Либерии, пока не ведет там операционной деятельности и не понесла урона от лихорадки, говорит ее представитель. «Наш штат сотрудников в Либерии минимальный, и все они здоровы, так что никакого урона лихорадка нам не принесла», — поясняет представитель «Северстали».

Во Фритауне (столице Сьерра-Леоне) находится представительство «Лукойла», рассказывает источник, близкий к компании. Здесь сейчас работает всего несколько человек — директор и административные сотрудники, продолжает он. Персонал компании работает в акватории других стран Западной Африки: заканчивает бурение в Гане, до конца года планируется начать бурение в Кот-д'Ивуаре. «Меры принимаются, исходя из общих рекомендаций местных органов здравоохранения», — говорит собеседник Forbes, не уточняя дополнительных деталей.

Но вирус Эбола распространяется быстрее, чем медики успевают взять под контроль очередную вспышку заболевания, признала глава ВОЗ Маргарет Чан 1 августа на саммите лидеров западноафриканских стран. Пока что организация не рекомендовала вводить ограничения на поездки или торговлю в отношении зараженных стран. Но некоторые авиаперевозчики — африканские ArikAir и ASKY и международный Emirates — уже прекратили туда полеты.

«Гвинея — страна, опасная с точки зрения всех инфекций, и [нет] никаких иллюзий по поводу помощи: человека, который нуждается в медицинском уходе, везут лечиться в соседнюю страну», — объясняет бизнесмен, имевший опыт работы там.

«Все инженерные кадры — это французы, итальянцы, русские — люди, не склонные рисковать. И может произойти серьезный отток».

Новости партнеров