Как отставной военный вернул к жизни производителя оружия Ruger | Forbes.ru
$59.16
69.51
ММВБ2151.52
BRENT64.29
RTS1145.70
GOLD1242.63

Как отставной военный вернул к жизни производителя оружия Ruger

читайте также
+92 просмотров за суткиИмперские амбиции. Ядерная сделка США с Ираном должна пройти по-хорошему или никак +31 просмотров за суткиКоллективное хозяйство. У «Куйбышевазота» нет контролирующего акционера, но есть главный +526 просмотров за суткиЗеленый сигнал. Семья из Красноярска строит одну из крупнейших в России сеть дискаунтеров «Светофор» +11 просмотров за суткиПлата за Uber. Консорциум во главе с SoftBank вложит в сервис $10 млрд +11 просмотров за суткиEn+ Олега Дерипаски оценили в $8 млрд. Стоит ли вкладываться в ее акции? +31 просмотров за суткиИмперия Cargill: как живут самые скрытные миллиардеры Америки +16 просмотров за сутки«Господи, благослови Milky Way»: о несладкой жизни основателей Mars +6 просмотров за суткиОбмануть США: как российские госкомпании купили софт Microsoft вопреки санкциям +29 просмотров за сутки10 крупнейших работодателей России среди частных компаний — 2017 Политика, деньги и стволы: как бойня в Лас-Вегасе скажется на оружейном рынке США +8 просмотров за суткиПреследование на блокчейне. Причины первого дела о мошенничестве при ICO +10 просмотров за суткиПрощай, отвертка: IKEA приобрела аналог Uber для сборки мебели на дому +8 просмотров за суткиСтремительное падение. Побег владельцев «ВИМ-Авиа», дело о мошенничестве и долги на 1,3 млрд +254 просмотров за суткиПод натиском госкомпаний. Forbes составил рейтинг крупнейших частных компаний России Секрет «Роста»: банк Шишханова вкладывал средства в проекты Михаила Гуцериева Пятьдесят оттенков «серого» импорта: почему бизнес остается в полутьме Трава у дома: какое будущее ждет рынок зеленых облигаций Энергетика Ковальчука: как миноритарии «Мосэнергосбыта» борются с «Интер РАО» +8 просмотров за суткиРегулятор рынка недвижимости: Шишханов отдаст ЦБ «Интеко» и А101 +10 просмотров за суткиМорской бой. Бывшие друзья, основатели крупнейшего рыбопромышленного холдинга делят бизнес Банки или стартапы: кто заработает на малом бизнесе

Как отставной военный вернул к жизни производителя оружия Ruger

Браун Абрам Forbes Contributor
фото REUTERS 2012
За 6 лет чистая прибыль компании выросла в 55 раз

Выстрелы пронзают осеннюю тишину Нью-Гемпшира. 55-летний генеральный директор Sturm, Ruger & Co Майк Файфер уверенно чувствует себя на стрелковом полигоне, где он обычно пристреливает новые пистолеты и ружья до начала их массового производства. «Именно с помощью этих новых изделий мы поднялись с нижних ступеней рейтингов и вернулись в промышленное производство оружия. — говорит Файфер. — Любой исполнительный директор должен в тонкостях знать продукты своего предприятия. К счастью для нас, пользоваться нашими изделиями легко, просто и приятно». Как и два других топ-менеджера Sturm, Ruger & Co, Файфер — бывший военный.

До прихода в Ruger у Файфера не было никакого опыта в производстве стрелкового оружия. Он работал в компаниях по выпуску водопроводного оборудования Mueller Industries и Watts Industries. Но Файфер как минимум умел обращаться с оружием. Он рос в семье военнослужащего, в детстве жил во Вьетнаме, потом — на Ближнем Востоке, затем семья окончательно переселилась в Испанию. Файфер окончил Военно-морскую академию («Это был мой протест, я пошел во флот, а не в армию»), служил в стрелковом отделении, а затем стал младшим офицером на подводной лодке. Бизнесмен любит хвастать, что ему доводилось стрелять калибром покрупнее, чем кому-либо еще в оружейном бизнесе, — он запустил две межконтинентальные баллистические ракеты на учениях во время своей службы в Карибском море.

Основанная в 1949 году Александром Маккормиком Штурмом и Уильямом Ругером, оружейная фирма была названа их именами (Sturm, Ruger & Co). Фирма сделала себе имя первым же изделием — пистолет 22-го калибра имел большой коммерческий успех. Но один из основателей компании, Штурм, умер уже в 1951 году. Его партнер Билл Ругер был известен своим неприятием исследований рынка. Он делал пистолеты и ружья, из которых сам хотел стрелять, и лично следил за каждым конструктивным элементом пистолетов и ружей: «Если лично мне действительно нравится это оружие, то я уверен, что большому количеству людей оно тоже понравится». Такой подход оправдывал себя. Кроме того, Ругер понимал, что средний охотник или турист не покупает новое оружие каждый год, но многие из таких людей — коллекционеры. Поэтому каждый год Ruger предлагала по 4-5 новых моделей.

Но к 2000 году, когда старший Ругер ушел на пенсию в возрасте 84 лет и передал свой бизнес сыну — Биллу Ругеру-младшему, фирма была на спаде. Модели оружия устарели, линия сборки напоминала производство в странах третьего мира, а склады затоваривались. Младший Ругер не очень интересовался делами фирмы. Бизнес сократился еще больше, когда власти попытались привлечь оружейников к ответственности за рост вооруженных нападений на улицах. Файфер замечает: «Удивительно, что фирма вообще выжила».

Как только Файфер пришел на завод в Ньюпорте (штат Нью-Гэмпшир), он понял, что компания срочно нуждается в переоборудовании литейного производства, а также в обновлении продуктовой линейки. «У нас больше не было Билла Ругера-старшего — нашего гения, — рассказывает Файфер. — Поэтому я сделал самое простое — вышел из офиса и стал спрашивать всех подряд об оружии».

Представители компании ездили по оружейным выставкам, стараясь связать разработчиков оружия с его покупателями. Сам Файфер в первый год работы в Ruger большую часть выходных провел за прилавками оружейных магазинов, разъезжая по стране и расспрашивая покупателей, чего они хотят. При этом он не навязывал пистолеты Ruger тем, кто нацелился на Glock, однако засыпал их вопросами: «Я хотел знать: почему этот пистолет? Что привлекательного в этом оружии? Что подтолкнуло их выбрать именно эту модель?». Файфер узнал, что покупателям нравится оружие его фирмы, но в продаже давно не появляются новые интересные модели Ruger. К тому же компания не воспользовалась высоким спросом на маленькие пистолеты, предназначенные для скрытого ношения.

Первым делом Файфер пересмотрел организацию производства. Теперь каждый пистолет или ружье изготавливается от начала до конца одной командой в одном месте, а не перемещается на конвейере по всему этажу фабрики, как это было раньше. Время, которое работник тратит на каждое изделие, выверено до секунды. Кроме того, бизнесмен обновил систему поощрения сотрудников. Сначала все работники были переведены на почасовую оплату, а затем на режим зависимости зарплаты от прибыли компании. Это было сделано для того, чтобы работники понимали, что качество и продажи продукта зависят от каждого члена команды.

Среди бестселлеров фирмы Ruger теперь компактные пистолеты, на них приходится 17% выручки. Они идеально отвечают современному увлечению оружием скрытого ношения и имеют рекордные показатели по количеству женщин-владелиц. Ruger также создает продуктовые линейки, привлекательные для отставных военных. Пример: SR-556, устрашающего вида ружье, которое внешне напоминает оружие пехоты. Правда, это оружие и очень похоже на то, что присутствует в компьютерной игре Call of Duty: его дизайн скорее привлечет подростка, чем охотничье ружье его деда.

С момента прихода Файфера в компанию в конце 2006 года, цена акции Ruger увеличилась в 6 раз и превысила $49. За последние 12 месяцев Ruger получила $55 млн чистой прибыли при $406 млн выручки (шесть лет назад суммы были существенно меньше — $1 млн и $168 млн).

Ruger удачно воспользовалась оружейным бумом. Количество огнестрельного оружия в личной собственности с каждым годом увеличивается и достигло наивысшего показателя за последние 20 лет. За год американцы покупают оружия и боеприпасов на $4 млрд. Такой спрос мог быть вызван случаями стрельбы по мирным гражданам, как в инцидентах в городах Аврора (Колорадо) и Оук Крик (Висконсин), а также опасением по поводу решимости президента Обамы усилить контроль над оружием у населения. По самым скромным подсчетам, Америка имеет 300 млн единиц стрелкового оружия в личном пользовании граждан — больше всех в мире.

Тем временем на полигоне Файфер заряжает пять больших, с мизинец размером, патронов в ружье SR-556. Он прицеливается и стреляет, заставляя жестяную мишень бешено болтаться в деревянной раме. Осмотр мишени показывает: Файфер промазал всего один раз.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться