Почему Exxon и Россия нашли друг друга

Ирина Малкова Forbes Contributor
фото legion-media.ru
Крупнейшая частная нефтяная корпорация в мире ExxonMobil не побоялась вступить в новые масштабные проекты в России. Почему?

У американского гиганта ExxonMobil славная история — это прямой потомок основанной более 140 лет назад Джоном Рокфеллером корпорации Standard Oil. На ее топливе в 1903 году братья Райт впервые подняли в воздух аппарат тяжелее воздуха, а еще через полвека совершил первый трансатлантический перелет Boeing 707 авиакомпании Pan American Airways. И даже в России у Exxon есть свой мировой рекорд: в январе 2011 года ее «дочка» Exxon Neftegas Limited пробурила на Сахалине самую протяженную в мире скважину — глубиной более 12 000 м.

Теперь у Exxon есть шанс повторить свой рекорд в Черном и Карском морях. Вчера в присутствии Владимира Путина американская корпорация подписала соглашение с государственной «Роснефтью» о создании совместных предприятий для начала работы в акваториях обоих морей (доля «Роснефти» в проектах составит 66,7%, Exxon — 33,3%). В обмен «Роснефть» получит по 30% в ряде проектов Exxon в Мексиканском заливе, Западном Техасе и Канаде (подробности станут известны в среду вечером после телеконференции компаний для инвесторов).

Для российских властей подписанные документы — повод объявить о том, что наш инвестиционный климат не безнадежен.

Хотя весь опыт работы иностранцев на российском шельфе говорит об обратном: самый громкий скандал, когда в 2006 году «Газпром» с помощью Росприроднадзора фактически выжил иностранцев (Shell, Mitsui и Mitsubishi) из проекта «Сахалин-2», обошел Exxon стороной. Но и у нее были резоны серьезно задуматься над перспективой новых инвестиций в России.

В 1993 году консорциум с участием Exxon выиграл конкурс на право освоения трех блоков «Сахалина-3» и даже успел вложить в разведку этих участков около $65 млн, но лицензий так и не получил. Уже шестой год Exxon не может договориться с «Газпромом» и по поводу газовой фазы проекта «Сахалин-1» (его оператор — «дочка» Exxon).

Наконец, каждый год Exxon ведет позиционные бои с российскими чиновниками при утверждении годовой сметы того же «Сахалина-1». Пару лет назад в ходе очередных затяжных переговоров компания даже приостановила на несколько месяцев работы по проекту. Государство в ответ обвиняло Exxon в неэффективном управлении, призывало компанию вести себя скромнее, а в противном случае грозилось сменить оператора. Справедливости ради надо сказать, что бюджет «Сахалина-1» действительно рекордный для российской «нефтянки»: в 2010 году Exxon попросила оценить его в $95 млрд против утвержденных в 2003 году $42,8 млрд.

Но, в сущности, какое все это имеет значение, если твоя философия — бурить скважины по всему миру и обеспечивать доходность месторождений на протяжении 40 лет? При таком подходе конкретно взятые исторические обстоятельства, особенности национальных экономик, харизматичность действующих руководителей и многое другое отходит на второй план. «Мы наблюдаем, как правительства приходят и уходят», — заметил однажды Ли Рэймонд, предшественник нынешнего руководителя Exxon Рекса Тиллерсона.

Венчурных регионов в нефтегазовой отрасли не так уж много, чтобы можно было пренебречь возможностью застолбить себе место на российском шельфе. Его запасы оцениваются в 100 млрд т в нефтяном эквиваленте (текущая добыча — около 17 млн т нефти в год, меньше 5% от общероссийской). Какая часть из них подтвердится — большой вопрос, но даже если небольшая, это стоит обещанных Exxon инвестиций. Пока компания обещала вложить в геологоразведку в Карском и Черном морях около $3,2 млрд (это меньше 1% от текущей капитализации ExxonMobil).

Exxon умеет работать на перспективу и блестяще научилась отстаивать свои интересы в собственной стране, где ее репутация очень неоднозначна. Вспомнить только аварию танкера компании «Эксон Вальдез», которая произошла 23 марта 1989 года у берегов Аляски: тогда по вине капитана судна (впоследствии выяснилось, что в тот вечер он был пьян) в море вылилось больше 40 млн л нефти, было загрязнено около 2000 км береговой линии. Первоначальный размер штрафов, предъявленных Exxon, превышал $5 млрд, но спустя годы судебных разбирательств компании удалось скостить их в несколько раз.

Еще Eххоn известна вечным противостоянием с экологами, которые обвиняли компанию в оплате исследований, опровергающих теорию глобального потепления. Сейчас Exxon активно спонсирует республиканцев, благодаря которым ей удается успешно блокировать инициативы администрации президента Барака Обамы по увеличению налоговой нагрузки на отрасль. К слову о налогах — подписанию соглашений Exxon с «Роснефтью» предшествовало правительственное совещание у Путина, на котором российский премьер пообещал серьезные налоговые льготы для шельфа — отмену экспортной пошлины и снижение НДПИ. Российским компаниям, включая «Роснефть», просить у правительства таких милостей для своих проектов в новых регионах (той же Восточной Сибири) приходилось годами. Так что, возможно, мы друг друга стоим?

Новости партнеров