Совладелец «Миэль» Григорий Куликов: «Это клиентский рэкет» | Forbes.ru
$59.35
69.63
ММВБ2130.39
BRENT62.17
RTS1128.72
GOLD1277.25

Совладелец «Миэль» Григорий Куликов: «Это клиентский рэкет»

читайте также
Вышел январский номер Forbes +2 просмотров за суткиВсе о технологиях продления жизни — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad +1 просмотров за суткиВышел декабрьский номер Forbes Все об Алексее Улюкаеве — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad +1 просмотров за суткиСергей Романчук: "Если вы не знаете, откуда изымается прибыль, то, скорее всего, ее делают на вас" +1 просмотров за суткиЖизнь после «Копейки». Александр Самонов возвращается в ритейл Все о выборах президента в США — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad Все о проблемных банках — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad Вышел ноябрьский номер Forbes Все о бриллиантах — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad Все о роботах — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad Экс-сенатор Лебедев продолжит судиться с Вексельбергом и Блаватником за $2 млрд Советы для инвесторов — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad Лекция Ольги Кузиной «Методом проб и ошибок: финансовые стратегии населения в 1991-2016» Все о хоккее — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad Следственный комитет прекратил преследование Дмитрия Каменщика Как автодилеры справляются с кризисом Вышел октябрьский номер Forbes Все о выборах 2016 года — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad Скоростной режим: зачем американский миллиардер купил «Формулу-1» +3 просмотров за суткиСостав для энергетика: выходцы из РАО ЕЭС чаще других привлекают внимание силовиков

Совладелец «Миэль» Григорий Куликов: «Это клиентский рэкет»

Илья Жегулев Forbes Contributor
Григорий Куликов фото ИТАР-ТАСС
Интервью с находящимся в Латвии Григорием Куликовым — совладелец группы компаний «Миэль» уже на следующей неделе обещает вернуться в Москву и отбиться от претензий влиятельных инвесторов недостроенного жилья в Барвихе

В четверг в нескольких офисах компании ЗАО «Миэль-Недвижимость» были проведены обыски в рамках расследования дела, инициированного, как уточнила полиция, «по заявлению ряда граждан». Статья 159 УК РФ (мошенничество) предполагает наказание вплоть до 10 лет лишения свободы. Сам владелец компании Григорий Куликов накануне проведения следственных действий выехал вместе с семьей в Латвию.

Дело связано с продажей коттеджей в подмосковном поселке «Барвиха-Village». Мнение Бориса Андреева, признанного одним из потерпевших по делу, в пятницу было опубликовано в газете «Коммерсантъ». Forbes удалось взять интервью у совладельца «Миэль» Григория Куликова. 

— Со стороны акция с обыском сразу в нескольких офисах компании выглядела показательной. Существует ли в этой ситуации «заказ» от конкурентов или эти покупатели действительно оказались с большими связями?

— Здесь ситуация совершенно очевидна. Это действительно три инвестора поселка «Барвиха-Village». С их стороны поступали откровенные угрозы привлечь прессу, правоохранительные органы и т. д. Это впрямую произносилось и проговаривалось. Один из них — господин Андреев — сам возглавил микрогруппу недовольных инвесторов, которые решили действовать такими методами. В моем же понимании, тут предмет исключительно гражданско-правовой сферы. Никакой иной сферы здесь нет. К сожалению, такая ситуация часто случается и в Москве и по всей России. Ну, бывает, случается такое. Компания всегда занимала конструктивную позицию по отношению ко всем клиентам. Но когда одни клиенты в ущерб другим пытаются решить вопросы с использованием каких угодно методов — на мой взгляд, это не очень правильно. Г-н Андреев приобретал недвижимость, которую строила компании «Миэль», в четырех проектах. Это инвестор, который когда-то давно установил позитивные деловые связи с менеджментом компании и участвовал в качестве инвестора во многих проектах. Это не несчастный обманутый дольщик, которому негде жить.

— То что ваши оппоненты не бедные люди — это можно понять по стоимости жилья.

— Люди не бедные и, к сожалению, предпринимают действия совершенно недопустимые. Вот факты. В феврале текущего года стали поступать угрозы ряду сотрудников компании, которые в свое время контактировали с г-ном Андреевым. В начале марта был зверски избит генеральный директор компании «Миэль-Инвестиции в загородную недвижимость» (МИЗН). Это человек, который приступил к исполнению обязанностей ровно год назад, с 1 июня прошлого года, и никакого отношения к событиям, происходящим до 1 июня, не имел и иметь не мог.  По этим фактам еще в марте были возбуждены уголовные дела.

— А угрозы расправы поступали от неизвестных лиц? Или от Андреева?

— Завуалированные угрозы поступали от Андреева и двух его коллег, а прямые угрозы от «неизвестных лиц». Факт избиения зафиксирован. Это произошло в ночь с 6 на 7 марта. В результате гендиректор  весь март находился в больнице, у него был осколчатый перелом пальца, рваные раны на голове — ему наложено полтора десятка швов — и так далее.

— Как говорится в заявлении Андреева (об этом пишет газета «Коммерсантъ»), еще в марте 2007 года он перечислил «Миэль-Инвестиции в загородную недвижимость» $1,29 млн за два дома в поселке «Барвиха-Village». Обязательства по передаче ему готовых домов до июля 2009 года взяла на себя другая структура холдинга — ЗАО «Барвиха-Вилладж». Еще $629 000 за участки покупатель выплатил ООО «ГрандИнвест». Как следует из заявления, осенью 2011 года, когда были инициированы дела по банкротству компаний, входящих в «Миэль», инвесторы поселка узнали, что ЗАО «Барвиха-Вилладж» в мае 2007 года получило кредит в Росбанке на $20 млн под залог уже проданных участков в поселке. Ни земля, ни деньги инвесторам «Барвиха-Вилладж» до сих пор не возвращены, утверждается в заявлении.

— Во-первых, ни с одним инвестором этого поселка мы не подписывали договоров купли-продажи земельных участков. Скажу почему. На тот момент, да и на сегодня, эти земельные участки не были размежеваны. Этот единый земельный участок для всего поселка разделен на три части. То есть домов 100, а земельных участков по кадастру 3. И ни с одним инвестором никаких договоров мы не подписывали. Поэтому все измышления на тему "нам продали земельный участок, который потом заложили" — вранье. Мы никаких земельных участков не продавали.

— А $629 000, которые, как говорит Андреев, он заплатил за участок, их не было?

— Это не соответствует действительности.

— То есть он вообще ничего не платил?

— Платил, конечно. Все, средства, которые он вносил в компанию, отражены в документах компании, все эти документы были предоставлены, куда положено, по всем вопросам.

— А компания «ГрандИнвест», которой он, по его словам, заплатил эти деньги? Они с вами связаны?

— Никоим образом. Это компания, название которой я впервые услышал от Андреева. К сожалению, мошенничества случаются. В том числе злоупотребления бывают как со стороны клиентов, так и со стороны сотрудников уважаемых компаний. Такое бывает. Я это знаю и по собственному опыту, и по опыту коллег. Иногда бывает и такое, что сотрудник компании в помещении компании дает клиентам какие-то левые документы, и взрослые люди, достаточно обеспеченные и, казалось бы, достаточно умные, непонятно по какой причине либо этому сотруднику делают какие-то платежи на какие-то компании, либо, может быть, отдают какие-то деньги. К сожалению, в нашей истории был такой случай несколько лет назад, когда один из менеджеров другого нашего подразделения совершал такие действия. Причем вел переговоры с клиентами в помещении компании, предлагал клиентам объекты компании, а средства просил перечислить на подставную фирму. Это дело было расследовано, человек объявлен в розыск, найден и в настоящий момент отбывает наказание по вступившему в силу приговору суда. Что тут можно прокомментировать? Если потенциальный покупатель приходит в компанию и ему кто-то предлагает что-то непонятное, то надо с подозрением к этому относиться.

— Вы имеете в виду бывшего гендиректора «Миэль-недвижимость» Савелия Орбанта, который сейчас в Израиле?

— Я точно понимаю, что Орбант лично от клиентов деньги не принимал. Он был тогда гендиректором и управляющим партнером и безусловно руководил всей работой компании «Миэль-Инвестиции в загородную недвижимость». Он был отстранен от должности летом 2008 года.

 Андреев говорит, что лично Орбант просил его внести наличные за участок, объясняя, что «ни одно строительство не обходится без черной кассы»

— Говорить можно все что угодно. Но вот швы на голове нынешнего генерального директора — их видно, и они зафиксированы. И уголовное дело возбуждено.

— Когда вы говорите, что есть менеджеры, которые заключают за вашей спиной сомнительные сделки, я понимаю, что вы кого-то конкретного имеете в виду. Или вы гипотетически предполагаете?

— Это я гипотетически предполагаю. К сожалению, и в этом бизнесе, и во многих других существуют нечистые на руку сотрудники. Это не всегда становится известно сразу, во многих случаях бывает, что такие вещи вскрываются либо случайно, либо когда возникают для этого поводы.

— А сам Андреев на вас выходил и что-то рассказывал про менеджеров? Если это был не Орбант, то кто, кого называл Андреев?

— С Андреевым я познакомился только в конце прошлого года по его инициативе. Спустя несколько лет после того, как он заключил договор инвестирования на объекты в «Барвиха-Village». Тогда он взаимодействовал с соответствующими менеджерами компании.

— Может, вы ему платили долю в проектах как чиновнику?

— Нет. Однозначно нет. К вопросам такого рода Андреев точно не имеет отношения. И мы тоже.

— Когда начались проблемы с покупателями домов? После инициации банкротства МИЗН Росбанком?

— Стройка замерла где-то к лету 2009 года. По банальной причине — из-за развития кризисных явлений. В дальнейшем со всеми  банками-кредиторами мы договорились: либо реструктурировали долги, либо их погасили, либо рассчитались какими-то активами. К сожалению, единственный кредитор, с которым на данный момент договориться не удалось, — это Росбанк.

— Почему он решил довести ситуацию до банкротства?

— Это длинный разговор и длинная история. Я бы назвал основной причиной нежелание московского менеджмента банка, принадлежащего французской группе, принимать какие-то значимые решения и исполнять ранее принятые решения собственного кредитного комитета. Поясню: еще в 2008 году Росбанк принял решение о дополнительном финансировании строительства поселка в размере $10 млн. И этих средств было бы вполне достаточно для продолжения строительства и успешной реализации проекта. С 2009 года Росбанк отказался от этого финансирования, чем, к сожалению, и завел ситуацию в тупик. «Миэль» предпринимал и предпринимает значительные усилия по урегулированию этого вопроса, в том числе и вложением дополнительных средств в проект. Во всех иных случаях, в том числе, кстати, и с зарубежными акционерами, удалось договориться. Это потребовало времени,  тем не менее мы договорились и договорились эффективно. Есть много других историй, где все вопросы мы решили. К сожалению, в Росбанке не нашлось ответственных менеджеров, которые могли бы принять хоть какое-либо эффективное решение.

— При банкротстве они мало приобретут?

— Больше всего потеряют. От этого потеряют все. Но интересы наших клиентов мы защитим. Мы действительно искренне стараемся эту ситуацию разрешить. И с большим количеством клиентов мы уже договорились.

— Заявители говорят, что у них нет иного выхода, как подавать заявление: если процедура банкротства дойдет до финала, они получат, в лучшем случае, за участок и дом 1 млн рублей.

— Это неправда. Многим клиентам мы предоставили другие объекты. Эти сделки есть, по сути, они публичны, просто не могу называть имена клиентов. Мы меняли права требования к компании «Барвиха-Вилладж» на другие объекты. Это не Барвиха была, а что-то другое, но это индивидуальный вопрос, я не готов углубляться в подробности.

— Предложения соответствовали заложенным инвесторами суммам?

— Разумеется. Если люди подписывали какие-то соглашения, значит это условия, которые их устраивали. И, конечно, речь шла не о миллионе рублей, а о полноценной компенсации

— Каким вы видите самый худший сценарий развития событий, при котором процедура банкротства доходит до  логического финала и имущество компании распродается: действительно ли клиенты получат копейки тогда?

— Нет, это не так. Я это неоднократно объяснял Андрееву, пока мы вели переговоры, это было до середины зимы. Компания, безусловно, исполнит свои обязательства перед всеми клиентами. Просто Андреев требовал вернуть деньги немедленно или, например, отдать мой личный дом. А это уже называется, как и действия в отношение менеджеров компании, немножко по-другому. Просто клиентский рэкет.

— В деле 5 потерпевших. Кто эти люди? И что с остальными? Они не против того, что дом и земля под риском? Каким образом вы с ними договорились? Вы со всеми решили проблемы?

— Мы договорились с подавляющим большинством.

— Потерпевших все-таки пять?

— Из активных мне известны трое во главе с г-ном Андреевым.

— Вы говорили, что это дело не имеет уголовной составляющей. Есть ли иск от ваших оппонентов в порядке гражданского судопроизводства или только уголовное дело?

— Нет. Они пошли другим путем — путем силового давления, физического насилия и угроз.

— А с остальными домами Андреева в проектах «Миэля» все в порядке?

— Да, у него есть несколько давным-давно построенных домов, которые он успешно проинвестировал. Где-то он сам живет, где-то его родственники, какие-то он продал и на этом прилично заработал.

— То есть Андреев один из ваших крупнейших клиентов?

— Крупнейшим я бы его не назвал, но постоянным — да.

— Потерпевший Андреев говорит о деньгах, заплаченных за строительство домов. Дома-то эти построены? То есть все они в них живут и сейчас просто стали бояться, что могут отнять под ними землю? В чем проблема?

— Если говорить конкретно о двух домах Андреева в поселке «Барвиха-Village», то они построены на 90%. Поселок состоит из 100 домов, треть построена, остальные в разной степени готовности. Стройка заморожена.

— Сами дома, которые построены и которые нет, находятся на балансе «Барвиха-Вилладж» или какие-то в собственности?

— Нет, все находятся на балансе «Барвиха-Вилладж» как объекты незавершенного строительства. Ни один пока не построен на 100%.

— Почему вы не проинформировали ваших клиентов о том, что земля еще в мае 2007 года была заложена под кредит в Росбанке? Или они были в курсе?

— Здесь ситуация такая: во-первых, у нас нет ни обязательства информировать клиентов о том, каким образом мы привлекаем финансирование, ни возможности этот факт скрывать. Конкретно Андреев подписывал договоры инвестирования строительства до того, как земля была заложена. Но никаких ограничений на эту тему, никаких оговорок не существует. На период строительства это частая практика любых девелоперов. Очень многие проекты ведутся именно таким образом. Закладываются какие-то активы, где-то это бывает земля, и ведется строительство, по факту продажи и реализации объектов погашаются кредиты банку и выводится из-под залога имущество.

— Но если сейчас объекты стоят на заложенной земле, на них может претендовать тот же Росбанк?

— Может. Но не получится.

— Вы действительно скрываетесь в Латвии и выехали туда с семьей перед обысками?

— 31 мая я собирался выехать в командировку в Латвию, и поездка была запланирована несколько месяцев назад. У нас там проект крупнейшего в Латвии курортного комплекса, который мы в конце прошлого года достроили, а сейчас ведем отделочные работы, — там есть конкретные вопросы, которыми я занимаюсь. Это обычная практика, я регулярно здесь бываю. Вся информация о том, что «спешно вместе с семьей» покинул Россию, неверна. Это была запланированная поездка, дети отучились, и каждое лето я вывожу их на Рижское взморье. Все как всегда. Это просто какой то фарс, заказуха как она есть.

 А вы были в курсе, что будут обыски?

— Конечно, нет. Меня приглашали для дачи показаний в период проверки, я все объяснения дал, на этом тема в моем понимании должна была закончиться. Это было в феврале. В феврале начались угрозы сотрудникам компании. В начале марта избили генерального директора.

— Когда вас ждать в Москве?

— На следующей неделе.

— Не боитесь, что дело коснется лично вас и дойдет до уголовного преследования вас как собственника?

— Посмотрим на развитие ситуации.

— Какими будут ваши действия? Что теперь?

— Во-первых, мы со всеми клиентами, кроме троих занявших определенную деструктивную позицию, находимся в конструктивном диалоге, и со многими из них подписаны соглашения. Если говорить про Росбанк, то мы идем по процедуре, и в рамках этой процедуры поселок в итоге будет построен, и все клиенты получат все, что им причитается. Более того, поселок может быть достроен с приличной прибылью. Просто для этого надо выйти из тупика, в который загнал ситуацию Росбанк. Для этого требуются время и средства. Это мы неоднократно объясняли клиентам.

— Андреев требует $2 млн — в 10 раз меньше, чем Росбанк. Не легче рассчитаться с ним и закрыть тему?

— Если бы можно было единовременно всем клиентам отдать какие-то средства! Но это не всегда так получается. Более того, если бы эти средства были свободными, то, наверное, мы бы начали с Росбанка и достроили поселок. Но не всегда хватает свободных средств. К сожалению такой возможности — единовременно всем все выдать — у нас нет. У нас существуют различного рода активы в разной стадии завершения, у нас есть активно ведущиеся проекты, и постепенно мы можем решить этот вопрос. Холдинг в целом находится в твердом хорошем финансовом состоянии. О том, что одно из многих бизнес-подразделений имеет один кризисный проект по причине невозможности эффективно договорится с его кредитором, мы очень сожалеем. И работу по этому проекту обязательно доведем до успешного завершения.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться