Почему богатейший человек Австралии не хочет отдавать свой бизнес детям | Forbes.ru
сюжеты
$58.61
69.19
ММВБ2134.58
BRENT63.44
RTS1147.91
GOLD1263.05

Почему богатейший человек Австралии не хочет отдавать свой бизнес детям

читайте также
+349 просмотров за суткиМиллиардер Артур Бланк рассказал, как умение слышать других помогает разбогатеть +230 просмотров за суткиГолубь, домик для Барби и красный велосипед. Что участники списка Forbes получали на Рождество +488 просмотров за суткиПрезидент-миллиардер. Себастьян Пиньера второй раз победил на выборах в Чили +3921 просмотров за сутки15 друзей Березовского: от Авена до Зыгаря +2121 просмотров за суткиМарк Цукерберг рассказал о «магии технологий» в борьбе с болезнями +6188 просмотров за суткиForbes Special Dinner по случаю выхода книги Петра Авена «Время Березовского» +1468 просмотров за суткиУ миллиардера Михаила Прохорова могли зависнуть деньги на Кипре +296 просмотров за суткиМиллиардер Керимов вложился в акции Snapchat до выхода компании на IPO +317 просмотров за суткиМиллиардер Усманов продает доли в СТС и «Муз-ТВ» +108 просмотров за суткиСтруктура Абрамовича и Абрамова купила 24,5% акций «Трансконтейнера» +175 просмотров за суткиАмериканский нефтяник Бун Пикенс рассказал, как не потерять оптимизм в 89 лет +397 просмотров за суткиОсобый подозреваемый. Генпрокурор Чайка хочет забрать дело миллиардера Керимова +93 просмотров за суткиТайна «Спасителя». Кто купил полотно да Винчи у миллиардера Рыболовлева за $450 млн +2324 просмотров за сутки«Цифровое золото»: Павел Дуров заработал на биткоинах больше $30 млн +1057 просмотров за суткиПодарок миллиардеру. Рыболовлев начинает стройку на острове Скорпиос +47 просмотров за суткиКина не будет: Александр Мамут не успевает в срок отремонтировать кинотеатр «Художественный» +201 просмотров за суткиМиллиардер Рональд Перельман рассказал, как обогнать конкурентов +107 просмотров за суткиБитва на Пресне: экс-глава ВЭБа судится с Олегом Дерипаской из-за Трехгорной мануфактуры +143 просмотров за суткиСоучредитель Facebook стал самым богатым человеком Сингапура +38 просмотров за суткиИстория Брэда Парскаля, который помог Дональду Трампу выиграть выборы +42 просмотров за суткиПражский торт: семья Бажаевых — крупный девелопер в Чехии

Почему богатейший человек Австралии не хочет отдавать свой бизнес детям

Джорджина Райнхарт фото Fotobank / Getty Images
Джина Райнхарт (состояние — $18 млрд) судится с собственными детьми, пытаясь не допустить их к управлению компанией

Ноябрь 1952 года. Безлюдные гористые пространства региона Пилбара на северо-западе Австралии. Пилот маленького самолета Auster Лэнг Хэнкок понимает, что его с женой на привычном пути от их поместья на юг, в столицу штата город Перт, настиг сильный шторм. Вокруг бушует ветер, и Хэнкоку приходится снижаться, чтобы уйти от бури. Самолет летит вдоль русла реки Тернер. Вдруг Хэнкоку, австралийскому помещику, который с детства мечтал быть старателем, кажется, что прибрежные скалы имеют какой-то необычный цвет. Через несколько дней он возвращается сюда и берет пробы, не веря своему счастью.

Так, случайно сын не самого богатого австралийского землевладельца Лэнгли Хэнкок открыл одно из крупнейших в мире месторождений железных руд. Его разведанные запасы превышают 3 млрд т; для сравнения: запасы крупнейшего российского «Стойленского ГОКа» — 5,5 млрд, при этом содержание железа в российской руде в разы меньше. Хэнкок добился лицензии на разработку и арендовал 500 кв. км Пилбары, сказочно разбогател и стал влиятельнейшим бизнесменом Австралии.

В день знаменательного полета Хэнкоку было 43 года. Его жену, с которой он прожил 35 лет до самой ее смерти, звали Хоуп (Надежда), и в ее честь первая и крупнейшая из шахт компании Hancock Prospecting называется Hope Downs. В 1954 году у Лэнга и Хоуп Хэнкоков родилась дочь Джорджина, дома ее называли Джиной. Сегодня она самый богатый человек Австралии (состояние — $18 млрд, по оценке Forbes) и одна из самых богатых женщин мира. Дважды бывшая замужем Джина Райнхарт судится с собственными детьми, пытаясь не допустить внуков Лэнга Хэнкока к управлению компанией. Как разорвались крепкие семейные узы?

Совершеннолетие в 80 лет. Джина Райнхарт, могучая полная шатенка с мягким голосом и стремительными движениями, не очень популярна в Австралии. Она нечасто дает интервью и выступает публично, но на YouTube выложен ролик ее десятиминутного обращения к членам Сиднейского горнорудного клуба. «Несмотря на то что я имею много возможностей в условиях глобальной экономики инвестировать средства куда угодно, я предпочитаю создавать рабочие места в Австралии», — глядя в камеру, спокойно говорит Райнхарт. У ролика 63 000 просмотров, 65 человек поставили оценку «нравится», о том, что «не нравится», заявили 1500 человек. В своем обращении Райнхарт выражала опасения насчет конкурентоспособности австралийской экономики, ведь жители Африканского континента готовы работать за $2 в день. Позже премьер-министру Австралии Джулии Гиллард пришлось успокаивать избирателей, уверяя, что заставлять их работать за $2 в день никто не собирается.

Стоимость Hancock Prospecting, которой уже 20 лет после смерти Лэнга Хэнкока руководит Джина Райнхарт, превышает $10 млрд. Эта сумма складывается из доходов от добычи руды (под управлением и совместно с грандами индустрии вроде Rio Tinto) и отчислений роялти, которые выплачивают ей другие работающие на ее территории горнодобытчики. За последний год состояние Джины Райнхарт удвоилось за счет выгодной сделки: она продала южнокорейской корпорации Posco 15% шахты Roy Hill, которая только готовится к разработке. Исходя из этой сделки стоимость Roy Hill составляет $10 млрд, шахта считается личным проектом Джины Райнхарт, стартовавшим уже во время ее правления.

В 1990 году, за два года до смерти Лэнга Хэнкока, австралийская газета Business Review Weekly оценивала его состояние в $125 млн. Его дочь сумела стать богаче в 150 раз. Разрабатывая месторождения Пилбары, покупая разрезы в странах Азии и медиаактивы в родной Австралии, Райнхарт создавала свою империю. Еще при жизни Хэнкока она родила четверых детей: Джона и Бьянку от первого мужа, небогатого служащего одного из магазинов ее отца Грега Хейарда, и Хоуп и Джинию от американского юриста и налогового консультанта Фрэнка Райнхарта. В 1988 году Лэнг Хэнкок объявил свою волю: когда младшей из его внучек, Джинии, исполнится 25 лет, все внуки должны получить свою долю в семейном трасте Hope Margaret Hancock, который владеет 23,6% голосующих акций Hancock Prospectings. До тех пор единоличным управляющим траста назначалась их мать. Срок наступил 6 сентября 2011 года, однако Джина Райнхарт не спешила. Своим решением она перенесла дату закрытия траста на 2068 год, когда ее детям будет за 80.

Мать и дети. «Никто из них не имеет компетенций, знаний и опыта, необходимых для управления активами компании Hancock Prospectings» — так говорит о своих детях Джина Райнхарт, которая сама унаследовала состояние от богатого отца. У нее есть право так говорить: с восьми лет она бывала на совещаниях в кабинете Лэнга Хэнкока. Когда ей было 12, отец возил ее по шахтам, рассказывал о минералах. Позже Джина назовет его лучшим учителем, человеком, давшим ей образование. После школы она поступила на экономический факультет Сиднейского университета, но обнаружила, что там учат «не тому», и бросила вуз. Она стала ассистентом отца, помощницей во всем, например в его многочисленных поездках по стране. В самолете, на котором летал Хэнкок с партнерами, она выполняла функции стюардессы, на приисках была экскурсоводом для гостей. Бизнесмен гордо называл ее своей правой рукой. В 1975 году журналисты газеты Australian Women Weekly спросили у Джины, которой тогда едва исполнился 21 год, пугает ли ее перспектива принять на себя ответственность за компанию после ухода отца. «Пугала бы, если бы я не была к этому подготовлена», — ответила «принцесса Пилбары».

А что же ее собственные дети? Ни один из них не прошел подобную подготовку, хотя сама Джина вышла на работу ровно через две недели после рождения первенца Джона в 1976 году. Во втором браке Джина с мужем Фрэнком Райнхартом и детьми долго жила в Америке, и дети, конечно, не могли глубоко вникать в дела компании. Богатейший бизнесмен Австралии Джина Райнхарт утверждает, что ее дети выросли в сплошных праздных поездках и не способны к серьезному делу. Порой она издевательски рекомендует им, если счастье не улыбается, найти работу.

Первый серьезный конфликт между матерью и детьми произошел в 2003 году. Старший сын Джон Лэнгли Хейард начал рассылать письма юристам Джины и ей самой, жалуясь на то, что ему приходится ждать вступления в права наследства еще почти 10 лет. Джина отвечала резко, выполнять просьбы сына отказалась. Ему всю жизнь обещали, что он будет принимать серьезное участие в делах компании, рассказывал позже Джон журналистке Адели Фергюсон, которая написала книгу про Джину Райнхарт. Мать фотографировалась с сыном в интерьерах офиса Hancock Prospecting, но дальше членства в советах директоров не самых важных компаний дело не шло. В 2003 году, после того как мать выселила его из дома, Джон сменил фамилию своего отца Хейард на фамилию деда Хэнкок. Он фактически объявил матери войну, угрожая вынести конфликт на публику. Хэнкок нанял юристов, которые обвиняли Джину в невыдаче наследникам доходов от фонда и выводе из него активов. Матери пришлось договариваться: в апреле 2005-го она и Джон Хэнкок подписали соглашение. Hancock Prospecting обязалась выдать внуку своего основателя некоторую сумму наличными и выплачивать Джону Хэнкоку 115 000 австралийских долларов в год, если он устроится на работу, и 70 000 — если не устроится. Взамен от молодого человека требовалось только перестать жаловаться и не выносить сор из избы.

Но уже через пять месяцев после подписания мирового соглашения с матерью Хэнкок подал иск в Верховный суд Западной Австралии с требованием сместить Джину Райнхарт с должности распорядителя траста. Джине пришлось пойти на новые уступки. В 2007 году он подписала новое соглашение, в соответствии с которым Джон и его сестры станут получать по 25% прибыли шахты Hope Downs после сентября 2011 года. Джон Хэнкок получил MBA и сейчас возглавляет фирму по производству энергосберегающих строительных материалов. По данным СМИ, на жизнь своей семье с двумя детьми он в большей степени зарабатывает, играя на дневных изменениях курсов акций. Джон с семьей часто живут в Таиланде.

Его родная сестра Бьянка, старшая дочь Джины, одно время считалась почти официальной преемницей матери. Владелица Hancock Prospecting отправляла девушку в Пекин учиться китайскому языку — одним из важных источников доходов компании является экспорт угля в Китай. Джина ввела дочь в состав совета директоров Hancock Prospecting. Однако в 2009 году Бьянка решила отойти от дел и посвятить себя семье и воспитанию детей. Хоуп тоже рано вышла замуж. Сейчас официальной преемницей Джины Райнхарт считается ее младшая дочь Джиния. Она заняла место Бьянки в совете директоров, не имея никакого управленческого опыта. Джиния разъезжает на «роллс-ройсе» стоимостью больше миллиона австралийских долларов.

Интересно, что в прошлом дети Джины Райнхарт не были особо дружны между собой. Как часто бывает в богатых семьях, повзрослев, они жили в разных концах мира. «Они всегда смотрели на меня свысока», — говорил неугомонный Джон Хэнкок о своих сводных сестрах, Хоуп и Джинии, дочерях Фрэнка Райнхарта. Но погоня за деньгами объединяет — у Хоуп, по словам Джона, открылись глаза. Две старшие сестры и брат в сентябре 2011 года подали иск в суд Нового Южного Уэльса о смещении Джины Райнхарт с поста управляющего трастом и отмене ее решения об отсрочке его закрытия. Кроме того, они обвиняют мать в невыполнении соглашения 2007 года. В этом споре Джиния осталась на стороне матери, за что подвергается нападкам со стороны родственников. «Конечно, я не могу похвастаться, что в 25 лет езжу на «роллс-ройсе», — заявлял прессе Джон Хэнкок, — но в свои 36 я использую мои таланты для реализации нескольких очень интересных коммерческих проектов». Джиния уверена, что ее сестрами и братом «движет только алчность».

Твердость металла. А что же Джина? Верная себе, она приложила все усилия, чтобы избежать публичного процесса, однако ее предложение передать дело на рассмотрение медиаторам судья отклонил. Райнхарт рассылала детям письма, угрожая им банкротством в случае вступления в права наследства, ведь по законам Австралии каждый из них должен будет отдать $100 млн в виде налогов. Истцы в суде заявляли, что на них оказывалось финансовое, эмоциональное и юридическое давление — Джина пыталась заставить их отказаться от прав на траст. Сама Джина через юристов озвучила привычное предложение ежеквартальных выплат в обмен на отказ от прав. Похоже, что обе стороны доведены до точки кипения и судебные баталии будут очень бурными.

Есть ли у детей шансы на победу? Возможно, но им точно не стоит рассчитывать на то, что мать сдастся легко. Вот один пример. Джина Райнхарт в течение 14 лет в разных судах пыталась уличить свою мачеху, горничную-филиппинку, на которой после смерти Хоуп женился Лэнг Хэнкок, в том, что та ускорила его смерть. Тщательное расследование подтвердило, что Хэнкок умер от естественных причин, но денег на юристов Джина Райнхарт не жалела.

Столь же неуступчива она в политике. Как и Лэнг Хэнкок, Джина высказывалась за отделение богатой ресурсами Западной Австралии от основного государства. В 1930-е годы в штате был проведен референдум, и две трети жителей «австралийской Сибири» высказались за независимость и переход под суверенитет Великобритании. Затея не состоялась из-за отказа последней. Но тема нелюбви к Канберре, которая выкачивает из Западной Австралии деньги, не отдавая ничего взамен, часто звучит в выступлениях Джины Райнхарт.

Она ярый противник экологов и прочих зеленых. Она финансирует исследователей, которые разоблачают адептов концепции «глобального потепления». Джина активно борется и с социалистической идеей — в Австралии уже принят парламентом закон о налоге на добычу полезных ископаемых. Согласно ему, компании, которые добывают невозобновляемые природные ресурсы из недр материка, должны возвращать в бюджет 35% прибыли, если их оборот превышает $75 млн (средний бизнес не трогают). Аргументация правительства ясна: обороты австралийских добывающих компаний растут в разы быстрее, чем их арендные отчисления в бюджет. Многие считают, что Райнхарт купила газету и телеканал специально для того, чтобы бороться с этим нововведением. Джина Райнхарт крепко держит в руках созданный ее отцом и сохраненный ею бизнес и не желает делиться прибылью ни с наследниками, ни с государством.

Читать далее: спецпроект «Наследники»

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться