Создал ли Березовский пирамиду, угрожал ли ему Путин, как перехватили контроль в ОРТ

фото РИА Новости
В понедельник в Высоком суде Лондона допрашивали бывшего главу президентской администрации Александра Волошина

Неделя в Высоком суде Лондона началась с допроса бывшего главы кремлевской администрации Александра Волошина, выступающего в качестве свидетеля со стороны Романа Абрамовича. Адвокат Березовского Лоренс Рабиновитц поставил задачу доказать, что телекомпанию ОРТ (сегодня «Первый канал») Березовский продал Абрамовичу под давлением Кремля, а Волошина — выставить неблагодарным предателем.

В начале 1990-х Волошин руководил чековыми инвестфондами, принадлежавшими «ЛогоВАЗу», распространял акции связанного с именем опального олигарха альянса AVVA, который обещал построить завод для выпуска дешевого «народного автомобиля» и который называли пирамидой. Затем именно Березовский рекомендовал Волошина на его первую должность в администрацию президента. На суде Волошин признал, что дружит с Абрамовичем и обсуждал с ним в 2000 году принимавшиеся в Кремле решения об ОРТ и судьбу находившегося в СИЗО друга Березовского, первого зама гендиректора «Аэрофлота» Николая Глушкова. Так же как он ловил на противоречиях Абрамовича, Рабиновитц пытался припереть Волошина к стене записями из представленных суду его бизнес-дневников.

Неуправляемый Березовский

До сих пор из показаний Абрамовича было известно, что после передач ОРТ в августе 2000 года о трагической гибели подлодки «Курск» Березовский впал в немилость к президенту Путину. Чтобы добиться продажи канала, его, как утверждает Березовский, шантажировали. Сначала судьбой бывшего владельца НТВ Владимира Гусинского, затем посулами об освобождении от уголовной ответственности Глушкова. В августе 2000 года у Березовского, как он рассказывал суду, состоялись встречи сначала с Волошиным, который якобы угрожал, что олигарх «закончит так же, как Гусинский», а затем по просьбе Березовского его принял Путин, который якобы пригрозил, что Березовский «пойдет в тюрьму».

Абрамович встречался с Березовским, когда приезжал в свое шато на мысе Антиб на Лазурном берегу. Торг, как свидетельствует запись разговора Березовского, Патаркацишвили и Абрамовича в аэропорту Ле Бурже в декабре 2000 года, продолжался до начала зимы. Закончился он сделкой на $150 млн, которые, как настаивает адвокат Березовского, заплатил Абрамович с разрешения Путина. Однако канал, по словам Абрамовича, был ему не очень нужен. Поэтому, в частности, получив 49% ОРТ, он не стал назначать своих менеджеров в совет директоров, и места людей эмигрировавшего олигарха — дочери Березовского Екатерины, телеведущего Сергея Доренко, председателя правления Объединенного банка Руслана Фомичева, совладельца «ЛогоВАЗа» Юлия Дубова и Бадри Патаркацишвили — заняли чиновники, включая замглавы администрации президента Владислава Суркова.

Как комментировал в 2001 году один из близких к Березовскому людей, олигарх в изгнании «правильно сделал: продал «дохлую кошку» и получил деньги». Как выясняется, сегодня Березовский не считает, что сделал все «правильно» и требует с Абрамовича доплатить $5,5 млрд.

Отлучение от ОРТ

Прежде чем допрашивать Волошина о «деле ОРТ», адвокат Березовского решил услышать из уст бывшего главы президентской администрации сведения, которые бы представили его подзащитного в выгодном свете. Поэтому он напомнил о работе Волошина в AVVA и поинтересовался, участвовал ли тот в какой-нибудь незаконной деятельности и можно ли было называть AVVA «мошеннической пирамидой». Волошин объяснил, что «проект не был таким, хотя на эту тему было много статей, которые его уравнивали с подобными пирамидами». И Рабиновитц удовлетворенно перешел к событиям 2000 года, начав с «огосударствления» принадлежавшей Гусинскому телекомпании НТВ. Волошин «не помнит», чтобы какие-то соглашения о продаже медийных активов и об освобождении его от уголовного преследования подписывались с Гусинским в то время, когда олигарх находился в тюрьме. А когда Рабиновитц напоминает, что существование так называемого протокола № 6 от 20 июля 2000 года, подписанного и. о. министра печати Михаилом Лесиным, подтверждено решением Европейского суда по правам человека, бывший глава администрации утверждает, что не видел документа, поскольку работал в Кремле, а не в правительстве. Лесин одобрил документ, считает Волошин, но сделкой называть это нельзя. Тем более что, уехав за границу, Гусинский отказался выполнять его условия.

Недовольство обоими телеканалами, НТВ и ОРТ, возникло у президента Путина после гибели подлодки «Курск» в августе 2000 года. Как сообщала Financial Times, он публично объявил о своем неодобрении и информационной политикой каналов, и контролировавших их олигархов. Вскоре по предложению Волошина состоялась его встреча с Березовским, на которой тому было указано, что его управление каналом должно прекратиться. Тем не менее Волошин уверяет, что не помнит, говорили ли они на той встрече о Гусинском, но об акциях Березовского речи вообще не было. «Целью встречи было проинформировать Березовского о том, что концерт закончен, — объясняет он. — Ни о каких акциях речи не шло».

После этого по просьбе Березовского состоялась еще и его пятиминутная встреча с президентом Путиным, на которой «эмоции [Березовского] были высоки, но ни «Курск», ни положение Гусинского якобы не обсуждались. Никаких угроз, вопреки заявлениям Березовского, не было. Путин-де просто подтвердил, что Березовский больше не может влиять на ОРТ.

Березовский, утверждает Волошин, и раньше мог только неформально влиять на журналистов и руководство компании. После этих встреч Волошин просто сказал Константину Эрнсту, назначенному еще при Березовском гендиректором ОРТ (сейчас гендиректор «Первого канала»), что «он впредь свободен от любого влияния Березовского». По словам Волошина, и Эрнст, и журналисты, которым Березовский давал указания, что говорить и что показывать, были счастливы. А передача Доренко была просто закрыта.

Волошин подтвердил, что, хотя обычно не обсуждал с Абрамовичем «правительственные дела» (так сформулировал адвокат), но об этих встречах рассказал. Почему? Потому что у него были дружеские отношения с Абрамовичем, а у того были деловые отношения с Березовским. О дальнейших встречах Абрамовича с Березовским глава администрации не знал и поручений передать опальному олигарху недовольство Кремля не давал. А вот разговор после ареста Глушкова с Абрамовичем и его другом, тогдашним замом гендиректора «Аэрофлота» Александром Красненкером, Волошин запомнил. Красненкер проходил по одному делу с Глушковым и волновался за свою судьбу. Волновался и Абрамович.

Рабиновитц указал, что в бизнес-дневнике секретаря Волошина эта встреча не отмечена, а Волошин утверждает, что они встречались у него дома. Несмотря на сомнения адвоката, что можно помнить дату встречи через 11 лет, Волошин говорит, что на встрече речь шла о друге Абрамовича, а такое запоминается.

В статье использованы онлайн-репортажи газеты «Ведомости» и Gazeta.ru

[processed]

рейтинги forbes
Новости партнеров
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться