16.11.2011 12:20
Надежда Иваницкая Надежда Иваницкая
обозреватель Forbes 
Анна Соколова Анна Соколова
бывший корреспондент Forbes 
Ирина Малкова Ирина Малкова
бывший редактор Forbes 

Как Ахмед Билалов покорял вершины бизнеса и власти

Как Ахмед Билалов покорял вершины бизнеса и власти
Благодаря Сочинской олимпиаде Ахмед Билалов стал фигурой федерального масштабафото Романа Шеломенцева для Forbes
Вице-президент Олимпийского комитета России и глава совета директоров «Курортов Северного Кавказа» Ахмед Билалов будет уволен со своих постов после публичной критики президентом Владимиром Путиным. Forbes вспоминает путь бизнесмена к олимпийским стройкам

Этот материал был опубликован в журнале Forbes в ноябре 2011 года

Зимой 2009 года район Красной Поляны — олимпийского горнолыжного курорта под Сочи — был в очередной раз оцеплен сотрудниками ФСО. Президент Дмитрий Медведев, несколько раз съехав с горы, решил передохнуть в одном из ресторанов. «Какая красота», — наслаждаясь видом кавказских гор, вздохнул президент. Сидевший за тем же столиком человек достал два листа формата А4 и, передав их Медведеву, спросил: «Хотите, так будет везде?» Прочитав текст, Медведев прямо на этой же бумаге написал оказавшимся под рукой черным фломастером поручение своему помощнику Аркадию Дворковичу, министру экономики Эльвире Набиуллиной и вице-премьеру Александру Хлопонину: «Оказать всяческое содействие».

Эту эффектную историю собеседники Forbes рассказывают каждый на свой манер. Герой этого эпизода, владелец курорта «Горная карусель» в Красной Поляне Ахмед Билалов не отрицает, что такой разговор был. Хотя первая презентация, по его словам, прошла в более формальной обстановке. Сейчас Билалов — председатель совета директоров компании в рамках частно-государственного партнерства «Курорты Северного Кавказа» (КСК), которая к 2025 году должна сделать из проблемного региона туристическую Мекку. Проект стоит почти $15 млрд, из них $2 млрд вложит государство.

Не меньшие суммы Билалов, первый вице-президент Олимпийского комитета, осваивает на олимпийском строительстве в Сочи, где возводит гостиницы, трамплины и другие объекты общей стоимостью 60 млрд рублей. Как ему удалось сделать такую карьеру и заслужить доверие президента?

Зеленые «жигули» и внешний долг

Сын врача и учительницы русского языка Ахмед Билалов приехал в Москву из Дагестана в конце 1980-х с мечтой поступить в Институт стран Азии и Африки при МГУ. Но это ему не удалось: по его словам, из-за отсутствия московской прописки у него даже не приняли документы. Пришлось идти в Академию управления им. С. Орджоникидзе. Первым адресом Билалова в Москве стал Дом аспиранта и стажера МГУ на улице Шверника, где в те времена жил и будущий основатель «Тройки Диалог» Рубен Варданян. «Веселое было время, — вспоминает выпускник экономического факультета МГУ Варданян. — Мы жили в пятиместной комнате, много спорили, играли в карты». Но совместных проектов у них не было — их пути разошлись.

Со второго курса спортсмен-борец Билалов начал подрабатывать охранником в ресторане «Рига», а также тренировать милиционеров на базе институтской секции вольной борьбы. Именно они по знакомству устроили его на склад Центра научно-технического творчества молодежи (НТТМ). Эти создаваемые при райкомах комсомола организации были освобождены от налогов и занимались импортом компьютеров, «варили» джинсы, совершали первые операции по обналичиванию средств. В НТТМ Билалов охранял оргтехнику — это была престижная работа для студента. «В ресторане платили 120 рублей, а здесь две тысячи, — вспоминает бизнесмен. — ЧОПов тогда еще не было, поэтому часть приходилось отдавать милиционерам, чтобы в случае чего побыстрее приезжали, ведь товара на складе было на десятки миллионов рублей».

Присмотревшись к тому, как первые предприниматели делают бизнес, Билалов сам начал искать клиентов для центра. «Ничего сложного в этих схемах не было, — рассказывает он. — У предпринимателей было огромное количество безналичных рублей, на которые на внутреннем рынке покупать было нечего, а на внешнем запрещено. Заработал с ходу миллион рублей». По его словам, меньше чем 500% рентабельности ни один бизнесмен тогда не воспринимал. На эти деньги в 1990 году он купил свой первый автомобиль — зеленые «жигули» — и ездил на нем в институт. «Это все равно что сейчас на частном вертолете приземлиться на крыше университета», — вспоминает Билалов. Руководство института посчитало это неприличным и чуть было не выгнало предприимчивого студента из вуза. Диплом он получил в 1993 году, когда уже совершал миллионные сделки на финансовом рынке.

В начале 1990-х бизнес Билалова был связан с внешнеторговыми объединениями. Вместе с партнерами он организовал компанию «Интерфинанс» и получил лицензию на работу с ценными бумагами. «Тогда многие молодые люди пошли в бизнес, понимая, что советской системы больше нет — распределения не будет, жилье никто не даст, — вспоминает бизнесмен. — Сейчас это весело вспоминать, а тогда были периоды, когда есть было нечего».

В те времена компании-эскпортеры («Техмашимпорт», «Союзнефть») вели расчеты с иностранными клиентами в долларах, но эти деньги поступали не к ним, а на счет Внешэкономбанка, который был вправе совершать валютные операции. Взамен живых денег ВЭБ выдавал им облигации внутреннего валютного займа, так называемые вэбовки, которые гасились не сразу. «Интерфинанс» выкупал эти бумаги с дисконтом, помогая внешнеторговым объединениям быстрее получить деньги, а сам ждал погашения облигаций или перепродавал их десяткам подобных фирм.

Выйти на новый уровень Билалову помогло знакомство с Константином Катушевым, который при Брежневе был секретарем ЦК КПСС, а при Горбачеве — министром внешних экономических связей (их свел бывший директор «Техмашимпорт»). Пенсионер не растерял связей с «красными директорами» в 1990-е. «Константин Федорович [Катушев] меня познакомил со многими руководителями внешнеторговых объединений», — говорит Билалов.

В начале 1990-х Билалов входил в руководство нескольких банков, в том числе был совладельцем банка «Диамант». Партнерами Билалова по «Диаманту» были его родной брат Магомед и двоюродные братья — Магомед и Зияудин Магомедовы, все они (вместе с Катушевым) заседали в наблюдательном совете банка.

В 1997 году допэмиссию банка «Диамант» выкупили внешнеторговые объединения, увеличив его уставный капитал в семь раз, до $170 млн. По размеру капитала «Диамант» стал третьим в стране, хотя его активы были значительно меньше, чем у лидеров рынка. В кризис 1998 года у банка начались проблемы с ликвидностью. Билалов утверждает, что именно ему, а не партнерам, пришлось нести основное бремя долгов «Диаманта». «Я тогда весь свой личный капитал потерял, — вспоминает он. — Своими деньгами рассчитался за 70% долгов банка, заплатил $50 млн». В 2001 году Центробанк отозвал лицензию у банка «за неоднократное нарушение закона о банках и банковской деятельности». Участники рынка рассказывают, что это связано в первую очередь с операциями по обналичиванию денежных средств, которые вел банк. «Покажите мне банк, который бы не занимался в девяностые обналичкой, — говорит бизнесмен. — Все этим в той или иной степени занимались, а многие и сейчас занимаются».

Магомед Билалов курирует проекты в Краснодарском краеГубернатор и милиция

Компьютеры, джинсы, банки — что дальше? Разумеется, должна быть нефть, и Билалов этой темы не избежал. По словам самого предпринимателя, началось все с того, что один из должников его компании «Интерфинанс», нефтетрейдер Олег Ким уступил ему свой пакет акций «Нижневартовскнефтегаза». За контроль над этим предприятием с его гендиректором и миноритарием Виктором Палием боролась «Тюменская нефтяная компания» (ТНК) и ее владельцы «Альфа-Групп» и «Ренова». Билалов и его старший партнер по нефтяному бизнесу Сулейман Керимов играли на стороне Палия и администрации ХМАО, рассказывает знакомый с этой историей бизнесмен. Победа осталась за «Альфой» и «Реновой». Позже против Палия было возбуждено уголовное дело о хищении средств из компании. Он был приговорен к семи годам и вышел на свободу только в этом году. Для Билалова история с «Нижневартовскнефтегазом» продолжения не получила, но с нефтью он не закончил.

Компании Билалова утвердились в ХМАО и даже кредитовали правительство Ханты-Мансийского автономного округа. В кризис 1998 года эти деньги обесценились. «Я приехал к [губернатору ХМАО Александру] Филипенко, — рассказывает бизнесмен. — Он сказал, что кроме долгов у него ничего нет». Правительство округа передало ему права требования налоговой задолженности местных нефтяных компаний. Подобной щедростью чиновников Билалов обязан дружбе с замглавы региона Гаджи Амировым, рассказывали Forbes знакомые с Билаловым бизнесмены. У самого вице-президента ОКР другая версия: «Мы помогали выстраивать отношения между банком [«Диамант»] и регионом всему руководству ХМАО, прежде всего Филипенко, а в том числе и Амирову».

Знакомства в ХМАО впоследствии пригодились Билалову. В 1999 году между Владимиром Потаниным и Михаилом Прохоровым, с одной стороны, и Михаилом Фридманом и Виктором Вексельбергом, с другой, развернулась схватка за активы «Сиданко», оказавшейся под процедурой банкротства. Пока между олигархами шла драка за крупные куски пирога, Керимов бился за одну из «дочек» «Сиданко», «Варьеганнефть», с группой «Альянс» семьи Бажаевых. Исполнителем в этом проекте, по словам знакомого с этой историей бизнесмена, у Керимова и был Билалов. Партнерам удалось установить контроль над «Варьеганнефтью», и в 2001 году они продали компанию за $100 млн структурам, близким к Михаилу Гуцериеву, тогда президенту «Славнефти». Вскоре Керимов и Билалов провернули еще одну сделку уже с самой «Славнефтью», продав ей два небольших нефтедобывающих предприятия — «Обьнефтегазгеология» и «Нафта-Ульяновск», которые предприниматели получили в ходе приватизации. Сумма сделки составила $90 млн. Позднее эти активы вошли в состав созданной Гуцериевым «Русснефти». Билалов тогда заработал первые по-настоящему серьезные деньги, рассказывает знакомый с ним бизнесмен.

Билалов оказался и участником битвы за «Черногорнефть», одну из основных добывающих «дочек» «Сиданко». В 1998 году в ней было введено внешнее управление. Помимо администрации округа, интересы которого в ходе банкротства представлял Билалов, крупным кредитором «Черногорнефти» была ТНК.

Вокруг банкротства этой компании было много шума, каждый из кредиторов пытался поставить своего конкурсного управляющего во главе компании, обвиняя противника в нарушении закона. Одна из встреч с топ-менеджерами ТНК Виктором Вексельбергом и Германом Ханом в Ханты-Мансийске, по версии Билалова, выглядела так: «Сюрреализм полный — по одну сторону команда и милиционеры, по другую — другая команда и другие милиционеры, а арбитром выступает губернатор».

Но, по словам одного из участников банкротства компании, Билалов не был самостоятельной фигурой. У «Черногорнефти» был долг (около 7 млн рублей) перед учрежденной Билаловым фирмой «Силкор». Владелец лично приходил на собрания кредиторов. «Все удивлялись откуда он, — вспоминает собеседник Forbes. — Сразу видно было, что к юристам он никакого отношения не имеет».

Именно в этот период структуры Билалова стали посредниками при переработке сырья «Черногорнефти» на Ангарском нефтехимическом комбинате, в то время принадлежавшем структурам бизнесмена Виталия Мащицкого и его «Росинвестнефти». Схема работы была проста: компания продавала Билалову нефть вдвое дешевле, а он сбывал ее на завод по рыночной цене. Когда ТНК удалось утвердить в «Черногорнефти» своего управляющего Александра Горшкова, посредник и вовсе перестал платить. По словам участников тех событий, Билалов решил не отдавать новому руководству около $10 млн. Горшков написал заявление в милицию.

Следствие по делу затянулось на три года. Следователи пришли к выводу, что нефть продавалась через ряд зарегистрированных по потерянным паспортам компаний, которые удерживали часть прибыли от перепродажи нефти. По словам Билалова, никаких фиктивных фирм не было. «Это сейчас, при цивилизованном рынке, комиссия нефтетрейдера — 3%, а тогда она у всех была 100%, а то и больше, — объясняет он. — Была попытка вернуть эти деньги обратно, но по тогдашним правилам мы их честно заработали».

Суд по этому уголовному делу состоялся в 2002 году. За мошенничество при перепродаже нефти один из топ-менеджеров подконтрольной Билалову «Компании Север» Илья Егорычев получил 5,5 лет колонии. Сам бизнесмен и его партнеры проходили по делу как свидетели. «Уголовное дело тогда было очень распространенным элементом конкурентной борьбы. Скорее всего, как это чаще всего и бывало, признался в том, чего не было, и попал в тюрьму», — говорит Билалов о Егорычеве.

Депутаты и кино

Дело по факту мошенничества было заведено в октябре 1999 года, а уже в декабре Билалов избирался в Госдуму по списку недавно созданной партии «Единство». Билалов говорит, что депутатский иммунитет тут ни при чем. Он хорошо помнит разговор с бывшим начальником управления президента по внутренней политике, а теперь полпредом правительства в Госдуме Андреем Логиновым. Логинов сказал, что сейчас многое будет зависеть от депутатов, и спросил, устраивает ли его вообще все то, что происходит в стране? Билалов ответил, что нет, и в последний день формирования партийного списка написал заявление в партию.

В Госдуме Билалов работал два срока и был заметной фигурой. Сначала работал в комитете по безопасности и активно принимал участие в принятии новой редакции Уголовного кодекса. Затем входил в комитет по борьбе с коррупцией и в комитет по госдолгу. Во время второго депутатского срока он стал первым зампредом комитета по делам СНГ — ездил урегулировать проблемы Приднестровья, активно комментировал ситуацию на Украине и в Абхазии. В 2004 году он стал одним из восьми депутатов, входивших в парламентскую комиссию по расследованию теракта в Беслане.

Однако о бизнесе он не забывал. В 2000 году одна из компаний Билалова, «Силкор», подала иск в суд с требованием банкротства киностудии им. Горького (там снимали «Тихий Дон», «Семнадцать мгновений весны» и другие фильмы). Как рассказывает Билалов, в то время была «изощренная форма финансирования социальных программ, в том числе развития кинематографа через так называемые взаимозачеты». Государство разрешало «Силкору» не платить налоги, но взамен компания обещала финансировать производство кино.

У бывшего гендиректора киностудии, известного актера и режиссера Владимира Грамматикова другая версия событий. Он считает, что оснований для банкротства студии не было — доходы превышали расходы. Но однажды возникла двухдневная просрочка перед поставщиками на сумму $155 000. Компания, которой студия задолжала за реставрацию старых фильмов, уступила право требования долга компании «Силкор». Был назначен внешний управляющий, Грамматиков потерял право подписи, дела были арестованы. Но арбитражный суд принял сторону киностудии. Грамматиков уверен, что это заслуга фракции ОВР, член которой Сергей Шохин написал письмо премьер-министру Михаилу Касьянову, указывая на преднамеренное банкротство студии.

В 2007 году Билалов решил оставить депутатскую карьеру, чтобы, как он говорит, полностью не уходя из политики, вернуться в бизнес: «Тот подход, который тогда обозначил Путин, был справедлив: бизнесмену надо делом заниматься, а не прятаться за депутатский иммунитет». Сейчас Билалов тоже депутат — вице-спикер Краснодарского заксобрания, — однако бизнесом занимается. Закон о  заксобрании края позволяет депутату заниматься бизнесом, если он не получает зарплату в парламенте.

С севера на юг

До 2000 года депутатом от КПРФ в Госдуме был нынешний губернатор Краснодарского края Александр Ткачев. В стенах парламента Билалов с ним и познакомился. «Я многому у него научился, считаю, что должно быть больше таких губернаторов», — рассказывает Билалов.

Знакомство было очень кстати — тогда бизнес Билалова как раз начинал развиваться на южном направлении. В 2002 году вместе с Дмитрием Бакатиным (сыном бывшего министра внутренних дел СССР Вадима Бакатина) он выкупил 26% акций Новороссийского морского пароходства («Новошип») у компании «Спутник» Бориса Йордана за $15 млн. «Спутник» продал пакет мне, потому что они не знали, что с ним делать, а у меня было четкое понимание на этот счет», — рассказывает Билалов. Через два года Билалов продал этот пакет акций «Новошипу» (находится в госсобственности) за $200 млн.

Билалов и Ткачев нашли общий язык — это хорошо видно по развитию бизнеса Билалова в Краснодарском крае. В 2007 году, когда Билалов ушел из Госдумы и стал вице-спикером Краснодарского законодательного собрания, он уже владел контрольными пакетами региональных компаний в сфере ЖКХ: Независимая энергосбытовая компания, «Краснодартеплоэнерго», Южная газовая компания, «Сочиводоканал» и др. А также двумя гостиницами в Сочи — «Москвой» и «Олимпийской» (в Дагомысе).

Билалов представлял в крае интересы региональных властей и был «губернаторским бизнесменом», уверен бывший владелец горнолыжной компании «Альпика сервис» Петр Федин. «Альпика сервис» появилась в Красной Поляне еще в 1992 году. К 2006 году она построила шесть подъемников, в штате числилось около 300 сотрудников. Федин до сих пор не может забыть, как в 2006 году заместитель губернатора Александр Ремезков устроил ему встречу с Билаловым, а тот сделал ему предложение: объединить «Альпику» с другим курортом в Красной Поляне. Проблема заключалась в том, что в отличие от «Альпики» другой проект существовал фактически только на бумаге.

Доля Федина в объединенной компании, по его словам, не превышала бы 2%. Предприниматель с возмущением отказался от сделки. Сразу после этого у Федина начались проблемы. Сначала оказалось, что земля находится в пользовании у Федина незаконно. Все суды в Краснодарском крае фирма проиграла, и только Верховный суд вынес решение в пользу «Альпики». В 2007 году краевое отделение МЧС обнаружило на предприятии множество нарушений. Межведомственная комиссия тогда признала, что обнаруженные недочеты носят чисто организационный характер. Но Адлерский суд все равно решил компанию закрыть. По словам Федина, предприятие в итоге не опечатали только потому, что он обратился за помощью в ФСБ. После 2007 года, когда Сочи стала Олимпийской столицей и была написана первая редакция закона «Об организации и проведении Олимпийских игр», согласно которому, как многие считают, землю можно было отбирать без суда, Федин быстро продал компанию «Газпрому» — по оценке экспертов, с большим дисконтом. Магомед Билалов (член совета директоров ОАО «Красная Поляна») рассказывает, что плана покупки горнолыжного курорта «Альпика сервис» в Красной Поляне у них тогда не было, поскольку он не продавался.

От африканцев с любовью

Мы беседуем с Билаловым в историческом особняке в районе Арбата. На первом этаже располагается его офис, на втором — представительство Краснодарского края, а на третьем — спортзал. В библиотеке висит портрет Иосифа Сталина, который, держа куртку наперевес, задумчиво смотрит вдаль. Еще один Сталин наблюдает за происходящим с большой узорной вазы. «Это не мое», — смеется Билалов. По его словам, у этого особнячка в самом сердце Москвы трудная судьба. В советское время в этом здании располагалось посольство одной из африканских стран, потом его передали какой-то общественной организации. По словам Билалова, особняк был в ужасном состоянии и ему пришлось восстанавливать здание за свой счет. От посольства ему достались бронзовые статуи божков, а от общественной организации — вожди советской эпохи. Купить это здание нельзя, поскольку оно является объектом культурного наследия, но получить в долгосрочную аренду за умеренную плату можно.

Появление у мидовских особняков частных арендаторов один из знакомых Билалова метко назвал «процессом разгосударствления УПДК» — Управления по обслуживанию дипломатического корпуса. Билалов рассказывает, что с МИДом и тогдашним министром иностранных дел Игорем Ивановым у него сложились хорошие отношения, в том числе по работе в комитете Госдумы по делам СНГ.

Был и еще один важный повод для общения с МИДом. В 2002 году Билалов возглавил Совет по хаджу при правительстве. Каждый год он отправлял в святые для мусульман места от 5000 до 25 000 паломников. Им надо было получать загранпаспорта, а сделать это было тогда непросто, особенно для чеченцев.

Контакты с МИДом очень пригодились. «У МИДа было много зданий в ужасающем состоянии — вспоминает Билалов. — Мне предложили, арендовав это здание, за свой счет привести его в порядок». В МИДе не стали комментировать эту ситуацию.

Теперь в долгосрочной аренде у бизнесмена находятся три здания в историческом центре Москвы. Офис Нацбизнесбанка, долей в котором владеет Магомед Билалов, находится на Пятницкой улице — это двухэтажный особняк рубежа XVIII и XIX веков. Еще один дом стоит на Большой Якиманке — там находится московский офис компании «НББ-девелопмент», которую контролирует Нацбизнесбанк. Раньше этим зданием владел банк «Империал», но в какой-то момент оно оказалось в залоге у Сбербанка, и залог был реализован. Ахмед Билалов рассказывает, что здание пришлось снести и построить заново. Теперь в одном строении находится офис «НББ-девелопмент», а в другом — Сбербанка («Сбербанк-капиталу» принадлежит блокпакет проекта Билаловых «Красная Поляна»).

Олимпийский проект

Летом 2007 года в коридорах особняка Билалова в Хлебном переулке замелькали известные на всю страну фигуры. Здесь появлялись то министр экономики Герман Греф, то помощник президента Аркадий Дворкович, то глава заявочного комитета Дмитрий Чернышенко. Они приезжали на совещания по подготовке Олимпиады в Сочи, которые время от времени проходили у Билалова в особняке.

Своим участием в олимпийской истории Билалов обязан Ткачеву. Именно он познакомил бизнесмена с президентом Олимпийского комитета Леонидом Тягачевым. «Билалов сразу был включен в переговорную делегацию, стал ездить с нами на презентации в другие страны. После того как мы выиграли право провести игры (в июле 2007 года), Билалов предложил свой офисный дом, чтобы его временно использовали как офис оргкомитета», — рассказывает Тягачев.

Знакомство с Тягачевым оказалось очень полезным. Именно он представил Билалова руководителю управделами президента Владимиру Кожину, а позже, уходя с поста президента ОКР, порекомендовал Билалова «руководству как успешного менеджера».

Участие в олимпийском проекте не замедлило сказаться на масштабе деятельности Билалова. До Олимпиады он был просто влиятельным краснодарским бизнесменом, а благодаря сочинскому проекту вырос до фигуры федерального значения.

Свой главный сочинский актив — горнолыжный комплекс «Горная карусель» — Билалов приобрел у совладельца компании «Нортгаз» Фархада Ахмедова. На возведение комплекса из 20 подъемников, гостиницы на 4000 мест и 70 км горнолыжных трасс планировалось потратить €463 млн. Проект был рассчитан на семь лет. За год Ахмедов построил первую очередь, но потом внезапно продал «Горную карусель» Билалову.

Ахмедов объясняет, что областные власти обещали всяческую поддержку его начинаниям по продвижению региона: «Я стольких возил на своем самолете в Сингапур, в Дубай, в Канны, в Лондон, в Германию, — вспоминает Ахмедов, — для привлечения инвестиций организовывал презентации Краснодарского края, столько времени на это потратил. А у них — бей ближнего». По его словам, чиновники внезапно изменили правила игры. Бизнесмен говорит, что решил не участвовать в предложенных схемах и продал проект Билалову, которого называет «доверенным лицом краснодарского губернатора Александра Ткачева».

Сумма сделки была примерно равна размеру инвестиций в проект. «Сколько я вложил, столько и получил обратно, и то еле-еле», — говорит Ахмедов. Вкладывать в олимпийские проекты он больше не хочет. Магомед Билалов говорит, что проект «Карусель» они с братом купили по цене выше рыночной. А когда он пришел впервые посмотреть на объект, то единственное, что увидел, была лежащая на земле канатка. Не был зарегистрирован даже договор на аренду земли. С тех пор рядом с «Каруселью» начал расти «Горки-город» (см. «Олимпиада достижений на стр. 150»).

О том, сколько денег принесли Билалову все его проекты — от «вэбовок» до Олимпиады, — он распространяться не любит. Представитель Билалова, вице-президент «Курорты Северного Кавказа» Ростислав Мурзагулов называет цифру $500 млн. Билалов же главным активом называет троих детей, а целью — заработать репутацию человека, который «не сидит на своей трубе, а делает что-то общественно полезное». Удалось ли это нашему герою?

Турпроект

Из сочинского ресторана «ЛайтХауз», расположенного на склоне горы, открывается прекрасный вид на море. На сцене поет кубанский казачий хор, пляшут лезгинку. В такой гостеприимной обстановке госкомпания «Курорты Северного Кавказа» во главе с Билаловым празднует подписание соглашения о создании совместного предприятия с французской France-Caucase, в которое французы собираются вложить €1,2 млрд.

Несколько десятков руководителей французских компаний выстроились в очередь к микрофону, чтобы рассказать, почему они хотят инвестировать в Кавказ. После каждого тоста французы подходят к ближайшему столу, где сидит Билалов. Дальше следуют объятия, поцелуи и звон бокалов.

«Билалов доказал, что может эффективно работать и привлекать хороших партнеров, прежде всего зарубежных», — говорит помощник президента Аркадий Дворкович.

Расцвет карьеры Билалова пришелся на время президентства Дмитрия Медведева. Знакомство состоялось еще в 2006 году: Дмитрий Медведев, будучи вице-премьером, возглавлял комиссию правительства по вопросам религиозных объединений. В нее как председатель совета по хаджу входил и депутат Билалов. Кроме того, Билалов дружен с Дворковичем, жена которого Зумруд Рустамова, как и Билалов, родом из Дагестана. Билалов входит в совет по спорту при президенте и реализует совместные проекты с руководителем компании «Росинжиниринг» Дмитрием Новиковым. Чемпион СССР по горным лыжам Новиков хорошо известен в администрации президента — по словам собеседников Forbes в правительстве, он был одним из тех, кто учил Медведева кататься на лыжах.

Чиновник правительства рассказывает, что с Путиным у Билалова близких отношений не сложилось. Это заметно и по тому, что Медведев катается на «Горной карусели» регулярно, а Путин предпочитает построенный «Газпромом» соседний курорт — «Лаура».

В 2010 году, когда в правительство из администрации президента пришло то самое письмо с поручением, написанным черным фломастером, Александр Хлопонин только что стал вице-премьером и полпредом по Северо-Кавказскому округу. Чиновник правительства не скрывает, что для Хлопонина идея туристического кластера была как гром среди ясного неба. Он хотел активно развивать не только туризм, но и другие направления. «Мы такое видим впервые, чтобы поручения президента приходили на письмах бизнесменов», — говорит чиновник. По его словам, в случае с Билаловым это происходило уже несколько раз.

В туристический кластер вошли пять площадок — Лагонаки (Краснодарский край, Адыгея), Архыз (Карачаево-Черкесия), Эльбрус-Безенги (Кабардино-Балкария), Мамисон (Северная Осетия) и родное село Билаловых — Матлас (Дагестан).

Руководитель проекта горнолыжного комплекса «Чиндирчеро» в Дагестане Юрий Косенков рассказывает, что так и не понял, как формировался этот список. Инвестор проекта «Чиндирчеро», московская компания «Ринко-сервис» уже построила 8 подъемников. По словам Косенкова, президент Дагестана даже написал Хлопонину письмо с просьбой включить проект в кластер. Ответа не последовало, а Косенков узнал, что этот проект не одобрил Билалов. Билалов объясняет, что «Чиндирчеро» не включен в кластер, поскольку он уже был построен.

Чиновник правительства рассказывает, что Билалов торопится с проектом: он присылал запрос с просьбой заложить в бюджет 2012 года сразу 32 млрд рублей. Однако экс-министр финансов Алексей Кудрин уперся, и согласился на выделение только 12 млрд. Оставшиеся 20 млрд рублей будут выделены, когда свою долю внесут французы, объясняет Мурзагулов.

Государство может и дальше помогать Билалову в развитии бизнеса: Кудрин уже в отставке, а Медведев после президентских выборов должен стать премьером, сохранив влияние на Министерство финансов. С фортуной Ахмед Билалов дружит. В августе 2004 года Билалов купил авиабилет на рейс Москва — Сочи. Он опоздал, а самолет взорвала смертница. А совсем недавно Ахмед Билалов все-таки попал в авиапроисшествие: 29 августа 2011 года в Архызском ущелье Карачаево-Черкесии разбился вертолет Ми-8. На его борту находился Ахмед Билалов и еще 13 человек. Многие из них сильно пострадали, однако Ахмед не получил ни царапины.  

Все комментарии (3)

От редакции

В связи с обострением общественно-политической обстановки в России и резким увеличением попыток оставить на сайте Forbes.ru комментарии, которые могут быть расценены как экстремистские, редакция Forbes приняла решение временно закрыть пользователям возможность комментировать редакционные материалы на сайте Forbes.ru и скрыть все уже опубликованные комментарии. Эти функции будут восстановлены после нормализации обстановки.

Редакция Forbes приносит читателям свои извинения.

16 сентября, вторник
Самое читаемое
Опрос
Ходили ли вы на выборы в единый день голосования 14 сентября?
Проголосовало 1938 человек
Да, я не только проголосовал, но и поучаствовал в выборах как наблюдатель
1%
Да, ходить на выборы -- гражданский долг каждого
30%
Да, потому что на этот раз выборы прошли чисто
2%
Нет, недопуск оппозиционных кандидатов лишил выборы легитимности
9%
Нет, выборы в России как были, так и остались фарсом
57%

Сайты партнеров

Закрыть

Сообщение об ошибке

Вы считаете, что в тексте:
есть ошибка? Тогда нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке".

Вы можете также оставить свой комментарий к ошибке, он будет отправлен вместе с сообщением.