Forbes
$65.08
71.96
DJIA17140.24
NASD4594.50
RTS888.78
ММВБ1841.73
07.02.2012 09:41
Валерий Игуменов Валерий Игуменов
бывший заместитель главного редактора Forbes 
Елена  Березанская Елена Березанская
редактор Forbes 
Ирина Малкова Ирина Малкова
бывший редактор Forbes 
Поделиться
0
0

Как Сулейман Керимов пережил две катастрофы, едва не стоившие ему жизни и состояния

Как Сулейман Керимов пережил две катастрофы, едва не стоившие ему жизни и состояния
Расследование Forbes

В сентябре 2006 года CEO Morgan Stanley Джон Мак встречался на 42-м этаже небоскреба банка на Тайм-Сквер с необычным гостем. Его собеседник — российский сенатор и бизнесмен Сулейман Керимов — почти не говорил по-английски, а в роли переводчика выступал Аллен Вайн, глава совета директоров одной из компаний Керимова Millennium Group. Вайн, за несколько месяцев до этого оставивший пост главы российского отделения глобального инвестбанка Merrill Lynch, привез нового босса в Нью-Йорк, чтобы представить его элите западного делового мира. Глава «Нафты» познакомился со многими влиятельными людьми — от основателя Microsoft Билла Гейтса до директоров ведущих инвестбанков. Но встреча с Маком, легендой Уолл-стрит, была, пожалуй, важнее других. Керимов получил ответ, которого давно ждал: Morgan Stanley завершил due diligence всех его компаний и готов представлять интересы владельца «Нафты» в масштабной покупке акций западных компаний.

Общая стоимость активов, которыми владели компании Керимова, в то время стремилась к полутора десяткам миллиардов, и хозяин «Нафты» твердо знал, что это только начало, финал первого и не самого значительного этапа его стремительного взлета на вершину мира.

Но рывок на Запад пришлось отложить. Через несколько недель Керимов оказался в искусственной коме на койке марсельской больницы Conception и мог дышать лишь с помощью аппарата искусственного дыхания. Мало кто мог предположить, что Керимову, когда он оправится после автоаварии, придется пережить еще одну катастрофу — финансовую. Как, несмотря ни на что, этот человек сумел вновь подняться на вершину?

«Нафта» без нефти

«Не могли бы вы достать нам партию нефти?» — в шутку спрашивали журналистов сотрудники нефтетрейдера «Нафта Москва» в 2002 году. «Нафта» только что лишилась последнего крупного клиента — «Сургутнефтегаза», и скоро от легендарного трейдера осталась только вывеска. Когда-то у «Нафты» были лучшие специалисты, сбытовые подразделения по всему миру и активы стоимостью более $500 млн: сеть АЗС в Финляндии, портовый терминал в Бельгии и добывающая компания «Нафта Ульяновск». Предшественник «Нафты», госкомпания «Союзнефтеэкспорт» с 1930-х годов экспортировала вообще всю советскую нефть и нефтепродукты — более 200 млн т в год. «Нафта» оставалась крупнейшим российским трейдером даже после того, как в середине 1990-х нефтяники получили право вывозить нефть самостоятельно. Если бы дела у компании шли хорошо, вряд ли в конце 1990-х этот трофей мог достаться малоизвестному бизнесмену Сулейману Керимову.

Свои первые деньги Керимов сделал совсем не на нефти. Выпускник экономического факультета Дагестанского университета и зять местного партийного босса начинал карьеру на махачкалинском «Эльтаве». В Москву он попал после того, как завод стал соучредителем столичного Федпромбанка, который уверенно рос не без поддержки земляков Керимова. Сам он скупал акции банка, обрастал связями в столице и пробовал себя в разных бизнес-проектах вроде перепродажи «Внуковских авиалиний». Потом у Счетной палаты нашлись серьезные претензии к приватизации этой компании.

На конец 1990-х пришелся самый расцвет передела на нефтяном рынке, олигархи дрались за крупнейшие предприятия. Керимов тоже участвовал, но подбирал активы поменьше: например, он отчаянно и долго сражался за «Варьеганнефть», добывавшую 1,5 млн т нефти, с группой «Альянс» семьи Бажаевых, и в итоге победил. Впоследствии Керимов перепродал «Варьеганнефть» Михаилу Гуцериеву.

Но именно покупка «Нафты» стала для Керимова трамплином в большой бизнес. Трейдер, растерявший многих клиентов, но еще сохранивший активы, достался Керимову очень дешево, примерно за $50 млн. А все потому, что в 1998 году компания получила гигантскую финансовую пробоину. Бывшие сотрудники «Нафты» рассказывают, что ее гендиректор и совладелец Анатолий Колотилин прокручивал деньги трейдера в банке «Юнибест», где работал его сын. В кризис банк не устоял, и «Нафта» потеряла около $400 млн собственных средств и еще оказалась должна более $100 млн «Сургутнефтегазу». Колотилин лихорадочно искал покупателей на бизнес, но в кризис это было проблематично. «Нафтой» заинтересовался было водочный король Юрий Шефлер, но передумал. Тогда гендиректору «Сургута» Владимиру Богданову предложили забрать 30% акций компании в обмен на списание долга. «Но у Владимира Леонидовича свой менталитет: я буду дырки в земле ковырять и нефть добывать, а коммерция мне не интересна», — рассказывает один из знакомых нефтяника.

Тем не менее Богданова живо интересовало, когда и как именно «Нафта» вернет долг. Кто такой Керимов и почему разговаривать теперь надо с ним, он не понимал и очень злился. Менеджеры «Нафты» как могли успокаивали главу «Сургута», заверив его, что смена владельца никак не скажется на бизнесе. Но работать с трейдером Богданов согласился ровно до тех пор, пока не будет погашен долг. Представитель «Сургута» от комментариев отказался.

Хотя Керимов понимал, что играет не на своем поле, он какое-то время пытался сохранить трейдинговый бизнес. К примеру, хотел вернуть «Нафте» германское направление на нефтепроводе «Дружба» (на немецкие НПЗ в месяц поставлялось около 1,5 млн т российской нефти). Но здесь его переиграл сотрудник одной из бывших «дочек» «Нафты» Сергей Кишилов. Использовал Керимов и хорошие отношения с руководством «Транснефти»: именно «Нафта» продала самую первую партию нефти, поставленную по новому нефтепроводу Балтийская трубопроводная система из порта Приморск.

Мог ли Керимов повторить успех Геннадия Тимченко и его нефтяного трейдера Gunvor (в 2011 году его оборот составил около $80 млрд)? Керимов предпочел отойти в сторону — распродал все нефтяные активы, выручив за них более $400 млн, и превратил нефтетрейдера в одного из самых агрессивных инвесторов и беспощадных специалистов по недружественным поглощениям.

Хищник

Финальный эпизод этой долгой войны напоминал уже встречу старых приятелей. Сулейман Керимов приветствовал гостя в домашней одежде и тапочках, спустившись в кабинет из расположенных этажом выше личных апартаментов, предложил ему перекусить, выпить хорошего коньяка. «Он вообще очень приятный в общении молодой еще человек, но разговоры при этом какие шли: все, говорит, больше тебе здесь ловить нечего — либо все продавай, либо я тебя совсем удушу», — вспоминает предприниматель, упорно не желавший продавать Керимову свой бизнес. Доходчиво объясняя, в каком именно положении находится упрямый бизнесмен, Сулейман не удержался от своего фирменного жеста — ударил ладонью одной руки о кулак другой. Сопровождавшиеся улыбкой прогнозы на будущее не сулили гостю ничего хорошего. За ужином в особняке Керимова была подписана капитуляция, одна из многих.

Сезон большой охоты на активы «Нафты Москва» открыла в 2001 году. Одной из первых жертв стала группа Автобанка, основным владельцем которой был бывший сотрудник ОБХСС Андрей Андреев. Помимо головного банка, в нее входил «Ингосстрах», «Ингосстрах-Союз» (будущий банк «Союз»), Орско-Халиловский меткобинат (НОСТА) и несколько десятков компаний поменьше. В 2001 году на Андреева навалились три самых свирепых хищника того времени: «Русал» Олега Дерипаски, Millhouse Романа Абрамовича и «Нафта» Керимова. Как рассказывал Forbes Андреев, все его бизнесы в кратчайший срок были переоформлены на другие компании, а сам он на том этапе «не получил ни копейки». Сейчас он не хочет даже вспоминать об этом, а представители «Нафты» ограничиваются сухим комментарием, что «все сделки компании, совершенные с г-ном Андреевым и его партнерами, носили законный характер».

Были и другие сделки, которым предшествовали классические сценарии захватов, обкатанные еще в 1990-х: внезапно объявляющиеся новые советы директоров с полномочиями, подтвержденными судами далеких регионов, их решения о продаже активов новым собственникам, возбуждаемые против владельцев уголовные дела, захваты офиса и т. д. «Можно сказать, что это рейдерство, а можно — слияния и поглощения. Только чтобы слить или поглотить, тебя нужно сначала поставить на четвереньки, чтобы ты согласился на все условия», — говорит один из участников тогдашних событий.

Война за СПК «Развитие», объединявшую корпорации «Главмосстрой», «Моспромстрой» и «Мосмонтажспецстрой», была проведена по всем классическим канонам, включая захват людьми с арматурой и дубьем офиса «Развития» в Гранатном переулке, в нескольких сотнях метров от Кремля. В борьбу подчеркнуто не вмешивался мэр Москвы Юрий Лужков, который всегда с особым вниманием следил за строительным комплексом. «Возможно, это бумерангом возвращенная СПК ситуация, которую она сама неоднократно создавала на разных предприятиях. Сейчас ситуация совершенно понятная — это хозяйственный спор, к которому город никакого отношения не имеет», — заявлял «Ведомостям» в июне 2005 года пресс-секретарь мэра Москвы Сергей Цой.

По словам двух очевидцев тех событий, война началась с того, что один из соратников Лужкова рассказал ему, что владельцы «Развития» — сами «беспредельщики», «душили пакетом какого-то юриста» и с ними надо разобраться. Лужков попросил Сулеймана Керимова «разобраться». И «Нафта» в данном случае была инструментом, говорят собеседники Forbes. Как бы там ни было, едва став собственником имущества СПК «Развитие», «Нафта» тут же перепродала его Олегу Дерипаске, выручив, по оценкам представителей обеих сторон, порядка $70–80 млн. В 2005 году Керимов уже владел собственностью на многие миллиарды долларов, зачем участвовать в мутных историях ради сравнительно небольшой выгоды? Дело не только в просьбах, в которых нельзя отказать, убеждены знакомые бизнесмена: война — это стихия Керимова. «Психология такая — взять то, что плохо лежит», — констатирует один из них. Правда, в середине 2000-х годов «лихие» схемы предыдущего десятилетия выглядели анахронизмом. Возможно поэтому, получив то, что «плохо лежало», Керимов сразу с ним расставался, с прибылью перепродавая захваченные активы. Совсем иначе он обращался с тем, что «лежало хорошо».

Инвестор

В конце 2004 года владелец «Нафты» вступил в большую игру — скупку российских «голубых фишек», прежде всего «Газпрома» и Сбербанка. Скупка шла сначала на собственные, затем на заемные средства. Российский фондовый рынок непрерывно рос, так что для владельца «Нафты» схема была беспроигрышной. Он закладывал акции по кредиту в банках, стоимость залога росла, что позволяло взять новые кредиты, купить еще акций, заложить их и т. д. К 2006 году Керимов собрал 4,25% акций «Газпрома» и 5,64% акций Сбербанка. За 2004–2006 годы капитализация «Газпрома» выросла в четыре раза, Сбербанка — почти в 12 раз. Заняв на покупку акций около $3,2 млрд, Керимов стал владельцем бумаг, которые к концу 2006 года стоили более $15 млрд и продолжали расти.

Первые деньги Керимову одолжил ВЭБ. В дальнейшем, утверждает представитель «Нафты», кредиты брали в «разных банках». Но главным финансовым партнером Керимова стал Сбербанк, которым в то время руководил тандем предправления Андрея Казьмина и его первого зама Аллы Алешкиной.

На кредиты Сбербанка Керимов купил большую часть своих многочисленных активов: от контрольного пакета акций «Полиметалла» до акций «Газпрома» и самого Сбербанка. Банк в те годы одобрял небезупречные схемы, по которым он выдавал кредиты на покупку своих акций под залог собственных же акций, — по такой схеме «Сбер» работал не только с Керимовым, но и с Вадимом Мошковичем и Филаретом Гальчевым. Но только ради Керимова Сбербанк нарушил одно из строжайших правил, превысив лимит кредитов (одному заемщику банк может выдать кредиты в размере не больше 25% от своего капитала).

К маю 2005 года «Нафта Москва» практически выбрала этот лимит, и брать кредиты в Сбербанке начала другая компания Керимова, ЗАО «Новый проект». И — о чудо! — банк рассматривал эти компании как двух несвязанных заемщиков. К концу года был исчерпан лимит и для второй компании: ссудная задолженность «Нафты Москва» составляла 54,6 млрд рублей, «Нового проекта» — 59,8 млрд рублей, это 21,5% и 23,5% (в сумме 45%) от капитала Сбербанка на тот момент. К середине октября 2007 года, когда стало понятно, что Сбербанк возглавит Герман Греф, Керимов успел погасить практически все долги перед «Сбером» — более $4 млрд. К тому времени инвестиции принесли Керимову сотни процентов прибыли.

Можно попытаться объяснить причину благоволения менеджмента Сбербанка важному клиенту знаменитым обаянием Сулеймана Керимова и его финансовым талантом. «Сулейман часто говорит: вы любите деньги, а у меня их много, и я легко с ними расстаюсь», — характеризует Керимова один из его знакомых.

А может, дело в покровительстве влиятельных людей? В ноябрьском интервью «Ведомостям» бывший руководитель Банка Москвы Андрей Бородин рассказывал о связях Керимова с бывшим спецпредставителем президента Дмитрия Медведева Игорем Юсуфовым. По версии Бородина, Юсуфов рассказывал ему, что создает для «молодого человека» (так в разговорах Юсуфов называл Медведева) «пенсионный фонд» или «будущую финансовую империю». Бородин утверждал, что Юсуфов делит с Медведевым прибыль и активы и является одним из лиц, уполномоченных держать активы, входящие в сферу интересов президента. К числу таких активов Юсуфов, по словам Бородина, относил и купленный в 2010 году Керимовым с партнерами «Уралкалий». Других подтверждений этому нет: участие Юсуфова в этой сделке отрицают он сам, а также источники в «Нафте» и «Уралкалии». Но знакомый с Керимовым бизнесмен рассказывает, что Юсуфов уже предлагал свои услуги Керимову раньше: например, он хотел быть посредником между главой «Нафты» и банком ВТБ, когда Керимов покупал акции «Полюс Золота». 

Керимов и сам не чужой во «власти»: он дважды был депутатом Госдумы, с 2008 года он — сенатор от Дагестана. Не является секретом и давняя дружба Керимова с первым вице-премьером Игорем Шуваловым, и его хорошие отношения с помощником президента Аркадием Дворковичем. Но ни тот ни другой не поручались за Керимова перед Сбербанком, утверждают представители обоих чиновников. Шувалов познакомился с Керимовым около 15 лет назад, когда они оба были бизнесменами, рассказывает представитель первого вице-премьера. Они сотрудничали по линии адвокатского бюро, когда Шувалов занимался юридической практикой, и вскоре подружились. Однако сейчас совместных бизнес-проектов у них нет — Шувалов не может заниматься предпринимательской деятельностью, находясь на госслужбе.

Ближний круг КеримоваА Керимов — может. «В 2006 году у Сулеймана было полное отсутствие страха, он верил в успех. Он покупал, и все росло, все получалось. Он достиг невероятных высот в России и захотел выйти на другой уровень», — рассказывает источник, близкий к Керимову. В это время в окружении Керимова, куда входили прежде всего Александр Мосионжик и Татьяна Башмакова, появился новый персонаж — американский инвестбанкир русского происхождения Аллен Вайн. До ноября 2005 года Аллен Вайн возглавлял российское представительство Merrill Lynch, а после ухода из банка остался в России. Во время одной из встреч со своим старым другом Семеном Вайнштоком, главой «Транснефти», инвестбанкир познакомился с Мосионжиком, гендиректором «Нафты Москва». Тот представил его Керимову. Как утверждает источник Forbes, Керимов и Вайн стали не только деловыми партнерами, но и друзьями. Результатом дружбы стало назначение в июле 2006 года Вайна главой совета директоров «Нафты Москва» и совета директоров швейцарской Millennium Group, одной из его компаний, занимавшейся зарубежными инвестициями. По сути, Вайн начал предоставлять Керимову весь спектр услуг family office, консультируя его по инвестициям и одновременно решая его личные вопросы за границей. В общем, новому топ-менеджеру и приятелю Керимова предстояло сыграть важную роль в его жизни.

Катастрофа на старте

В субботу, 25 ноября 2006 года, на Английской набережной в Ницце произошла автокатастрофа. Спорткар Ferrari Enzo (6 л, 660 л. с., максимальная скорость 370 км/ч, разгоняется до сотни за 3,4 сек), которым управлял Керимов, на огромной скорости ударившись колесом о бордюр, вылетел на обочину и налетел на дерево. Капсула безопасности спасла жизни водителя и пассажирки, телеведущей Тины Канделаки, но не защитила от пожара. На Керимове загорелась одежда, он катался по траве, пытаясь сбить пламя. Вертолетом его перевезли в ожоговый центр в Марселе, затем самолетом в военный госпиталь Королевы Астрид в Брюсселе — в виде исключения, тут же заявило Министерство обороны Бельгии, пациент оплатит все расходы. По слухам, именно Вайн договорился об устройстве Керимова в этот госпиталь.

Мало кто знал, что накануне автокатастрофы Керимов осваивал новую для себя реальность западного бизнеса. Его промоушеном на Западе занимался Вайн. Он представлял главу «Нафты» банкирам и крупным бизнесменам как талантливого инвестора, который не участвовал в приватизации, не строил налоговых схем и не пилил бюджет. «Вайн вывел Керимова во внешний мир, раньше он нигде не мог пройти процедуру compliance, все воспринимали его как рейдера», — говорит один из инвестбанкиров. Усилия Вайна и обаяние Керимова в конечном счете принесли результат, и постепенно топы глобальных инвестбанков начали воспринимать Керимова как потенциального клиента. Но кто-то должен был рискнуть первым. Риск взял на себя глава банка Morgan Stanley Джон Мак, один из друзей Вайна. Именно Morgan Stanley летом 2006 года начал полную проверку всех активов Керимова на предмет их «чистоты».

После аварии Керимов долго не появлялся на людях. Он лежал в больницах, проходил реабилитацию, принимал множество лекарств и вынужден был постоянно делать перевязки. «Ему приходилось носить специальный костюм, наполненный силиконом. Он был в постоянном ознобе», — рассказывал Forbes один из знакомых Керимова. Но запущенная в 2006 году корпоративно-инвестиционная машина не давала возможности передохнуть: принимать решения нужно было быстро.

После того как Morgan Stanley завершил due diligence, подоспели и остальные — всего 12 американских и европейских банков, рассказывает бизнесмен, знакомый с Керимовым. Все они признали его активы и деньги «чистыми». «Мы так и не смогли узнать, сам ли он участвует в сделках или фронтует кого-то, да нам это и не было нужно», — признался Forbes один из инвестбанкиров.

По большому счету эти подробности не волновали банкиров, поскольку им попалась по-настоящему крупная рыба. К концу 2007-го — началу 2008 года российские активы были на пике стоимости. Керимов распродал почти все, что у него было в России. И эти сделки принесли ему около $26 млрд кэшем. После уплаты долгов осталось примерно $20 млрд. Банкиры предлагали, казалось бы, выгодные объекты для инвестиций — акции западных компаний и банков.

Страницы12
Поделиться
0
0
Загрузка...

Рассылка Forbes.
Каждую неделю только самое важное и интересное.

Самое читаемое
Рамблер/Новости
Опрос
Что для вас лично является одной из главных актуальных тем современности?
Проголосовало 8033 человека
Forbes 07/2016

Оформите подписку на журнал Forbes.

Подписаться
Закрыть

Сообщение об ошибке

Вы считаете, что в тексте:
есть ошибка? Тогда нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке".

Вы можете также оставить свой комментарий к ошибке, он будет отправлен вместе с сообщением.