«Улыбка» — ключевое слово». Впечатления и фото участников акции «Белое кольцо»

Журналисты редакции Forbes побывали на акции на Садовом кольце. И рассказали об увиденном

Ирина Малкова, корреспондент Forbes

«Улыбаемся и машем!» — вот девиз прошедшей акции. Мы вышли около двух часов дня со станции метро «Октябрьская» (радиальная), шли вдоль Садового, по обе стороны от Якиманки уже плотно стояли люди. Мы остановились недалеко от Крымского моста. Главным развлечением в цепи было приветствие автопробега (кажется, из каждой второй машины размахивали белыми лентами, шарфами, варежками, цветами и сигналили), а главной темой для обсуждения было: «Замкнули или нет?» Минут через двадцать стояния кто-то из автопробега уже сообщил нам, что круг замкнулся. Но никто не расходился. Мимо проплыл лимузин, из которого ободряюще улыбался лидер ЛДПР Владимир Жириновский. «Почему без ленточки?» — смеялись ему вслед. Полиция вела себя мирно. Но часам к трем напротив «Сада искусств» начали парковаться эвакуаторы. Водитель одного из них присоединился к нам и рассказал, что их пригнали «на всякий случай», если понадобится улицу перекрыть. «Я сам за вас», — поделился он и даже разрешил повесить на эвакуатор белую ленточку. Эвакуаторы вроде не пригодились. Когда мы прощались с соседями по «хороводу», нас спрашивали, где встречаемся 5 марта.

Ольга Павлова, редактор Forbes

Мы стояли на Новинском бульваре, держась за руки с друзьями и незнакомыми людьми, были там примерно с 14:45. Но хотя мы и опоздали, народ не думал расходиться, все стояли, улыбались, махали проезжающим машинам, а машины гудели в ответ. «Улыбались» — это ключевое слово. Мне кажется, столько улыбок я давно не видела, особенно в Москве. И думаю, ни на одной из акций (а я была на всех, начиная с 5 декабря на Чистых прудах) не было так дружелюбно и позитивно, может, потому что в этот раз были только свои, во всяком случае в нашей части кольца. Мирно стояли полицейские, рядом с нами — какая-то замерзшая женщина в форме, но она не очень интересовалась происходящим. А вот ее коллега-сосед снимал всех на камеру с большим любопытством и, кажется, симпатией.

Круг, безусловно, замкнулся, потому что мне одновременно из нескольких мест Садового кольца (с Чистых прудов, с Цветного бульвара, с Таганки, с Парка культуры и с Павелецкой) звонили друзья и говорили, как вокруг много народу. Но еще больше было поддержки из машин. От Новинского до Маяковской образовалась настоящая пробка, но и она была позитивная, потому что люди сами тормозили, чтобы помахать стоящим на кольце. Почти из каждой машины были видны белые флаги, или плакаты, или просто платки, но что-то белое. То есть и машины были не просто любопытствующие, а тоже свои. И приятно, что продолжалось народное плакатное творчество. Много вариаций белых ленточек (были даже из аптечного бинта). Запомнившиеся плакаты, уже виденные на Болотной: «Мы за честные амфоры», «Прокат Путина» в виде автомобильных номеров и «Я — оранжевая угроза» в руках бабули-одуванчика (правда, его я лично не видела, уже на фото). Только в одной машине ехал человек с плакатом-сердцем «Путин любит всех», но с ним изо всех открытых окон других автомобилей спорили люди с белыми лентами.

Я была с несколькими группами друзей. Одна из подруг, мама двух малышей, младшему из которых полтора месяца, постояла совсем недолго, 15 минут, и поехала домой. Сказала, что до родов не могла ходить, но сейчас было важно поддержать всех. Вторые — друзья с 10-летней дочкой, которая предпочла митинг соревнованиям по горным лыжам. Они впервые пошли на акцию «За честные выборы» вместе с ребенком, вначале боялись немного, но поняли, что все мирно и дружелюбно. Папа в этой семье работает в одном из московских департаментов и отказался прийти 23 февраля на путинг по разнарядке, хотя все остальные коллеги в «Лужниках» были. А сюда пошел со всем семейством и друзьями.

Иван Осипов, редактор Forbes.ru

С 14:00 до 15:00 я успел пройти вдоль «цепи» от Большой Сухаревской площади до метро «Таганская». Атмосфера действительно была исключительно позитивной. Первые «разрывы» в кольце увидеть довелось лишь на Земляном валу, за несколько сотен метров до «Таганской» — к тому времени люди уже начали расходиться по домам. Приятно, что большинство участников акции не реагировали на провокации прокремлевской молодежи.

С 15:30 я находился на Площади революции, где протестующие, в основном сторонники «Левого фронта», планировали отпраздновать «проводы политической зимы». В отличие от позитивного и улыбчивого «Белого кольца» площадь скорее апеллировала к традициям несанкционированных акций на Триумфальной площади: сотни полицейских, омоновцев и военных, бесконечные ограждения, Сергей Удальцов в окружении десятков журналистов, «нашистские» провокаторы и ощущение, что с минуты на минуту у одной из сторон сдадут нервы и начнутся массовые задержания.

В итоге обошлось: после того, как нескольких человек с масленичным чучелом затолкали в автозак, а их соратники поводили хоровод под антипутинские частушки, задержанных с площади увезли, а Удальцова — вытеснили. Парламентер от оппозиции в лице депутата Ильи Пономарева договориться о немедленном освобождении задержанных не смог. Появившиеся на месте событий уже после отъезда лидера «Левого фронта» Борис Немцов и Геннадий Гудков ограничились комментариями для журналистов и удалились в направлении Александровского сада. После их ухода на площади еще периодически вспыхивали вялые потасовки оппозиционеров с «нашистами», но и они вскоре сошли на нет.

Антон Трофимов, редактор Forbes

Я пришел на Земляной вал, где собирался встать в цепь, без четверти два. На тротуаре группками по два-три человека стояли люди с белыми ленточками, за которыми бдительно приглядывали два полицейских — старший лейтенант и капитан. Первое сильное впечатление — благожелательность и свобода, с которой совершенно незнакомые люди, присоединявшиеся к цепи, здоровались друг с другом, завязывали беседы, делились белыми ленточками. В два часа ровно по цепочке прошла волна: стоявшие под стенами домов сделали несколько шагов вперед, выйдя на бровку тротуара. То и дело приходилось делать несколько шагов в сторону: из подземного перехода подходили новые и новые люди, которые просили уже стоящих чуть подвинуться, чтобы встать в цепь.

С проезжей части раздались первые автомобильные гудки: сочувствовавшие акции выражали свою поддержку. Через пятнадцать минут сигналила каждая пятая машина, а еще через четверть часа Садовое гудело непрерывно. Каждую сигналящую машину с белыми лентами, шарами или листами бумаги на боковых стеклах цепь встречала взмахами рук. Очень популярным был жест victory: два растопыренных пальца поднимали не только стоявшие на тротуарах, но и водители, открывшие окна или высунувшие руку в люк на крыше. Примерно в половине третьего мимо стоящих на тротуаре проехала машина, из заднего окна которой выглядывал улыбающийся человек, кричавший уже сорванным голосом одну и ту же фразу: «Оно замкнулось! Мы его замкнули!»

Похоже, немалая часть потенциальных участников акции решила не вставать на тротуаре, а повторить автомобильное «кольцо» трехнедельной давности: каждая четвертая машина была украшена самодельными плакатами, среди которых были, например, такие: «Россия не подлодка, без Путина не утонет» и «Путин?! Не-а, не слышал…». А вскоре на многих автомобилях замелькали наклейки «04.03.12. Прокатим Путина!». Многие автомобилисты размахивали первыми попавшимися под руку белыми предметами: шарфами, варежками, детскими игрушками, даже полиэтиленовыми пакетами, привязанными к чему придется — от автощеток до бейсбольных бит. Особенно пикантно смотрелись медленно едущий вдоль цепи белый «Мерседес», через задние окна и крышу которого был пропущен пододеяльник, и Range Rover, украшенный добрым десятком надутых хирургических перчаток.

В три часа, когда, по идее, акция должна была закончиться, люди на Земляном валу и не подумали расходиться. То и дело кто-то из стоявших в цепи смотрел на часы, потом бросал взгляды по сторонам — и оставался на месте. И даже в полчетвертого с другой стороны Садового кольца было видно, что собравшиеся не намерены расходиться: два десятка человек, державшие в руках длинное белое полотнище, то и дело пускали его волной, вызывая новый всплеск гудков. А мимо них, плотно увязнув в непрерывно сигналящих машинах, которые неторопливо ехали в двух правых рядах, медленно ползли два серых омоновских «Урала» с зарешеченными окнами. Сидевшие за рулем бойцы в камуфляже изо всех сил старались сохранить каменные лица.

Анна Касьян, корреспондент Forbes.ru

«Замкнулся!» — радостно кричал нам мужчина, проезжая мимо Крымского моста, на котором стояли мы. Машины сигналили, люди махали нам ленточками, платками, белыми листами бумаги, игрушками и пакетами, в общем, всем, что было у них под рукой, даже белым бюстгальтером. Не сигналили нам только троллейбусы, зато пассажиры в них махали нам в ответ. Люди разных возрастов от 4 до 80 лет держались за руки и улыбались друг другу. Кто-то был с белыми цветами, кто-то с белыми зонтами, шарфами, но все — с белыми лентами. На самом деле я шла от Крымского Вала к мосту: хотела просчитать всю масштабность происходящего, по пути взяла белую ленточку, огорчившись, что на ней черными буквами написано «за Россию без Путина», потому что это все-таки акция за честные выборы, а не против Путина. На мост уже не пускали сотрудники ДПС, но, перебежав дорогу чуть дальше, я на него попала. Прошла по мосту от силы 5 минут, девушка в цепи, повернувшись ко мне и, увидев ленточку, попросила меня постоять на ее месте, пока она покурит. «Она уже минут 15 пытается покурить», — рассказывают мне ее соседи, «но не могла разорвать цепь». Потом девушка ушла чуть дальше, потому что там кто-то ее все же разорвал, и она стала недостающим звеном.

«Свой долг мы выполнили, пора идти», — сказали мои соседи примерно в 4 часа дня, пошла и я, встречая счастливых людей с белыми лентами, начала встречать и с красными сердечками с надписью «Путин любит всех». У здания «РИА Новости» их оказалось человек 30, одни пели на камеру, другие просто стояли рядом. Мне понравилась одна вещь, висевшая на шее у многих, —- киношная хлопушка, на которой белыми буквами, будто мелом, написано «до выборов Путина осталась неделя». Подойдя к молодым людям, я попросила подарить мне хлопушку на память. «Сначала снимите ленту и растопчите ее», — услышала я в ответ. Хлопушку я так и не получила, зато была одарена переводной наклейкой, изображающей Путина в белом кимоно.

Уже в метро на станции «Площадь Революции» один из полицейских спросил у меня: «Можно ли узнать, что это за белая лента, если не секрет». Взял ее в руки и внимательно прочитал надпись. «У каждого свое мнение…вы не подумайте, что я вас агитирую», — сказал он мне улыбаясь.

Алексей Каменский, редактор Forbes.ru

Мы пришли на Зубовский бульвар в полтретьего и еще из переулка увидели, что все получилось. На той стороне кольца вдоль улицы растянулась густая толпа с белыми ленточками, белыми игрушками, туалетной бумагой, шарфами и т. п. Мимо ехали сплошным потоком и гудели автомобили тоже с разнообразным белым. На одном был плакат «Путин, бери пример с Ленина, в твоем возрасте он давно лежал в мавзолее». А вообще плакатов в этот раз почти не было. Я думаю, не потому, что акция была несогласованной — на автомобильном «Белом кольце» 29 января, тоже несогласованном, их было множество (от лаконичного «В жоПу» до целой инсталляции на крыше джипа). Просто вчера это был другой жанр. Большая встреча хороших, понимающих людей со схожими ценностями. Здорово, что их оказалось так много. Живая цепь скоро распалась, но никто не уходил, и никому не мешало, что дальнейшего плана мероприятия нет. Люди прогуливались вдоль кольца. Выходили к краю тротуара, чтобы помахать гудящим машинам. Пожимали руки знакомым — их было удивительно много, я встретил человек 25. Легко и дружески переговаривались с незнакомыми. Возле МИДа на Смоленской три женщины устроили бесплатную раздачу чая и блинов с вареньем. В полчетвертого, когда сплошной цепи уже не было, стали образовываться мирные группки беседующих.

«Наши» не сильно испортили общее впечатление. Не знаю, как в других местах, но у нас в районе Смоленской они никого не выталкивали на проезжую часть и вообще не устраивали никаких провокаций. Просто ходили небольшой матерящейся толпой с плакатами «Неделя до победы Путина» и тщательно избегали контактов с нормальными людьми.

Тимофей Дзядко, редактор Forbes

Я стал свидетелем происшествия на пересечении Садового кольца и Тверской улицы. Там сотрудники ГИБДД и подполковник полиции остановили джип на пешеходном переходе на самом выезде с Триумфальной площади на Тверскую (поводом послужило содержание плаката на лобовом стекле автомобиля, оскорбительное для человека, похожего на одного из кандидатов в президенты). Его обвинили в том, что он нарушал ПДД (немотивированные звуковые сигналы) и своим плакатом нанес оскорбление представителю власти (на этом настаивал подполковник полиции). Остановка автомобиля на пешеходном переходе спровоцировала давку и стихийный митинг. Стоявшие рядом с джипом молодой человек с девушкой наотрез отказывались уходить до того, как водителя с его спутницей не отпустят. В результате подполковник полиции обратился за помощью к ОМОНу, и эту девушку вытащили из толпы и поместили в автозак (они стояли по периметру Триумфальной площади): повод — участие в несанкционированном митинге.

В какой-то момент гаишники уже хотели отпустить водителя джипа (действительно, почти все машины вокруг в этот момент гудели), но подполковник полиции завладел оскорбительным плакатом и настаивал на том, что водителя надо отвезти в отделение и разобраться. После его настойчивости гаишники вменили водителю джипа нарушение ПДД (неправильная перевозка пассажиров): его спутница высунулась в люк на крыше и размахивала крупной белой лилией, которую ей дал кто-то из участников «Белого круга». Таким образом, водитель джипа и его спутница, сами того не желая, превратились в народных трибунов несанкционированного митинга. При этом толпа пыталась штурмовать автозак, в котором находилась задержанная участница акции. Но он уехал. При этом водитель джипа категорически отказывался подписывать составленный гаишниками протокол.

Александр Левинский, обозреватель Forbes

Покровителям прокремлевских юнцов, вышедших к «Большому белому кругу» на Зубовский бульвар, не удалось спровоцировать участников флэш-моба. Девочки и мальчики пэтэушного вида были снабжены одинаковыми изготовленными из пенопласта планшетами-сердцами с надписью «Путин любит всех» и планшетами —киношными «хлопушками» «Неделя до победы Путина». Они выстраивались позади взявшихся за руки людей с белыми лентами, наваливались на них и пытались вытолкнуть на проезжую часть. Затем, когда закончилось время круга, стояли у проходной РИА «Новости», выкрикивая: «Кто за Путина? – Я за Путина», а накричавшись, направились к метро. Там молодые люди из флэшмоба встретили их речевкой «Путин – пять-сот руб-лей!». «Я за Путина!» — откликались те в гулком вестибюле станции.

Тем временем на площади Революции на пятачке, окруженном ОМОНом, шли проводы политической зимы. После того, как за полицейскими заграждениями кто-то попытался устроить драку, десятки людей с белыми лентами пошли с лидером Левого фронта Сергеем Удальцовым «хороводом» вокруг собравшихся. «Россия без Путина!», — скандировали они и кричали «ура!», когда в небо взлетела огромная гирлянда белых шаров, среди которых улетало и небольшое чучело Владимира Путина. В середине в окружении телекамер раздавали интервью Борис Немцов и Геннадий Гудков. Неподалеку несколько казаков Войска Донского спорили с молодым человеком в кожаной куртке нараспашку и антипутинской футболке и девушкой. Молодой казак с серебряной серьгой в ухе примирительно вспомнил, что идет Прощеное воскресенье и попросил у девушки прощения. Она ответила тем же, и они троекратно расцеловались. «Надо молиться за Россию», — сказал казак, уходя.

В полицейских заграждениях открыли проходы, и люди с площадки перед выходом из метро двинулись на Манежную площадь. Ворота по сторонам Иверской часовни были закрыты, а за ними виднелись десятки полицейских. «Красная площадь закрыта по техническим причинам!» — надрывался мегафон. «Техническая причина — это народ», — смеялись на Манежной.

Новости партнеров