«Это приговор не Алексею Козлову, а российской системе правосудия» | Forbes.ru
$58.45
69.41
ММВБ2159.84
BRENT63.79
RTS1165.13
GOLD1288.68

«Это приговор не Алексею Козлову, а российской системе правосудия»

читайте также
Вышел январский номер Forbes +2 просмотров за суткиВсе о технологиях продления жизни — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad +1 просмотров за суткиВышел декабрьский номер Forbes Все об Алексее Улюкаеве — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad +1 просмотров за суткиСергей Романчук: "Если вы не знаете, откуда изымается прибыль, то, скорее всего, ее делают на вас" +1 просмотров за суткиЖизнь после «Копейки». Александр Самонов возвращается в ритейл Все о выборах президента в США — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad Все о проблемных банках — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad Вышел ноябрьский номер Forbes Все о бриллиантах — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad Все о роботах — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad Экс-сенатор Лебедев продолжит судиться с Вексельбергом и Блаватником за $2 млрд Советы для инвесторов — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad Лекция Ольги Кузиной «Методом проб и ошибок: финансовые стратегии населения в 1991-2016» Все о хоккее — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad Следственный комитет прекратил преследование Дмитрия Каменщика Как автодилеры справляются с кризисом Вышел октябрьский номер Forbes Все о выборах 2016 года — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad Скоростной режим: зачем американский миллиардер купил «Формулу-1» +3 просмотров за суткиСостав для энергетика: выходцы из РАО ЕЭС чаще других привлекают внимание силовиков

«Это приговор не Алексею Козлову, а российской системе правосудия»

Алексей Петяев Forbes Contributor
фото Максим Новиков для Forbes
Предприниматель Алексей Козлов повторно приговорен к 5 годам лишения свободы: мнения экспертов

Яна Яковлева, председатель НП «Бизнес солидарность»

Могу себе представить, что сейчас чувствует Алексей. Насколько тяжело снова попасть в эту клетку, в которой он уже провел 3 года. При всем общественном резонансе и при всех свидетельствах его невиновности эта система ни на что не реагирует и все равно берет человека под стражу.

Это приговор не только Алексею, а всей российской системе правосудия. Даже, когда Верховный суд отменил предыдущий приговор, и заявил, что при первом рассмотрении дела не были учтены факты, свидетельствующие о невиновности Козлова, Пресненский суд, все равно снова признал Алексея виновным и приговорил его к 5 годам. Это свидетельство того, что российская судебная система в принципе не работает, и мы живем в стране, в которой нет суда. Суд не реагирует не только на общество и на современную ситуацию, но и на изменение законодательства и на руководство своего прямого начальства – Верховного суда.

На самом деле, дело Козлова надо было забрать у тех, кто его уже один раз осудил, и передать его на рассмотрение в другие, несвязанные с ним структуры – Следственный комитет, ФСБ – и они должны были в нем разбираться. А у нас получилось, что его повторно судили те же самые люди, ожидать от которых справедливого решения было просто невозможно. Нельзя же было рассчитывать на то, что они сами себя высекут и уличат себя в совершении преступления.

Эта система будет покрывать коррупцию внутри себя до последнего. И так будет до тех пор, пока у нас не пройдут настоящие реформы судебной системы. Эта система должна быть изменена, а люди, принимавшие такие решения, как по Козлову, должны быть отправлены куда подальше, например, на Марс. Им не место в суде. Сейчас же наш суд – это институт, который прикрывает коррупцию. И получается, что если заказчик заплатил следователю, то дальше можно спать спокойно, потому что система прикроет любой факт коррупции. И это страшно.

Кроме того, решение по Козлову было принято, не смотря на изменение ситуации в стране и все прошедшие акции протесты. Оно демонстрирует логику системы и посылает сигнал обществу – «что бы вы, дураки, не делали, мы на вас не реагируем, вы ничего с нами не сделаете, и мы все равно вас всех пересажаем».

Я не знаю, как ситуация будет развиваться дальше, но дело Алексея настолько резонансное, что общество, оправившись от шока, должно выйти на митинги уже не с теми лозунгами, что сейчас, а с целью заострить внимание на проблеме отсутствия правосудия в нашей стране. Это самое ужасное жить в стране, в которой суд ни на что не реагирует, и может любого человека упечь в тюрьму ни за что.

В сложившейся ситуации вся оппозиция должна объединиться и забыть про разногласия. Потому что дело Козлова касается каждого из нас, сегодня посадили его, завтра на его месте могут оказаться другие. Кроме того, оно показывает, что какой бы ни была публичность дела, система все равно будет плевать на всех нас. Точно также и власть реагирует на наши протесты, просто смеясь над нами. Поэтому сейчас мы должны поменять содержания протестов, и потребовать не только ухода Путина, но и перестройки судебной системы. Потому что даже если Путин уйдет, то судья, судившая Козлова, останется.

Надо понимать, что пока у нас не будет справедливого, независимого суда, ни одна реформа не сможет пройти. Потому что все нити ведут в суд. И то, что у нас плохая медицина, плохие дороги, воровство, кознокрадство – все это следствия отсутствия в России независимого суда. Поэтому общество должно в первую очередь потребовать реформы суда, и уже суд решит, легитимна существующая власть, или нет.

Вадим Клювгант, адвокат Михаила Ходорковского

Во-первых, я сочувствую Алексею, хочу пожелать ему удачи в дальнейшей борьбе, чтобы он не терял надежду и присутствия духа. Во-вторых, этот приговор — урок тем, кто поспешил обрадоваться и заявить о победе после отмены приговора Верховным судом. Потому что Верховный суд отправил приговор на пересмотр обратно в Москву, а московская судебная система хорошо известна своей круговой порукой по такого рода «специальным делам». Мы это видим и в своем деле, и я думаю, наш пример не является исключением. Сегодня мы увидели еще один пример того же самого. Это прискорбно, но, к сожалению, это реалии нашей сегодняшней московской судебной жизни.

Я не могу утверждать, что этот приговор является местью за участие Алексея Козлова и его супруги журналистки Ольги Романовой в акциях протеста, поскольку у меня нет доказательств. Но связи между двумя этими событиями трудно не заметить.

Гражданскому обществу в этой ситуации надо понимать, что никакая власть не будет делать того, чего она делать не хочет. А будет она что-то делать только под давлением гражданского общества. Я имею в виду все законные формы такого давления. В этом и состоит предназначение гражданского общества — быть контролером власти, оказывая на нее законное давление там, где затронуты интересы и нарушены права гражданского общества.

Должно быть четкое понимание, что власть создана для общества, а не наоборот. У нас этот баланс сильно нарушен, и мы должны добиваться его восстановления. Для решения этой задачи нет волшебного рецепта. Это тяжелый путь, и 1, 2 или 5 выходов на улицу сами по себе приведут к счастью и благоденствию. Это долгая борьба, в которой надо использовать все средства, не запрещенные законом.

Борис Немцов, политик, сопредседатель движения «Солидарность»

Во-первых, сегодня было два приговора политического характера: Козлову — 5 лет, и Удальцову — 10 суток. Я их рассматриваю как абсолютно спланированные акции устрашения оппозиции. Я вообще не припомню случая, чтобы суд после скандала с отменой приговора дал ровно столько, сколько просила прокуратура.

Во-вторых, Козлова посадили за то, что он якобы присвоил себе акции какой-то компании по заниженной цене, тем самым совершив мошеннические действия. Но тогда за это же надо посадить господина Тимченко, который купил у «Газпрома» пакет в 3,3% акций «Новатека» по заниженной цене, тем самым нанеся ущерб государственной компании более чем на $1 млрд. А также члена кооператива «Озеро» Ковальчука, который должен вообще пожизненно сидеть за то, что он вывел за бесценок активы «Газпрома», включая «Газпромбанк», «Газпром-медиа», «Согаз» и т.д. на общую сумму  $60 млрд. Эти люди должны сидеть пожизненно. Далее, открываем доклады «Путин. Итоги», «Путин и «Газпром» и по каждому конкретному случаю хищений и мошеннических действий сажаем всех путинских бандитов.

То есть, с одной стороны, это решение по Козлову политически мотивированное, т.к. жена Алексея Козлова журналист Ольга Романова — казначей протестных акций и член Лиги избирателей. И посадка Козлова на 5 лет — это месть Романовой за ее политическую деятельность. А с другой, если Алексея сажают на 5 лет, то всех путинских бандитов надо сажать пожизненно, включая самого Путина.

В этой ситуации гражданское общество должно выйти на митинги протеста по этому решению. Надо понимать: если мы не будем бороться, они нас свинтят в бараний рог. У власти в России находятся бандиты, а бандиты понимают только силу. Сила для них — это массовый народный  элемент, больше они не понимают ничего. Пока они не получат по морде, как это было на Сахарова, Болотной, Якиманке, они не успокоятся, и будут дальше пробовать закручивать гайки. Если мы сейчас промолчим, они продолжат сажать других. Очевидно, увидев, что следующие массовые протесты будут только в мае, они начали закручивать гайки. И если мы сейчас не отреагируем, завтра они доберутся до нас.

Александр Хинштейн, депутат Госдумы от «Единой России»

Мне трудно оценивать степень виновности Алексея Козлова, не зная материалов уголовного дела, но я не сторонник вынесения приговоров с реальным сроком заключения за преступления экономической направленности. Я думаю, что гораздо более справедливый и эффективный путь в этой ситуации — финансовое наказание.

Я не считаю, что приговор Козлову как-то связан с акциями протеста в Москве. Потому что мы видим, что реагирование на акции протеста наступает, и оно носит вполне конкретный, предметный характер. Так что я не считаю, что дело Козлова имеет некий политический характер. Политическим фактором здесь является лишь то, что он женат на моей коллеге журналистке Ольге Романовой. Но известная жена — это еще не политика.

Я не думаю, что сейчас власть заинтересована в давлении на инакомыслящих, на выразителей протестной позиции, напротив — власть сейчас заинтересована в диалоге. Свидетельство этому — встречи, которые проводятся сейчас высшими руководителями страны, включая президента, с руководителями несистемной оппозиции, имеющими жесткую антикремлевскую позицию.

Геннадий Гудков, депутат Госдумы от «Справедливой России», член оргкомитета шествия «За честные выборы»

Приговор Алексею Козлову — это вызов общественному мнению, потому что к нему привлечено сейчас колоссальное общественное внимание. Ольга Романова разоблачила серьезнейшую коррупционную схему, существовавшую вокруг этого дела. И, я думаю, что приговор Козлову связан с попытками Ольги Романовой придать гласности все неблаговидные дела, которые творились вокруг ее мужа. На мой взгляд, это защитная реакция системы. В связи с этим, мне хочется понять, доведена ли до следствия информация, выявленная Романовой, и однозначно свидетельствующая об уровне коррупции в правоохранительной системе, и расследуются ли вскрытые факты коррупции. Пока ответа на этот вопрос я не имею.

Кроме того, приговор Алексею Козлову — это демонстрация силы. Властью взят порочный курс на закручивание гаек. Еще одно подтверждение этому, что Удальцову сегодня в очередной раз дали 10 суток. Об этом же говорит и чрезмерно жесткое решение в отношении девушек, совершивших неблаговидный проступок в храме Христа Спасителя. В то время как настоящие преступники у нас уходят от ответственности, дела не расследуются, годами валяются в судах, переносятся и т.д. Налицо двойной стандарт правосудия в России.

Одним из компонентов такого решения стали и протестные акции в Москве. Власть считает, что к ним надо относиться жестче. Об этом свидетельствует и попытка пересмотра закона о митингах и демонстрация силы 5-го марта. Я думаю, все это — звенья одной цепи. Выборы закончились и игры в либерализм вместе с ними.

(Дело Алексея Козлова: хронология и факты)

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться