Forbes
$66.04
73.58
DJIA17873.22
NASD4933.50
RTS919.86
ММВБ1928.29
28.05.2012 07:32
Надежда Иваницкая Надежда Иваницкая
бывший обозреватель Forbes 
Валерий Игуменов Валерий Игуменов
бывший заместитель главного редактора Forbes 
Ирина Малкова Ирина Малкова
бывший редактор Forbes 
Поделиться
0
0

Зачем миллиардеру Михаилу Абызову власть

Зачем миллиардеру Михаилу Абызову власть
Этапы карьеры успешного новосибирского предпринимателя, оставившего бизнес, чтобы стать министром в правительстве Медведева

Худощавый небритый мужчина решительным шагом направился к участникам акции на Болотной площади в Москве. Десятого декабря 2011 года здесь собралось больше 
70 000 человек, протестовавших против итогов думских выборов. В толпе митингующих он чувствовал себя вполне уверенно. Те, кто стоял рядом, и не предполагали, что расспросами («где работаете?», «зачем пришли?») им докучает человек, которого в тот же день могут показать по центральным телеканалам рядом с президентом. Это был успешный предприниматель Михаил Абызов, который через месяц с небольшим был назначен советником Медведева.

Абызов говорит, что он пришел, чтобы оценить обстановку и понять, какое у людей настроение. С площади он уходил с ощущением: открытость власти — это то, что нужно обществу в данный момент. На другие митинги он не ходил.

Вскоре после этого Абызов передал свои активы в траст, а сам пошел на госслужбу. Он в бизнесе 20 лет, успел снискать славу жесткого менеджера, стать миллиардером (68-е место в списке Forbes, $1,3 млрд), нажить влиятельных врагов и стать координатором «открытого правительства»... Как человеку, которому нет еще и сорока, удалось протоптать тропинку из бизнеса во власть и зачем он к ней рвется?

Новосибирский неформал

Если бы не перестройка, Абызов мог пополнить список молодых ученых России. К 16 годам у него уже было два авторских патента в области электрофизики. В 10-м классе он победил в белорусской олимпиаде по математике и получил приглашение в знаменитую Колмогоровскую школу-интернат при МГУ, где с ним учился, например, другой участник «Золотой сотни» Forbes Андрей Мельниченко. Абызову дали рекомендацию для поступления на мехмат МГУ без экзаменов. Но учиться ему было некогда: вместо математики он занялся коммерцией.

Двадцатилетний парень выглядел как настоящий неформал: ядовито-желтая сумка, косичка и серьга в ухе. Абызов произвел неизгладимое впечатление на депутата Госдумы от Новосибирской области Ивана Старикова. Он встретился с молодым бизнесменом в московском аэропорту по рекомендации друзей. После каникул, проведенных на сталинской даче на мысе Видный, Стариков согласился взять Абызова в помощники при условии, что тот вынет серьгу и изменит прическу. «Я понял, что он человек нестандартного мышления: присутствовала дерзость в суждениях, он подчеркивал, что весь этот депутатский антураж — полное фуфло», — вспоминает Стариков.

Еще в 1991 году у Абызова, которому тогда было 19, появился первый бизнес в Новосибирске: одна из его компаний поставляла туда оргтехнику. А к 1995 году у него уже были все атрибуты «нового русского» — 600-й «мерседес», мобильный телефон, золотая кредитка и охранники, вспоминает Стариков. По его словам, Абызов тогда дал ему $120 000 на губернаторскую кампанию (Абызов, впрочем, это отрицает).

С новосибирских времен за Абызовым тянется неприятный шлейф истории приватизации «Новосибирскэнерго». Местные журналисты назвали ее «ОРТЭК»-гейт. «ОРТЭК», торговая компания Абызова, работавшая в Западной Сибири, поставляла области топливо и сельхозтехнику для посевной. Область дала гарантию оплаты, но с осени 1995 года дважды пропускала платеж. «На третий раз мы потребовали залог», — рассказывает Абызов. 25-летнему бизнесмену было предложено три актива на выбор: нефтебаза «Красный Яр», акции «Новосибирскэнерго» и имущество муниципального торгового рынка. Нефтебазу ему в итоге не отдали, а рынок был с криминальным душком. Когда область снова не смогла заплатить, он получил 18,5% акций «Новосибирскэнерго». «Мы вынуждены были забрать ничего не определяющий пакет акций «Новосибирскэнерго», находившегося тогда в полубанкротном состоянии», — говорит Абызов. В 2000 году на выборах победил новый губернатор, нынешний полпред президента в Сибири Виктор Толоконский. Он начал проверки. Выяснилось, что долг администрации не подтвержден документами, а договоренности могли быть заключены «как притворные с целью легализации экономически ущербных и юридически несостоятельных хозяйственных решений». Делом занялась Генпрокуратура, на допросы не раз вызывали руководство «ОРТЭК», экс-губернатора Виталия Муху и его зама Василия Киселева. Но когда дошло до суда, акции «ОРТЭК» уже принадлежали другим компаниям и находились у номинальных держателей. «У Михаила бульдожья хватка и всегда была юридически подкованная команда», — говорит Стариков. Абызов утверждает, что на историю с судами и уголовными делами он не обращал серьезного внимания, поскольку «был уверен, что правда на нашей стороне».

К 1998 году Абызову кроме «Новосибирскэнерго» принадлежали уже пакеты и «Новосибирскнефтепродукта», и «Новосибирскавтодора», и многое другое. «Я пришел в РАО состоявшимся бизнесменом и состоятельным человеком», — говорит он. Но разве этого достаточно, чтобы чувствовать себя уверенно в Москве?

«Порвать всех, 
как промокашку»

«Миша опоздал к 1991 году и до сих пор продолжает решать проблему, с которой столкнулся в РАО: как сделать так, чтобы его не спрашивали, кто он такой», — говорит один из давних знакомых бизнесмена. К Анатолию Чубайсу Абызова привел Андрей Трапезников, помощник только что назначенного руководителя РАО ЕЭС России. Абызов не был образцом корпоративного поведения. Едва возглавив департамент инвестиций РАО, он ввязался в конфликт с зампредом правления Андреем Раппопортом. «Миша не любит никаких начальников, он сам себе начальник, но субординацию соблюдает», — вспоминает зампред РАО Леонид Меламед.

Рассказывают, что, когда после очередной ссоры Раппопорта и Абызова их вызвал к себе Чубайс и спросил, в чем суть конфликта, Абызов ответил: «У нас противоречия по аграрному вопросу — кто кого закопает». Первые месяцы прошли в условиях «лобового столкновения», подтверждает Раппопорт. Теперь он называет Абызова своим другом, а тогда хотел уволить строптивого подчиненного «и, наверное, уволил бы, если бы не [зампред правления РАО ЕЭС Валентин] Завадников, который его сильно защищал».

В конечном счете Чубайс обратил недостатки упрямого сотрудника на пользу компании — в 1999 году Абызов получил должность зампреда правления, возглавив один из самых тяжелых участков, борьбу с неплатежами и долгами. «Порвать всех, как промокашку, — это жизненное кредо Абызова, — говорит Меламед. — Возможно, Чубайсу нравилось это качество его характера». Меламед и Дмитрий Журба, друзья Абызова по Новосибирску, к тому времени уже тоже работали в РАО (кстати, вместе они контролировали «Новосибирскэнерго»). Эту троицу бросили на пополнение финансовых потоков. Реальные платежи за электричество в то время составляли около 8%, за остальное рассчитывались «зачетами» или не платили вообще. «Нужно было заставить платить олигархов, ФСБ, губернаторов, малый бизнес, и нетрудно догадаться, что никто не хотел этого делать, тем более что предыдущие 10 лет никто не платил», — говорит Чубайс. Абызов, как и другие топы РАО, не вылезал из командировок и с ночных совещаний. «Я говорил подчиненным: ваша работа — четко выполнять поставленные задачи, все непроизводственные проблемы — моя компетенция», — говорит Абызов.

Проблем было много. В 2001 году в Курганской области во время проверки счетчиков были зарублены топором два линейных контролера РАО ЕЭС. А губернатор Приморского края Евгений Наздратенко приказал арестовать топ-менеджеров РАО, как только они прилетят в край. РАО ЕЭС не боялось идти на обострение, как в истории с отключением военной станции слежения за космическими объектами на Камчатке зимой 2002 года. «Это был единственный раз из всех отключений, когда Владимир Владимирович [Путин] позвонил Чубайсу и сказал: Толя, я молчал, молчал, но это уже перебор», — вспоминает один из топ-менеджеров РАО ЕЭС. Но, вероятно, Путин позвонил и в Минобороны, которое тут же рассчиталось с долгом и заплатило за полгода вперед.

Пока Абызов занимался неплатежами, РАО, по его словам, удалось собрать около 200 млрд рублей долгов потребителей, и уже в 2000 году «живыми» деньгами оплачивалось 100% электричества.

«К Абызову никто никогда не относился безразлично. Его либо любили, либо ненавидели», — замечает бывший зампред правления РАО ЕЭС Владимир Аветисян. За время работы в компании Абызов нажил много недругов, причем не только из числа контрагентов. «Например, Греф не любил Мишу сильнее, чем кого-либо из нашей команды, считал его коммерчески мотивированным, не радеющим за страну человеком», — говорит один из бывших топов РАО ЕЭС России.

В 2005 году Абызов ушел из РАО. «Миша не хотел быть на последнем этапе реформы. Он считал себя бизнесменом, который создает, а не разрушает», — говорит бывший президент «КЭС-Холдинга» Михаил Слободин.

Страницы123
Поделиться
0
0
Загрузка...

Рассылка Forbes.
Каждую неделю только самое важное и интересное.

Самое читаемое
Рамблер/Новости
Опрос
Беспокоит ли вас курс рубля?
Проголосовало 16830 человек

Forbes сегодня

30 мая, понедельник
Forbes 06/2016

Оформите подписку на журнал Forbes.

Подписаться
Закрыть

Сообщение об ошибке

Вы считаете, что в тексте:
есть ошибка? Тогда нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке".

Вы можете также оставить свой комментарий к ошибке, он будет отправлен вместе с сообщением.