«Организаторы конкурса не знают, что хотят видеть на месте Зарядья» | Forbes.ru
$58.48
69.09
ММВБ2160.16
BRENT63.25
RTS1159.11
GOLD1292.00

«Организаторы конкурса не знают, что хотят видеть на месте Зарядья»

читайте также
+3942 просмотров за суткиСтолешников переулок признан самой дорогой улицей России +5040 просмотров за суткиБудет ли кризис на рынке жилой недвижимости в Москве? +307 просмотров за суткиКупи себе Пантеон: особняки-копии архитектурных шедевров +10184 просмотров за суткиЖил бы в Сочи. Сколько стоит квартира в олимпийской столице +321 просмотров за суткиКрыши мира: какие стартапы из США и Европы изменят рынок недвижимости в России +111 просмотров за суткиТендер для одного: подряды по парку «Зарядье» на 9,5 млрд рублей достались малоизвестной компании +262 просмотров за суткиВ Норвегии откроют самый большой в мире подводный ресторан +121 просмотров за суткиШколы вместо офисов. В Финляндии нашли новый способ использования пустых помещений +87 просмотров за суткиРост цен на жилье, серые схемы и другие возможные последствия отмены долевого строительства +57 просмотров за суткиГолодные игры: онлайн-сервисы доставки еды угрожают фуд-кортам в торговых центрах +20 просмотров за сутки«Намайнить» на квартиру. Зачем покупать недвижимость за криптовалюту +21 просмотров за суткиНавальный vs Росреестр: могут ли частные лица выступать в защиту публичных интересов +11 просмотров за суткиОбщежития снова в моде. Почему молодые специалисты в Кремниевой Долине предпочитают селиться вместе +36 просмотров за суткиПри Лужкове такого не было. Бывший мэр Москвы рассказал Forbes о парке Зарядье и переселении москвичей +9 просмотров за суткиКрасиво жить разрешается: на Тверской появится первый отель Fairmont +15 просмотров за суткиНа защиту дольщиков. Из-за нового закона вырастут цены на недвижимость +2 просмотров за суткиРусский таймшер: нужны ли стране доходные дома +40 просмотров за суткиС видом на горы: Шамони возглавил рейтинг роста цен на недвижимость +11 просмотров за суткиОпыт двадцатилетия. Стоит ли ждать повторения азиатского кризиса в ближайшем будущем +20 просмотров за суткиЗамах на метр. Как заработать на залоговой недвижимости +3 просмотров за суткиЯпонская земля на вес золота: как финансовый вирус поразил рынок недвижимости в Токио
Новости #Москва 28.03.2012 17:44

«Организаторы конкурса не знают, что хотят видеть на месте Зарядья»

Антон Трофимов Forbes Contributor
Григорий Ревзин о том, можно ли сформулировать градостроительную повестку дня методами краудсорсинга и почему в России разучились проектировать парки. Forbes отобрал 10 самых показательных проектов «Нового Зарядья»

В понедельник в московском «Доме на Брестской» открылась выставка конкурсных проектов застройки Зарядья — места, оставшегося после сноса гостиницы «Россия», которое премьер-министр Владимир Путин предложил отвести под парк. В организованной Москомархитектурой экспозиции, которая открыта для посещения до 6 апреля, представлены 116 работ, предлагающих самые разные варианты, порой весьма фантастические. На каждый из проектов посетители выставки могут оставить свой отзыв и проголосовать за наиболее понравившиеся — таким образом будут определены самые популярные. О том, каковы могут быть цель и результаты этого конкурса, и почему, скорее всего, ни один из представленных проектов не будет реализован, Forbes рассказал историк архитектуры Григорий Ревзин.

— Каковы ваши общие впечатления от конкурса?

— Он оставляет очень странное впечатление. Я не могу сказать, что там есть проекты, которые показались бы мне готовыми хотя бы концептуально. Фактически это конкурс на концепцию — не архитектурную, а вообще, которая в нормальном проектировании называется бизнес-концепцией. Люди, которые организовали этот конкурс, сами не знают, что они хотят там видеть. И это очень плохо.

Неясность задачи определяет слабость конкурса. Вероятно, это еще связано со спецификой его условий: в нем не предусмотрен победитель, и это значит, что предложенные идеи могут быть использованы для дальнейших разработок. Причем никто не гарантирует, что автор разработки и будет заниматься ею дальше. С точки зрения традиционных конкурсов это издевательство над самой их идеей. Но в любом случае получается, что заказчик перекладывает на архитекторов свою ответственность по созданию городской повестки дня. Я не представляю себе вариантов, когда бы такие вопросы решались вопросами краудсорсинга, а 116 проектов — это уже краудсорсинг. Получается, мы пытаемся с помощью такого странного приема решить, а что же там, на месте гостиницы «Россия», должно быть.

— Ну, раз нет ответа на вопрос, что должно быть, возможно, есть ответ, что может быть?

— Есть обещание воссоздать киноконцертный зал «Россия» — обещание, данное Лужковым и отмененное Путиным, который сказал, что здесь нужно устроить парк. Но процентов 40 проектов в той или иной форме пытаются туда всадить этот киноконцертный зал. Зал на 2000 мест со всей прилегающей структурой — это довольно большая постройка, и сначала имело бы смысл обсудить, нужна она там или нет. Имеется, скажем, некоторое количество продюсеров, с которыми я пытался провести консультации, чтобы понять, существует ли ответ на этот вопрос. Это люди, которые организовывали в киноконцертном зале «Россия» различные шоу. Они, конечно, хотят, чтобы такой зал был. Потому что в центре Москвы другого концертного зала на 2000 мест сейчас нет. Функции этого зала выполняет Крокус Сити холл, но это совсем другое место, которое далеко от центра. Хотя, конечно, там теперь есть метро и люди туда ездят. С другой стороны: сколько можно давать в год концертов, которые заполняли бы этот зал? Пять, семь, десять? Те люди, с которыми я общался, организовывали каждый по одному концерту в год, потому что это очень большая работа. А зал — это все-таки не музей, не Большой театр, это культурно-развлекательный объект, который должен быть коммерчески оправдан. Государство может поддерживать высокую культуру, но такой зал должен быть выгоден с точки зрения бизнеса. И вопрос о том, окупят ли десять концертов строительство такого зала, остается совершенно открытым — нет никакого бизнес-плана на эту тему. Строительство зала в центре Москвы нельзя вести во исполнение обещания ушедшего политика. Вы сначала посчитайте, скажите нам, что это будет работать так-то и так-то, а потом уже собирайте мнения.

— Но ведь изначально речь шла все-таки не о концертном зале, а о парке…

— Проекты с концертным залом — это только треть от всех представленных на конкурс. А есть еще проекты, которые, например, развивают тему православия, предусматривают строительство на этом месте множества церквей. Их немного, пять-семь, но они есть.

Есть вариант создания фальшивого археологического парка, воссоздать стену Китай-города и те церкви, которые в нем были, — что-то вроде римского Форума: домов не сохранилось, а есть храмы, археологическая зона, а вокруг — деревья. Но в данном случае получится фальшивый Форум! При Лужкове делали имитацию целых зданий (скажем, дворец Алексея Михайловича), а тут будут имитировать археологический парк.

Есть проекты, которые предлагают наделить это место рекреационными функциями, разместив множество ресторанов и кафе. Трудно сказать, насколько это осмысленно. Это явно рассчитано на то, что туристы с Красной площади пойдут туда есть — так же как сейчас они ходят есть в подземный комплекс на Манежную площадь. Но если парк — то это ради экологии, ради прогулок, так, как это сейчас происходит в Парке Горького. А если это место массового питания — то это совсем другая история, другая задача.

Теперь вопрос о том, что же собственно участники конкурса нам сказали. Прежде всего убеждаешься в том, что в Москве очень давно не проектировали парков и совершенно забыли, что это такое и что там делают люди. Действительно, последний парк, который создавался в Москве, — это парк Дружбы, созданный к Всемирному фестивалю молодежи и студентов 1957 года. С тех пор у нас парков не строилось — максимум скверы, бульвары и зеленые зоны между домами, как в Бутово. А о том, что такое городской парк, мы совершенно забыли. Такое ощущение, что у нас просто не осталось ландшафтных архитекторов.

— А на чем основано это ощущение?

— Парк — это прежде всего про людей и про растения, про то, как сделать так, чтобы им друг с другом было хорошо. Но этой повестки нет ни у кого, ни в одном проекте нет даже спецификации растений! А что есть? Например, полянка, на которой стоит скульптура нового модернистского здания: просто партер и на нем какая-то очень активная вещь (вариант с установкой современной копии Башни Татлина. — Forbes.ru). С градостроительной точки зрения получается что-то вроде универсама в Бирюлево: большое поле, а в центре его стоит некий объект, и вы к нему подходите. Второй вариант — это стадион: подходные пути, в центре — большая чаша, и выглядит это все как спортивная площадка. Третий вариант — уже упомянутый археологический парк. А собственно парковых решений представлено только два.

Одно из них — это сталинский парк, который всем нам хорошо знаком по воспоминаниям детства. Но тогда получается, что парковая культура у нас как будто навсегда остановилась на сталинизме: системе высокорегулярного, высокоидеологического парка с большими эспланадами, которые ведут к центру, как правило, звездой. В сегодняшних обстоятельствах, видимо, в центре должна была бы стоять фигура Путина, но вместо нее стоит фонтан — хотя это со временем можно и исправить. А другой проект выглядит совсем как Театр Советской Армии, только вместо звезды в центре — киноконцертный зал в виде двуглавого орла.

Чаще всего авторы этих «государственнических» проектов плохо представляют себе, как именно делались подобные парки. Среди них есть только одно исключение, предлагающее сравнительно вдумчивую организацию парка. По этому проекту парк разбивается на две части: одна — с торжественным партером, вторая — более живописная, с английскими дорожками в форме восьмерок. Это в принципе соответствует планировке Парка культуры: большой партер и рядом — место, где ветвятся дорожки. Так сказать, парк для прогулок и парадов. Не знаю, какие парады там будут проводить, но человек явно понимает логику организации сталинского парка.

А еще есть проекты, авторы которых, кажется, пытаются перерисовать из журналов модернистские парки 1990-х годов, типа тех, которые делали испанцы или голландцы. И совершенно не представляют себе, что здесь будет зимой. Модернистский парк — это абстрактная картина из травы и зеленых насаждений, полотно Малевича, высаженное в виде газона. А теперь представьте, что все это покрыто снегом — и мы получаем просто огромное пустое поле в центре Москвы!

В конечном счете остается ощущение, что Москомархитектура и московские власти переложили ответственность по решению судьбы этого пространства на архитекторов, которые не справились с поставленной задачей. Просто потому, что последние два десятилетия никто перед ними подобных задач не ставил и нет понимания, как они решаются. Ни в одном проекте, скажем, не решена проблема связи этого парка с Красной площадью (откуда, по идее, должен идти основной народ), ни проблема связи с Гостиным двором, ни проблема связи с набережной. Есть только один проект, который предлагает мост с видом на собор Василия Блаженного, а все остальные делают вид, что этот парк вообще не в городе! И есть один проект, который худо-бедно решает вопрос связи с набережной, к которой парк спускается террасами. Но это наименее острая проблема, которая к тому же не дает представления о том, как с этой набережной люди будут попадать в парк. Ведь с набережной никакого людского потока нет и не может быть — она занята проезжей частью. А вот проблема, как попасть в парк с Красной площади или с Москворецкого моста, ни в одном проекте не решена,— такое ощущение, что авторы просто забывают о том, что у парка должен быть вход.

— И что же из этого следует?

— Из этого следует, что авторы концепций просто не представляют себе субъекта парка, не понимают, кто именно в нем должен гулять, чтобы ему было хорошо и удобно. Такое ощущение, что все рисуют картинки, чтобы инициатор создания парка посмотрел на них и порадовался. Но ведь он-то не будет там гулять! Разве только сверху посмотрит или один раз пройдется — и все. Кажется, что участники конкурса своими работами говорят: вот, Владимир Владимирович, вы сказали, что нужен парк — мы его построим! Но надо хотя бы подумать, а почему родилась именно эта идея, какая за ней стояла логика. А получается, что все только согласно кивают головой: дескать, сказали, что здесь нужно построить — и вот мы предлагаем построить вот такое здание, или побольше, или вообще накрыть все куполом (есть и такой проект!), а там внутри, если хотите, вместо пола будет трава, а еще торговля и еда...

Как после таких проектов опровергать тезис о том, что у нас в стране не могут создать ничего стоящего? Я отстаиваю идею, что наши архитекторы ничуть не хуже западных, что у нас есть Скуратов, Григорян, что мы тоже можем. А потом смотрю вот на такие проекты и понимаю — нет, не можем.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться