Джон Носта Джон Носта
автор Forbes 

Как американский школьник придумал инновационный метод диагностики рака

Как американский школьник придумал инновационный метод диагностики рака
Фото Fotobank/Getty Images
15-летний гений Джек Андрака рассказал Forbes, как сделал открытие, способное совершить революцию в диагностике онкологических заболеваний

Я бы хотел познакомить вас с Джеком Андракой. В будущем это имя вы услышите еще не раз. Джек — ученый и инноватор. Его простой тест для выявления рака поджелудочной железы, легких и яичников на ранних стадиях потрясает воображение.

Вот лишь некоторые факты:

— тест в 168 раз быстрее, чем те, что доступны пациентам сегодня;

— тест в 26 000 дешевле аналогов, и это не опечатка;

— тест ставит точный диагноз почти в 100% случаев.

А самое поразительное в этом тесте то, что его изобретателю всего 15 лет. Чтобы поговорить с Джеком, я отправил ему твит. Ответ застиг меня врасплох: «Было бы здорово! Приду сегодня из школы в 2:15». Пока я разбирался в медицинских аспектах открытия Андраки, совершенно забыл, что он всего лишь ученик.

Белок мезотелин — основной маркер для выявления раковых заболеваний, который вырабатывается злокачественными клетками. Чтобы сделать открытие, Джек совместил человеческие антитела с углеродными нанотрубками и обычными листками фильтрованной бумаги. Итогом научных изысканий юного гения стал измерительный прибор, похожий на тот, что используют диабетики для определения уровня сахара в крови.

Андрака окунул полоску бумаги в раствор цилиндрических одностенных углеродных нанотрубок (с толщиной стенки в атом), покрытых специальными антителами. Благодаря антителам трубки обнаруживают в крови мезотелин, таким образом на ранней стадии можно диагностировать онкологическое заболевание и своевременно приступить к лечению. Для экспериментов Джек создал сенсор стоимостью $50 (прибор «похож на iPod», говорил сам изобретатель в одном из интервью), себестоимость его теста составляет 3 цента. Чувствительность и точность прибора при этом оказалась чрезвычайно высокой. В качестве биоматериала могут использоваться кровь и моча.

За свой тест Андрака уже получил главный приз $75 000 на школьной научной выставке Intel в прошлом году. Несколько частных компаний претендуют на приспособление открытия к нуждам медицины в глобальных масштабах.

Вот что рассказал сам Джек.

— Когда ты впервые заинтересовался наукой и конкретно борьбой с раком?

— Наука мне была интересна с раннего детства, так как родители никогда не отвечали на мои вопросы, зато всегда помогали мне узнавать ответы самостоятельно. Так я узнал, как выдвигать гипотезы и пробовать доказать их, хотя и не подозревал, что «занимаюсь наукой»!

А раком, особенно раком поджелудочной железы, я начал интересоваться после того, как мой «дядя», очень близкий друг нашей семьи, умер от этой болезни. Выяснилось, что каждый день от рака поджелудочной погибают 100 человек и что диагностика на ранних стадиях, которая дает шанс на спасение, проводится с помощью дорогостоящих, медленных и недостаточно достоверных тестов. Я решил, что у проблемы должно быть какое-то более эффективное решение.

— Кто или что вдохновил тебя на то, чтобы бросить этот вызов?

— Мне в принципе нравится бросать вызовы и еще больше нравится искать умные и простые решения комплексных проблем. Я много времени посвящаю решению математических задач, и мои преподаватели всегда говорят мне, что хотя ты можешь применить в решении проблемы грубую силу, всегда надо подумать насчет других способов, более тонких. Мои кумиры в математике умеют объяснить по-настоящему сложное доказательство несколькими доступными действиями. С таким подходом я и ломал голову над новой проблемой.

— Люди принижают важность твоего инновационного открытия из-за твоего возраста?

— Не думаю. Они же видят, что это отличная идея. Когда я посещаю научные конференции, я, конечно, замечаю слегка снисходительное отношение.

На предварительных встречах делегатов люди иногда думают, что я ребенок кого-то из спикеров, зато после выступлений мне приходится вступать в потрясающие дискуссии. 

Чем хорош интернет, так это тем, что люди не могут узнать твой возраст или расовую принадлежность, информацией можно обмениваться абсолютно свободно.

— Как ты сделал свое открытие? Это было неожиданное озарение? Детали пришли уже потом?

— Я предпочитаю сначала прочитать много газет и статей на разные темы, а потом полежать на диване или прогуляться, чтобы дать информации «отстояться». Потом неожиданно приходит идея, которая соединяет все воедино. Потом я опять берусь за чтение, чтобы заполнить недостающие места. Перед созданием этого сенсора я много времени провел над изучением свойств наночастиц в рамках предыдущего исследования воздействия окислов металлов на морские организмы. Я чувствовал, что по своим свойствам одностенные углеродные нанотрубки похожи на супергероев материаловедения, хотелось поработать с ними еще в какой-то области. Когда я читал про эти трубки на уроке биологии, учитель объяснял классу, что такое антитела. Вдруг я связал две эти истории и представил, что случится, если я помещу антитела в раствор нанотрубок, чтобы обнаружить белок, который диагностирует рак поджелудочной. Ну а потом мне предстояло еще много читать, изучать и планировать!

— Неудачные опыты тебе скорее помогали двигаться к цели или расстраивали?

— Я посетил Международную ярмарку науки и инженерии (ISEF), в которой участвовал мой брат, и поговорил с детьми, которые упоминали, что ставят свои опыты в лабораториях. Найти в интернете имена и почтовые адреса профессоров, которые работали в нужной мне области, было совсем несложно. Зато потом оказалось, что дождаться от них приглашения просто нереально. Неделю за неделей я получал отказы. Самым полезным для меня был ответ от исследователя, который по пунктам объяснял, почему мой проект никогда не будет реализован. Я начинал отчаиваться!

— Насколько велика роль тех ученых, что помогли тебе?

— В конце концов после 199 отказов я получил письмо от доктора Мэйтра из Школы медицины Джона Хопкинса. Он пригласил меня на встречу. Меня туда отвезла мама. Первый разговор получился удачным, хотя я очень боялся! К счастью, я хорошо подготовился и даже составил перечень цен и каталожных номеров материалов, в которых нуждался. Он сказал, что мой список был похож на заявку на научный грант. Мне еще многое предстоит понять о рутинной лабораторной работе, но я чрезвычайно ценю время и терпение доктора Мэйтра и доктора Ченна, которые поддержали меня.

— Что думаешь насчет того, что наука стала драйвером твоей славы?

— Удивительно, что люди знают обо мне. Моя первоначальная цель заключалась в том, чтобы сделать простой недорогой сенсор для диагностики рака поджелудочной, потому что слишком много людей умирают от этой болезни. И я счастлив, что стал известен благодаря науке, хотя мне еще очень многое предстоит узнать о ней. Надеюсь, другие молодые люди думают: «Если получилось у Джека, почему же я не могу это сделать?» Пусть это вдохновит их на решение больших задач.

— Как твой мир изменился после этого открытия?

— В последние несколько месяцев моя жизнь полностью поменялась. Я познакомился со своими кумирами в математике, науке и политике, включая чету Клинтон. Я стал много путешествовать и узнал, как здорово выступать и делиться идеями с большой аудиторией. Одним из самых ярких впечатлений стала поездка в калифорнийский Университет сингулярности. Там я встретил людей, которые не боятся неудач, которые используют свои ошибки, чтобы набираться опыта и двигаться вперед. Я встретил людей, которые стараются сделать лучше жизнь миллиардов жителей планеты. Они начинают свое дело, мыслят глобально и поддерживают друг друга. Они рассказали мне про программу поддержки молодых ученых Питера Тиля Thiel Fellowship и открыли мне глаза на то, как много есть разных путей к достижению целей. Я научился смотреть на себя со стороны и думать о том, как делать мир лучше.

— Что дальше, Джек?

— Я работаю над новым проектом, и, конечно же, все далеко не так просто, как можно было предполагать! Профессора все еще выгоняют меня из лабораторий, рассуждая о том, что у меня недостаточно знаний, хотя, наверное, даже не изучают мое предложение из-за подписи «ученик старшей школы». Но и великие исследователи не всегда добиваются нужных им грантов.

Ключевые слова: , , ,

Все комментарии (41)

От редакции

В связи с обострением общественно-политической обстановки в России и резким увеличением попыток оставить на сайте Forbes.ru комментарии, которые могут быть расценены как экстремистские, редакция Forbes приняла решение временно закрыть пользователям возможность комментировать редакционные материалы на сайте Forbes.ru и скрыть все уже опубликованные комментарии. Эти функции будут восстановлены после нормализации обстановки.

Редакция Forbes приносит читателям свои извинения.

17 сентября, среда
Самое читаемое
Опрос
Что означает атака следствия на миллиардера Владимира Евтушенкова?
Проголосовало 654 человека
Это итог объективного расследования уголовного дела о приватизации башТЭКа
22%
Это рейдерская атака с целью отъема у Евтушенкова «Башнефти»
45%
Это новая показательная расправа над «олигархом»
28%
Это недоразумение, которое стороны урегулируют в ближайшее время
6%

Сайты партнеров

Закрыть

Сообщение об ошибке

Вы считаете, что в тексте:
есть ошибка? Тогда нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке".

Вы можете также оставить свой комментарий к ошибке, он будет отправлен вместе с сообщением.