«К штурму готовы»: как «евромайдан» перестал быть мирным

Леонид Рагозин Forbes Contributor
фото Reuters
Протесты сторонников евроинтеграции в Киеве в воскресенье обернулись против президента Януковича и силовиков. Подробности — в репортаже Forbes из украинской столицы

Ночные сообщения о запрете митингов на главных площадях Киева наводили на мысли о возможных разгонах и репрессиях, но знакомые киевляне относились к ним, на московский взгляд, крайне легкомысленно. Все были уверены, что на воскресную акцию выйдут сотни тысяч людей, которым будет плевать на запреты. Ровно так и получилось.

Задолго до полудня, когда из парка Шевченко должен был стартовать оппозиционный марш, стало ясно, что явка будет огромной. Акция начиналась хаотично: никаких рамок, никакого заметного присутствия милиции, даже движение автомобилей было не до конца перекрыто. Люди несли самодельные плакаты, высмеивающие и оскорбляющие президента Виктора Януковича, вроде: «Богородица, Янека прогони».

Было много национальной и европейской символики. Народ скандировал: «Україна — це Європа» и «Разом — ми сила». Были и более грубые кричалки: «Україну в Європу — Янушеску в ***» и «Собаку — на гиляку» (то есть на виселицу).

Если до саммита в Вильнюсе демонстранты в основном стремились показать стремление своей страны двигаться в сторону ЕС, то сейчас они полностью сфокусировались на персоне Януковича.

— Кто такой Янукович? — спрашивал ребенок у мамы, стоящей в толпе на Владимирской улице.

— Это наш бывший президент, — не задумываясь отвечала она.

Когда толпа вылилась на Крещатик — гигантскую улицу-площадь размером в два проспекта Сахарова — стало ясно, что в акции участвуют сотни тысяч человек. На подходе к Майдану люди переключились на другой объект насмешек — недособранный пластмассовый остов рождественской елки, ради установки которой, по официальной версии, были жестоко разогнаны демонстранты в ночь с пятницы на субботу.

Во главе веселой группы молодых людей с барабанами и дудками шел мужчина с бумажной елкой на голове, на которой помимо игрушек была изображена стекающая струями кровь. Маршируя как комический солдат из фильма-сказки, он скандировал «Елку геть!» Более радикально настроенные граждане кричали «Зеку на елку». Зека — прозвище Януковича, связанное с его тюремным прошлым. Несколько смелых молодых людей забрались на елку и прикрепили там плакаты, в том числе, с карикатурой Путина.

Все лозунги с упоминанием России были направлены исключительно против ее руководства и Таможенного союза. Русофобские кричалки вроде «Кто не скачет, тот москаль», запомнившиеся по митингам на прошлой неделе, не были слышны вообще.

«Мы пришли на Майдан, чтобы защитить нашу дорогую Украину от этого негодяя Януковича. Мы не хотим жить под его началом. Мы хотим в Евросоюз, — объяснял киевский полиграфист Василий Романюк, пришедший в группе таких же, как он сам, немолодых, но и не старых русскоязычных мужчин. — Нам не нужно денег от Евросоюза, нам нужны ценности — справедливый суд и справедливая милиция».

«И чтобы гомосексуалистов брали на работу!» — острит его друг. Все смеются.

В разговоре выясняется, что Романюк является сторонником праворадикальной партии «Свобода», которая борется с «жидомоскальской мафией», по выражению ее лидера Олега Тягнибока. В любой европейской стране такая партия выступала бы категорически против ЕС, но только не на Украине, где она является одной из трех главных политических сил во главе протестов. Русскоязычного Романюка в ряды радикалов толкнула борьба за сохранение киевских парков. «Свободовцы» были единственными, кто помог. Он говорит, что ненавидит «москалей», но не подразумевает под этим русских, которых любит: «Москали — это Путин и продажные люди с имперскими взглядами».

«Они называют нас малороссами, но мы украинцы, а никакие не хохлы», — закончил он свои логичные рассуждения.

Поскольку демонстрация на Майдане была запрещена судом, то у организаторов не было возможности организовать трибуну. Лидеры оппозиции стали выступать с крыши микроавтобуса, который подогнали сторонники Виталия Кличко. Партийные вожди объявили о начале общенациональной забастовки с понедельника. Прозвучали требования судить министра внутренних дел и бойцов спецподразделения «Беркут», которые участвовали в субботнем разгоне. Слова о судьбе президента были менее конкретны. «Янукович для нас просто не существует», — заявил лидер фракции «Батькивщина» в Раде Арсений Яценюк.

Демонстранты были полны решимости на этот раз прочно обосноваться на главной площади города, где к ночи должен возникнуть палаточный городок. Они также заняли здание Киевского городского совета на Крещатике и штаб-квартиру профсоюзов на Майдане, где расположился штаб протеста, который постепенно начинает превосходить по масштабу «оранжевую революцию».

Пока на Майдане шел мирный митинг, на Банковой улице инициативные граждане перегородили подходы к администрации президента машинами и трактором. Милиционеры с другой стороны тоже забаррикадировались. Комплекс правительственных зданий защищали ряды поставленных поперек дороги автобусов. Перед ними стоял строй милиционеров, защищенный металлическими щитами.

Толпа поначалу была небольшой и состояла из молодых людей в масках, похожих на тех, что накануне устраивали показательные тренировки с железными палками во время митинга на Михайловской площади, словно специально позируя для российских государственных телеканалов. Судя по риторике, активисты принадлежали к праворадикальным организациям.

В какой-то момент бульдозер двинулся в сторону полицейской баррикады. Он был украшен национальным флагом. Один из пассажиров зажег фаер. Бульдозер остановился в сантиметрах от милицейской шеренги. Толпа тем временем прибывала, обстановка накалялась. Радикалы распаляли друг друга кричалками и требовали от милиционеров «перейти на сторону народа». Не готовых к бою милиционеров в шеренге заменяли бойцы спецподразделений в полной экипировке. Наконец бульдозер, окруженный с флангов молодыми боевиками, пошел напролом. В милиционеров полетели петарды, обратно в толпу — шумовые гранаты.

Постепенно толпа на Банковой выросла до нескольких тысяч. Было много молодых людей в велосипедных и строительных шлемах и респираторных масках, но большинство собравшихся были обычными демонстрантами, пришедшими с Майдана. «К штурму готовы, но только мирному — никакого насилия, — говорила девушка из группы молодых людей, пришедших на митинг с большими одинаковыми вениками. — Чтобы очистить страну от мусора», — объясняла она. Речь шла о милиционерах, участвовавших в разгоне, их начальниках и лично президенте Януковиче.

Эскалация продолжалась: радикалы много раз пытались прорвать оборону, но им удалось лишь вырвать металлические щиты, защищавшие бойцов спецподразделений. Ситуация достигла апогея ближе к вечеру, когда защитники администрации решились дать более жесткий отпор. В ход пошли дубинки, шумовые гранаты и слезоточивый газ. Ситуацию разрядили оппозиционные депутаты, сформировавшее живую цепь между радикалами и милиционерами. Оппозиционные политики и СМИ дружно объявили нападавших провокаторами, хотя было очевидно, что идею взять власть силой разделяют и многие из «мейнстримных» демонстрантов.

О других новостях из Киева читайте в материале «Украинская оппозиция объявила о начале революции».

Новости партнеров