Армия террора: как происходило становление ИГИЛ | Forbes.ru
$59.03
69.61
ММВБ2131.91
BRENT62.74
RTS1132.45
GOLD1292.57

Армия террора: как происходило становление ИГИЛ

читайте также
+35 просмотров за суткиНеотвеченный вызов. «Матильда» как общественное явление Сирийский след. ЦБ лишил лицензии банк из санкционного списка США +16 просмотров за суткиДетки на уровне: как топ-менеджеры инвестируют в образование своих детей +45 просмотров за суткиЭволюция желаний: стратегии выбора потенциальных партнеров +1 просмотров за суткиНедружелюбная среда: как современные родители взаимодействуют с городом +1 просмотров за суткиОт новой деревни к женщине-президенту: как менялось положение женщин в южнокорейской политике +1 просмотров за суткиНервные времена: как тревожность превратилась в диагноз, и что под ней понимают психологи Трамп усомнился в реализации одной из договоренностей с Путиным +109 просмотров за суткиВасилиса Премудрая и Илья Муромец: кто и зачем втягивает мальчиков и девочек в конкурентную гонку +2 просмотров за суткиТиллерсон о встрече Путина и Трампа: «Россия должна помешать ИГ восстать из пепла» Невыполнимый ультиматум: арабские страны получили ответ Катара на свои требования +16 просмотров за суткиЖенщины против женщин: как молодые девушки включаются в поддержание патриархата +4 просмотров за суткиМиллиардер в Сирии: Геннадий Тимченко начал восстановление добычи фосфатов +2 просмотров за суткиРодить ребенка в России: сколько это стоит для работающей женщины +1 просмотров за суткиВсе лучшее — детям: как выбор начальной школы закрепляет социальное неравенство +143 просмотров за суткиВ российской упаковке: «Магнит» будет продавать фрукты и овощи из Сирии Зять Трампа не замешан: идею секретного канала связи c Белым домом приписали Москве +1 просмотров за суткиДети Арбата – тридцать лет спустя. Как Шекспир расколол общество Перехват над Сирией: США рассказали о последнем «взаимодействии» самолетов США и России Затянуть гайки: Конгресс США одобрил санкции против союзников Сирии «Очень хороший» разговор: Путин с Трампом обсудили Сирию, КНДР и личную встречу в Гамбурге
Бизнес #Сирия 16.11.2015 07:00

Армия террора: как происходило становление ИГИЛ

Фото Reuters TV
Как крупнейшая террористическая группировка мира использует противоречия среди своих врагов: отрывок из книги «Исламское государство: армия террора»

Ответственность за атаку на Париж 13 ноября взяло на себя «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ) — запрещенная в России организация. ИГИЛ превратилась в одну из самых опасных террористических структур в истории человечества. Массовые казни, этнические чистки, разрушение исторических памятников, официальное возрождение рабства — список преступлений боевиков далеко не полон. Журналисты Майкл Вайс и Хасан Хасан не один год вели репортажи из Сирии и Ирака. Их книга «Исламское государство: армия террора» написана на основе личного опыта и десятков интервью с бывшими военными и представителями разведслужб США, западными дипломатами, сирийскими и иракскими правозащитниками, боевиками ИГИЛ, агентами-нелегалами, а также простыми жителями региона. Forbes публикует отрывки из русского издания книги, которое вышло в издательстве «Альпина нон-фикшн». В них рассказывается о становлении террористической империи.

 

Из Тбилиси в Алеппо

Аль-Багдади предпочитает назначать на командные должности в ИГИЛ иракских моджахедов, но есть одно явное исключение, когда он отдал предпочтение иностранцу. Известный повсюду как «краснобородый джихадист», Абу Умар аш-Шишани, или Тархан Батирашвили, — этнический чеченец родом из Панкисского ущелья в Грузии. Ему под 30, и раньше он был офицером военной разведки в грузинской армии, которую обучали американские инструкторы. В 2008 г. Батирашвили участвовал в российско-грузинской войне, но позднее, по словам его отца Теймураза, у него диагностировали туберкулез и комиссовали из армии.

Все Батирашвили были христианами, но сыновья Теймураза стали радикальными мусульманами. Аш-Шишани повесил трубку, после того как его отец сказал, что не хочет принимать ислам.

Он был арестован за незаконное владение оружием и отбывал срок в грузинской тюрьме, где, возможно, и произошло его перерождение в убежденного фундаменталиста. Освобожденный в 2010 г. по объявленной в Грузии широкой амнистии, вскоре аш-Шишани отправился в Турцию, а оттуда попал в Сирию. «Теперь он говорит, что пошел на это из-за веры, но я-то знаю, что он сделал это по причине нашей бедности», — сказал Теймураз в беседе с репортером BBC.

Когда правит ИГИЛ

Поначалу, по рассказам Латтифа (сирийский оппозиционный активист - Forbes), ИГИЛ обходилась с мирными жителями «по-доброму» и даже взяла на себя некоторые обязанности гражданской администрации, которые прежде исполняли волонтеры и военнослужащие ССА (Свободной Сирийской Армии — одной из крупнейших повстанческих группировок в Сирии. — Forbes). ИГИЛовцы чинили разрушенные дороги, сажали цветы на улицах, ухаживали за садами, приводили в порядок местные школы. Но вскоре «Исламское государство» установило законы шариата, заставив женщин носить то, что он назвал «одеянием “Даеш», — никаб, полностью закрывающий голову и лицо. «Они запретили делать прически, мужчинам — брить бороды. Женщинам нельзя было выходить из дома без сопровождения мужчины. Никакого курения, никакого шиша [кальяна], никакой игры в карты. Было сделано все, чтобы жизнь горожан стала невыносимой. Они заставляли людей ходить в мечеть на молитвы и бросать ради этого все дела, в том числе работу. Никто не мог ходить по улицам в часы, отведенные для молитвы. Они похитили почти всех, кто работал в центрах оказания помощи. А около месяца назад [в ноябре 2014 г.] закрыли школы. Сейчас тот, кто хочет учиться, должен ходить в школу, организованную “Даеш” при мечети».

Предисловие

ИГИЛ — это террористическая организация, но не только. Это к тому же и мафиозная структура, которая эксплуатирует существующие десятилетиями «серые» транснациональные рынки торговли нефтью и оружием. И вооруженное формирование, состоящее из солдат, чья боеспособность поразила американских военных. И сложная организация по сбору информационных данных, сотрудники которой проникают в структуры противника и, прежде чем разгромить его в бою и захватить его территории, вербуют его высших чиновников. И умелая пропагандистская машина, которая эффективно распространяет официальные сообщения, создаваемые в недрах организации, и с помощью социальных сетей вербует в свои ряды новых рекрутов. Кроме того, ИГИЛ — наследница врага еще более давнего, чем «Аль-Каида». Большая часть его верхушки — тех, кто принимает решения — служила прежде либо в армии, либо в спецслужбах Саддама Хусейна. «Светский» баасизм вернулся в Ирак, но уже в облике исламского фундаментализма, что при внимательном рассмотрении не выглядит таким уж явным противоречием.

Но самое главное, ИГИЛ представляет себя притесняемому суннитскому меньшинству в Ираке и еще более угнетенному суннитскому большинству в Сирии как последнюю линию обороны против всех их врагов сразу — «неверных» Соединенных Штатов; «отступников», каковыми являются арабские государства Персидского залива; сирийской алавитской диктатуры и шиитских режимов, один из которых обосновался в Иране, а другой в Багдаде.

Основание

«Вперед, мусульмане, за свою страну. Да, ведь это ваша страна. Вперед, потому что Сирия не принадлежит сирийцам, а Ирак не принадлежит иракцам», — 28 июня 2014 г., в первый день Рамадана, Абу Бакр аль-Багдади, ставший к тому времени халифом Ибрагимом, объявил о конце ИГИЛ и рождении Исламского государства. Он вещал с кафедры Великой мечети аль-Нури в Мосуле — городе, захваченном несколько дней назад его боевиками. Будучи по рождению иракцем, аль-Багдади упразднил гражданство. По его мнению, не было больше ни народов Плодородного полумесяца, ни народов всего остального мира. Всему на смену пришло Исламское государство. Более того, все человечество можно было отныне разделить на два «лагеря». Первый — «лагерь мусульман и моджахедов [священных воинов]», а второй — «лагерь евреев, крестоносцев и их союзников». Стоя там, одетый в черное, аль-Багдади представлял себя наследником средневекового халифата и воплощением духа своего героического предшественника Абу Мусаба аз-Заркави. Тот изъяснялся в основном в тех же революционных терминах и почитал ту же самую мечеть, в которой Абу Бакр aль-Багдади возвестил о том, что 11-летний процесс воплощения в жизнь его смутного замысла, наконец, завершен.

Богаче, чем бен Ладен

В 2006 г. правительству США стало известно, что за счет криминального бизнеса АКИ («Аль-Каида в Ираке». — Forbes) и другие суннитские повстанческие группировки ежегодно получали от $70 до $200 млн. По мнению Лаита Алхури, специалиста по «Аль-Каиде», работающего в информационном агентстве Flashpoint Partners, бандитское прошлое аз-Заркави явно помогло ему в его карьере главаря террористической группировки. «АКИ делала деньги на всем, чем можно, — от кражи американского оружия и продажи его другим повстанческим группировкам до похищения людей ради выкупа. Они нападали на дома высокопоставленных иракских офицеров и допрашивали их. При этом они требовали: “Дайте нам имена, адреса и номера телефонов других военных высокого ранга”. Некоторые из таких жертв похищений были очень богаты, и их семьи платили. Если же нет, “Аль-Каида” попросту убивала их».

В период с 2005 по 2010 г. дотации от арабских спонсоров из стран Персидского залива и сомнительная «благотворительность» жертвователей с Ближнего Востока составляли не более 5% от бюджета АКИ. Что позволяло группировке аз-Заркави жить без финансовых забот, так это контрабанда нефти с нефтеперегонного завода в Байджи в провинции Салах эд-Дин.

Данные разведывательного управления Министерства обороны США за 2006 г. показали: «Даже неполное исследование денежных потоков, поступающих к боевикам, наводит на мысль о том, что их доходы значительно превышают расходы». На тот момент ресурсы АКИ превосходили те, которыми располагало ее руководство, базирующееся в Пакистане, и это ставило бен Ладена в неловкое положение, поскольку он вынужден был просить деньги у своего подчиненного, который не проявлял особого желания расстаться с ними. (…)

Впервые чеченец появился в Сирии в 2013 г. как предводитель собственной, созданной под влиянием «Аль-Каиды», джихадистской ячейки «Джаиш аль-Муджахирин валь-Ансар» («Армия переселенцев и партизан»), состоящей по большей части из мусульман из бывших республик Советского Союза. Российская служба государственной безопасности, ФСБ, предполагала, что примерно 500 российских граждан воюют в Сирии вместе с сотнями граждан бывших советских республик. Однако эти данные не подтверждены независимыми структурами. Но следует отметить, что Россия постоянно упоминается в пропаганде ИГИЛ как враждебная страна, несомненно потому, что в рядах ее боевиков много кавказцев и она хочет, чтобы их было еще больше. Аш-Шишани формально присоединился к ИГИЛ, и его «Армия переселенцев и партизан» вошла в состав вооруженных сил «Исламского государства» в декабре 2013 г., после совершения байята (принесения присяги на верность. — Forbes) аль-Багдади. Не раз появлялись сообщения о том, что чеченец убит в бою — и даже указывалось, что от рук курдских ополченцев. Он даже заслужил особое внимание Рамзана Кадырова, назначенного Владимиром Путиным главнокомандующего-президента Чеченской Республики. В ноябре 2014 г. Кадыров сделал одно из многочисленных заявлений о смерти аш-Шишани, «этого врага ислама», воспользовавшись для этого своей любимой социальной медиаплатформой — «Инстаграмом». Но вскоре заявление Кадырова было удалено. Это вызвало разговоры о том, что чеченец, возможно, действительно был убит в Сирии, и с помощью кадыровского «некролога» ФСБ хотела подтвердить эту новость.

Как правило, чеченцы воспринимаются другими джихадистами ИГИЛ как самые грозные воины, поскольку они имеют накопленный за много десятилетий опыт изнурительного военного противостояния русской армии. «Шишани — наиболее заметная фигура среди командиров, даже притом, что командование и управление армией ИГИЛ все еще осуществляется Багдади и бывшими баасистами, — таково мнение Криса Хармера, аналитика Института по изучению войны. — Чеченцы — это отдельная группа среди иностранных джихадистов. Будь я в Военном совете ИГИЛ, я бы не стал использовать парня, который имеет опыт войны против русских, в качестве шахида. Я бы сделал его командиром».

Война Сулеймани

Участие Ирана в событиях в Сирии почти полностью повторяет его действия в оккупированном американцами Ираке, правда, с одним бросающимся в глаза и вызывающим иронию отличием: здесь иранцы вынуждены предпринимать отчаянные попытки сохранить как единое целое беспорядочную и не подчиняющуюся приказам сирийскую армию. Боевики Сулеймани берут на себя все больше и больше ответственности за военную ситуацию в стране, в то время как вооруженные силы Асада деморализованы, разгромлены или разбежались. За это время уже погибло несколько иранских военачальников высокого ранга, и наиболее известный среди них — Хасан Шатер, один из высокопоставленных командиров «Эль-Кудс», убитый на дороге между Дамаском и Бейрутом. Примечательно, что при «оказании помощи в обучении» военнослужащих армии Асада Тегеран полагается только на оперативных сотрудников службы внешней разведки КСИР, а также на военнослужащих сухопутных сил КСИР — людей, обладающих большим опытом подавления мятежей, которые начались на почве межконфессиальных конфликтов, таких как столкновения между азербайджанцами в иранской провинции Западный Азербайджан. Несколько человек из сухопутных сил КСИР, включая и командира бригады, оказались в числе 48 иранцев, взятых в плен сирийскими повстанцами и освобожденных в январе 2013 г. при обмене пленными. (…)

«Сирия оккупирована иранским режимом, — объявил бывший премьер-министр Сирии Рияд Хиджаб после бегства из страны в августе 2012 г. — Государством правит вовсе не Башар Асад, а Касем Сулеймани, глава “Эль-Кудс”». (…)

Иран даже отправил воевать на стороне Асада тысячи афганских беженцев, предложив им за это вид на жительство и ни много ни мало по $500 в месяц. Эти бывшие бойцы «Талибана» стали иранскими наемниками для того, чтобы «сражаться против тех, кто сейчас помогает в Сирии американцам».

Но из всех управляемых КСИР группировок ни одна не была столь значима для выживания режима Асада, как ливанская «Хезболла», которая почти в одиночку вытеснила сирийских повстанцев из города Эль-Кусайр, расположенного у границы с Ливаном и потому обеспечивавшего снабжение оппозиции.

«“Хезболла” проводит операции в Эль-Кусайре, — признался Ливанскому новостному агентству один из членов этой военизированной “партии Аллаха”. — Сирийская армия всего лишь на вторых ролях, она появляется только после того, как мы полностью зачищаем территорию».

Конечно, тому, что он называет «зачищенной» территорией, больше подошло бы определение «конфессионально зачищенная». «Мы сталкивались с неоспоримыми фактами конфессиональных зачисток в различных местах в Хомсе, — сообщил сирийский активист Абу Рами корреспонденту газеты Guardian в июле 2013 г. — Это часть обширного ирано-шиитского плана, который явно просматривается на фоне вовлеченности “Хезболлы” и иранских боевиков. Кроме того, это и часть алавитского государственного проекта, разработанного лично Асадом».

Этот проект предусматривает создание алавитского государства на сирийском побережье. В какой-то момент, если страна будет продолжать нести территориальные потери, режим как будто спонтанно, делая вид, что это не было его запасным планом на случай падения Дамаска, поставит Запад в известность о том, что новое государство необходимо, чтобы продолжать защищать алавитское меньшинство от того, что изначально, да и впоследствии формулировалось как цель восстания, — от этнического истребления, которое должно обеспечить суннитскому большинству доминирующее положение.

«Не слушайте, что говорят о нас, слушайте, что говорим мы»

В наших разговорах с людьми из ИГИЛ постоянно возникала тема того, что эта организация учитывает ошибки предшественников-джихадистов и умело противопоставляет свою пропаганду попыткам иностранной прессы сформировать о ней негативное общественное мнение. «Не слушайте, что говорят о нас, слушайте, что говорим мы», — эта фраза не раз звучала во время наших интервью с боевиками «Исламского государства».

Бывший советник по национальной безопасности Ирака Муваффак аль-Рубаи — один из тех, кто считает, что рост популярности армии террора происходит под влиянием социальных сетей. В интервью телеканалу «Аль-Джазира» он заявил, что во многом благодаря «Твиттеру» и «Фейсбуку» 30 000 солдат иракских сил безопасности бросили оружие, сняли с себя военную форму и без боя оставили джихадистам Мосул.

Возможно, аль-Рубаи несколько преувеличил, но в целом он прав. За две недели до падения этого города ИГИЛ выпустила одно из наиболее популярных на сегодняшний день видео под названием «Салил ас-саварим», или «Звон мечей». Это яркая демонстрация того, что «Исламское государство» несомненно умеет создавать изощренные, точно воздействующие на аудиторию пропагандистские фильмы с использованием как раз того контента, который, как надеялись западные политики и дипломаты, должен был бы загасить общественный интерес к этой группировке.

Вот проповедник, размахивая саблей, провозглашает создание «Исламского государства» и предупреждает «кафиров» и иудеев Иерусалима о том, что джихадисты идут на них войной. После этого он разрывает паспорта.

Вот мы видим так называемых «охотников на рафидитов», едущих по дороге на машинах и палящих из автоматов по шиитским солдатам, которые направлялись на воссоединение со своими подразделениями иракской армии. Внутри изрешеченных пулями автомобилей окровавленные трупы молодых парней в гражданской одежде. В того, кто пошевелится, стреляют.

Вот другой эпизод: боевики ИГИЛ стреляют в убегающего от них мужчину. Он ранен, но еще жив и говорит им: «Я водитель». Затем на фоне этого лежащего на земле раненого в кадре появляется его фотография с официального удостоверения военнослужащего иракской армии. Его убивают.

«Звон мечей» также демонстрирует, что ИГИЛ вездесуща и может добраться до любых врагов.

Вот его агенты, одетые в форму Иракских сил безопасности, нагрянули в дом командира подразделения «Ас-Сахвы» ("Пробуждение" - шиитские силы самообороны - Forbes). Теперь они «охотники на участников “Ас-Сахвы”». Когда командира хватают, он говорит, что должен позвонить в свою часть и выяснить, кто эти люди, — он опасается, что в действительности это боевики ИГИЛ.

В следующем эпизоде два молодых парня, сыновья командира «Ас-Сахвы», роют в земле яму. Они объясняют, что их отец убедил их работать на иракское правительство. Затем наступает очередь их отца копать. Когда он неловко спотыкается, моджахеды насмехаются над ним: «Что-то ты не уставал, когда был командиром “Ас-Сахвы” и работал на КПП!» Говоря на камеру, он призывает всех участников движения «Пробуждение» покаяться. «Я ведь сейчас копаю себе могилу», — говорит он.

А вот человека, работающего в Самарре в структуре по борьбе с терроризмом, допрашивают в гостиной его дома. Потом боевик ИГИЛ, также одетый в форму иракского солдата, приводит его в спальню и вытаскивает из платяного шкафа мундир сотрудника сил безопасности. Офицеру завязывают глаза шарфом. После этого ему отрезают голову. (…)

Пытки тоже стали обычным делом. ИГИЛ арестовывала военнослужащих ССА, объявляя их агентами иностранных спецслужб. Приговоры, вынесенные за надуманные преступления, приводились в исполнение публично на главной площади Аль-Баба. Наказания в зависимости от тяжести правонарушения варьировали от причинения увечий до обезглавливания.

«Они отрубали на площади головы и руки. Вы помните кальянную? — Латтиф говорил о популярном кафе в центре Аль-Баба, где в 2012 г. он описывал, какой ему видится свободная демократическая Сирия. — Головы сейчас отрезают как раз напротив этого места. А кальянную, конечно же, закрыли». (…)

ИГИЛ против Асада

Рассказанное Латтифом подтверждает не только то, о чем сирийская оппозиция говорит уже не один год — что Асад и ИГИЛ являются по меньшей мере молчаливыми союзниками в общей войне против ССА и исламистских повстанцев, — но и то, о чем в последнее время начали говорить сторонники режима.

При захвате Табки и баз 17-го дивизиона и 121-го полка ИГИЛ использовала оружие, похищенное с разгромленных баз иракских сил безопасности в Ниневии и Аль-Анбаре. Как мы видели, до июня 2014 г., когда Мосул пал под ударами ИГИЛ, войска Асада по большей части воздерживались от боевых действий против сирийских такфиристов, устами своей пропаганды утверждая, что и так постоянно воюют с ними. Однако после падения Мосула режим почувствовал, что для него открылась новая возможность начать сотрудничество с Западом в качестве партнера по борьбе с терроризмом. Поэтому боевые самолеты сирийских ВВС начали бомбить — или по крайней мере делать вид, что бомбят — объекты ИГИЛ в Ракке. «До июня они не бомбили штаб [ИГИЛ], да и потом сбросили бомбы, когда он уже был эвакуирован, — сказал в конце августа 2014 г. Масрур Барзани, глава разведслужбы Иракского Курдистана в интервью газете Guardian. — Мы все теперь расплачиваемся за это». После захвата 17-го дивизиона ИГИЛ казнила свыше 50 сирийских солдат. Некоторые из них были обезглавлены, после чего фотографии их голов были выставлены в Ракке, о чем сообщил агентству France-Presse Рами Абдель Рахман, глава базирующейся в Лондоне Сирийской правозащитной организации: «Налицо явный сдвиг в стратегии ИГИЛ. Она переориентировалась на то, чтобы насадить тотальный контроль в захваченных областях. Сейчас именно это и происходит. Для ИГИЛ борьба с режимом вовсе не сводится к устранению Асада. Речь идет о расширении зоны контроля».

Для многих сторонников Асада это было уже слишком.

К лету 2014 г., убедившись воочию в том, сколь незначительное сопротивление встретило наступление ИГИЛ в восточном направлении, многие проасадовские активисты начали осуждать свою же сторону. В размещенном в Сети видео они обвиняли режим ни много ни мало как в предательстве по отношению к авиабазе Табка, оправдывая критику режима цитатой из Хафеза Асада: «Я не хочу, чтобы ошибки замалчивались». Видеоролик показывает сирийских офицеров, уверенно обсуждающих сражение с ИГИЛ, но закадровый голос объясняет, что их обманули, сообщив, будто к ним уже вылетели вертолеты, несущие более 50 тонн боеприпасов и военного снаряжения. В действительности в Табку прибыли пустые вертолеты, и на них авиабазу покинули ее командующий Адель Исса и три его генерала. Это произошло за 18 часов до того, как авиабаза была захвачена боевиками ИГИЛ. В видеоролике также высказываются обвинения в адрес сирийского министра информации Омрана аль-Зуби. Его обвиняют в сокрытии этого предательства, лжи и замалчивании его страшных последствий.

Двоюродный брат Асада, Дурейд Асад, высказался по этому поводу так: «Я призываю снять с должности министра обороны, начальника генштаба, командующего ВВС, министра информации и всех, кто несет ответственность за потерю военной базы Табка и последствия этого». Видеоролик заканчивался такими словами: «Из десяти наших пуль девять должны быть выпущены по предателям и одна по врагу».

Элиа Самаану, ответственному чиновнику Министерства национального примирения, был задан ясный вопрос, почему сирийские ВВС не принимали участия в войне с ИГИЛ в июне 2014 г., когда разграбившая арсеналы и вооруженная до зубов армия аль-Багдади прорвалась из Ирака в Сирию. И хотя Самаан опроверг утверждение, будто режим вступил в сговор или сотрудничал с ИГИЛ, но в беседе с Энн Барнард из New York Times он признался, что борьба с этой террористической группировкой не является для Дамаска «делом первостепенной важности». Асад был по-настоящему «рад видеть, как ИГИЛ убивает» солдат ССА и боевиков «Исламского фронта», а не его военных.

Когда же ВВС Сирии, наконец-то, начали боевые действия против ИГИЛ, это закончилось тем, что, по подсчетам Латтифа, мирного населения погибло больше, чем боевиков. Халед, боевик ИГИЛ, сказал той же Барнард: «Большинство авиаударов поразили обычных жителей Сирии, а не ИГИЛ. Слава Аллаху!»

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться