Как устроен бизнес кандидата в президенты США Митта Ромни | Forbes.ru
$58.76
69.55
ММВБ2139.74
BRENT62.30
RTS1147.39
GOLD1255.52

Как устроен бизнес кандидата в президенты США Митта Ромни

читайте также
+1714 просмотров за суткиМиллиардер Шон Паркер рассказал, как новые технологии спасут человечество от рака +2279 просмотров за суткиРазлюбили Россию. Иностранцы перестали покупать российский госдолг +754 просмотров за суткиНовогодние покупки. Какие активы подорожают из-за налоговой реформы в США +9390 просмотров за суткиГражданство без инвестиций. Как приобрести австрийский паспорт +127 просмотров за суткиСложные углеводороды. Будущее Норвегии зависит от нефтегазовой компании Statoil ASA +377 просмотров за суткиЗаседания ФРС, ЕЦБ и Банка России. Что важно знать инвестору на этой неделе +1553 просмотров за суткиНе вкладом единым. Шесть способов вложить средства для начинающего инвестора +338 просмотров за суткиИнвестиции для миллионеров. Какую недвижимость покупать за рубежом +239 просмотров за суткиКарта рисков. Что ожидает инвесторов в 2018 году +98 просмотров за суткиИмперские амбиции. Ядерная сделка США с Ираном должна пройти по-хорошему или никак +112 просмотров за суткиМиллиардеры объединяются для инвестиций за пределами Кремниевой долины +114 просмотров за суткиПочему я отказался от ICO и привлек $500 000 для стартапа от инвесторов +56 просмотров за суткиДвуличный Санта-Клаус. Чего опасаться и куда инвестировать в декабре +23 просмотров за суткиРусский след в США и судьба программы выкупа в Европе. Что важно знать инвестору на этой неделе +5 просмотров за суткиUber со скидкой 30%. Почему падает стоимость компании +232 просмотров за суткиКриптобанкиры. Топ-менеджеры инвестбанков переходят в компании, занимающиеся блокчейном +25 просмотров за суткиАндроид на витрине. Зачем инвестировать в город роботов в Саудовской Аравии +14 просмотров за суткиСаммит ОПЕК, налоговые выплаты и акции «Аэрофлота». Что важно знать инвестору на этой неделе +155 просмотров за суткиСюрпризы от Трампа. Как налоговая реформа в США отразится на фондовых рынках +6 просмотров за суткиМежду ПИФом и депозитом. Россияне резко увеличили инвестиции в фондовый рынок +23 просмотров за суткиНездоровая практика: на какие уловки идут медицинские стартапы ради прибыли

Как устроен бизнес кандидата в президенты США Митта Ромни

Дэниел Фишер Forbes Contributor
Митт Ромни фото East News/AFP
Инвестиционная компания Bain Capital привлекает миллиарды долларов в свои фонды, но ее лучшие результаты остались в прошлом

Среди сделок на рынке прямых инвестиций, заключенных в этом веке, покупка HCA Healthcare относится к разряду самых лучших. Фирма Bain Capital в партнерстве с KKR и Merrill Lynch купила эту компанию, управляющую сетью больниц, в ноябре 2006 года. Bain Capital вложила $1,2 млрд, получив 25% акций HCA. В 2010 году инвестиционная компания только на дивидендах заработала сопоставимую сумму. В марте 2011 года Bain Capital продала акций HCA еще на $457 млн, оставив у себя пакет акций стоимостью $3 млрд. Получается, что несмотря на финансовый кризис, инвесторы за шесть лет заработали на HCA почти в 4 раза больше, чем вложили. Но так выгодно инвестировать получается не всегда.

В этом году Bain Capital анализировали, обсуждали и критиковали больше, чем любую другую фирму за полувековую историю рынка прямых инвестиций. Все это благодаря кандидату на пост президента США республиканцу Митту Ромни, который основал компанию в 1984 году. При поддержке самого Билла Бэйна Ромни и два других консультанта из Bain&Co решили применить философию своего учителя на рынке прямых инвестиций, увеличивая стоимость компаний путем повышения их эффективности и создания новых рынков. «Приемы, которые они использовали для развития и улучшения компаний, были совершенно новаторскими, — говорит управляющий директор Стивен Пальюка, которого Ромни взял в 1981 году на работу практикантом в Bain&Co. — Основная идея заключалась в том, чтобы методы консалтинга, которые использовались для развития компаний, перенести в сферу инвестиций».

Ромни создал команду, где большинство походило на него: молодые, в основном выпускники Гарвардской школы бизнеса. Они сфокусировались на тщательном анализе бизнеса компаний, а не на инвестиционно-банковских трюках. В течение двух десятилетий такой подход замечательно оправдывал себя. Bain Capital, например, инвестировала в розничную сеть Staples, сделав ставку на то, что малый бизнес будет закрывать свои потребности в офисных принадлежностях в одном месте (стартовав 1986 году, теперь эта розничная сеть насчитывает более 2000 магазинов по всему миру. — Forbes). Годовая IRR Bain Capital составляла сумасшедшие 173% к концу 1999 года, когда Ромни отошел от руководства компанией, чтобы возглавить забуксовавшую подготовку к Олимпийским играм в Солт-Лейк-Сити. В 2000 году Ромни договорился о продаже своих акций в компании другим партнерам. По соглашению он получал постепенно уменьшавшуюся долю от прибыли фирмы в течение следующих десяти лет.

После того как руководство фирмой перешло к комитету из девяти партнеров, Bain Capital с регулярностью кампаний по выборам в Конгресс открывала фонды, чьи размеры исчислялись 10 и даже 11 цифрами. В 2004 году был запущен Fund VIII с капиталом $3,5 млрд, в 2006-м — Fund IX размером $8 млрд, в 2008-м — Fund X — на $10,7 млрд. Сообщалось, что компания не постеснялась потребовать (и получить) 30%-ную долю от прибыли за управление вместо стандартных 20%.

Бизнес-модель Bain Capital не изменилась со времен Ромни. Команды аналитиков изучают, порой в течение нескольких месяцев, активы для поглощения. Если компания покупает актив, то группа из 70 консультантов прибывает в «поле» и дает советы портфельным компаниям по всем вопросам, начиная от обновления компьютерных систем до фастфуда. Но проблема заключается в том, что конкуренты стали подражать: Blackstone, Carlyle и другие большие фирмы сегодня используют собственных консультантов для того, чтобы произвести изменения в приобретенных ими активах. «Bain Capital была чем-то особенным 10 или 15 лет назад, — говорит Стивен Каплан, профессор Школы бизнеса Чикагского университета. — Они привлекли так много денег в 2006, 2007 и 2008 годах потому, что в прошлом показывали очень хорошие результаты».

«Они слишком сильно верят в свои возможности по налаживанию работы приобретенных компаний и стали переплачивать за активы», — добавляет партнер одной из конкурирующих инвестиционных фирм. — Но в период экономического спада эти улучшения не приносят большой прибыли».

Партнеры Bain Capital весь последний год хранили молчание, наблюдая, как из-за президентской кампании их фирма становится синонимом алчности. Но Пальюка и Джон Коннатон, другой управляющий партнер и близкий приятель Ромни, согласились обсудить с Forbes свою деятельность — сделку за сделкой. 

Вот, например, история с Clear Channel Communications. В июле 2008 года Bain Capital в партнерстве с Thomas H. Lee Partners купила эту компанию, владеющую самой крупной сетью радиостанций в США, за $2,1 млрд (общая сумма сделки $24 млрд, включая долги). И сразу же после сделки рекламный рынок рухнул вместе со всей американской экономикой. Clear Channel отягощена долгом: его годовое обслуживание обходится компании в $1,5 млрд. И теперь она с трудом зарабатывает деньги на выплату процентов и capex (капитальные затраты. — Forbes). «Они хорошо сводят баланс и отодвигают сроки платежей так, чтобы не обанкротиться», — говорит Карен Клэппер, долговой аналитик из CreditSights.

В итоге финансовые операции Bain Capital в этой компании привели к судебному иску со стороны недовольных миноритарных инвесторов одной из дочерних структур. Им не понравилось, что Clear Channel Outdoor («дочка» Clear Channel, занимается наружной рекламой. — Forbes) выдала материнской компании $650-миллионный заем по льготной ставке 9,5%. Тогда как облигации Clear Channel, по данным Bloomberg, торгуются с доходностью 20%. 

Руководители Bain Capital отказались комментировать это дело, находящееся на рассмотрении в суде. Однако, по словам Коннатона, Clear Channel постепенно расплатится с долгами, так как компания расширяет свое присутствие на рынке. Консультанты предложили Clear Channel добавить цифровые экраны к своим рекламным щитам и организовать интернет-радиовещание iHeartRadio. Выручка компании выросла с $5,6 млрд в 2009 году до $6,2 млрд в 2011-м, а вместо убытка на $3,6 млрд у Clear Channel теперь операционная прибыль $1,1 млрд.

«Мы довольно успешно работали над увеличением прибыли в последние три-четыре года, несмотря на слабую конъюнктуру на рекламном рынке. — говорит Коннатон, который пришел в фирму в 1989 году и, как и Ромни, был до этого консультантом в Bain&Co и выпускником Гарвардской школы бизнеса. — Если вы владеете активом, развивающимся циклично и проходящим через фазу спада, вам нужно спросить себя: стал ли этот актив лучше по сравнению с тем временем, когда вы его купили? Clear Channel стал».

А вот HD Supply не стал. В 2007 году Bain Capital и две другие инвестиционные фирмы купили эту фирму, занимающуюся дистрибуцией, у сети Home Depot за $8,5 млрд как раз в тот момент, когда обрушился рынок жилищного строительства. С 2009-го по 2011 год продажи компании упали на 22%, и предполагается, что в этом году она потеряет $200 млн.

Но на каждый миллиардный провал вроде Gymboree (розничная сеть детских товаров. — Forbes) или Guitar Center (магазины музыкальных инструментов), которые вы предъявляете Пальюке и Коннатону, они отвечают вам чем-нибудь вроде производителя электроники Sensata Technologies, которого Bain Capital купила у Texas Instruments за $3 млрд в 2006 году. Хуже времени для такой сделки не придумать: через три года два его главных заказчика — GM и Chrysler оказались банкротами. Однако, по словам Коннатона, разработанная модель сработала: они инвестировали в новые технологии и увеличили количество электроники в каждом автомобиле. В марте 2010 года Sensata стала публичной, а Bain Capital продала акций на $1,4 млрд. Кроме того, у нее в собственности остается пакет акций стоимостью в $2,8 млрд. 

Пальюка говорит, что он привык к тому исключительному вниманию, которое уделяется фирме из-за ее знаменитого основателя. «Хорошая новость заключается в том, что это не первый раз, когда один из наших сотрудников участвует в политике», — добавляет Пальюка, который в 2009 году баллотировался в Сенат от Демократической партии в штате Массачусетс и является основным акционером баскетбольной команды Boston Celtics. Он признает, что компания могла купить часть активов в более удачное время, но тут же переходит в наступление: «Почти все портфельные компании прошли через кризис, не объявляя дефолта».

Пока и Обама, и сам Ромни дискутируют о рабочих местах, созданных (или сокращенных) Bain Capital, никто не посмотрел насколько хорошо эта компания выполняет свою основную миссию: зарабатывание денег для своих партнеров и инвесторов. Запущенный в 2001 году, незадолго до формального ухода Ромни, Fund VII привлек $2,5 млрд и стал единственным успешным проектом компании за целое десятилетие. По данным сервиса PitchBook, занимающегося мониторингом рынка прямых инвестиций, этот фонд принес инвестором $4,4 млрд (доходность — 29%).

А вот у трех гигантских фондов, созданных после ухода Ромни, результаты близки к провалу. У Fund VIII IRR составляет 11% — его результатат в нижней половине списка фондов прямых инвестиций, составленного PitchBook. У Fund X и вовсе отрицательный результат (-2%) против инвестиций по индексу S&P (+14%) за тот же период. То есть инвесторы, вложившие деньги в огромные фонды Bain Capital в 2006 и 2008 годах, могли получить куда больший доход, если бы работали с обычным инвестиционным фондом. Но Стивен Пальюка не согласен с такой точкой зрения: «В долгосрочной перспективе мы окажемся правы». 

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться