Председатель Высшего арбитражного суда защищает бизнес от следствия | Новости | Forbes.ru
$57.5
67.72
ММВБ2071.83
BRENT57.95
RTS1134.45
GOLD1280.61

Председатель Высшего арбитражного суда защищает бизнес от следствия

читайте также
Что делать, если к вам пришли с обыском? Пять практических советов +2 просмотров за суткиПутин в послании Федеральному собранию: «Борьба с коррупцией — это не шоу» Все о Дональде Трампе — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad +3 просмотров за суткиГайзер пошел на сделку со следствием Золото партий: почему на выборах в Госдуму не будет новых игроков Что обещали своим избирателям Дональд Трамп, Хиллари Клинтон и другие кандидаты в президенты Анатомия Яровой: одиозный депутат в цифрах и фактах Субъект недоверия: чем заканчивались уголовные дела губернаторов Инвестиция или взятка: что известно об аресте губернатора Белых Brexit в переводе на русских Юрий Шефлер: в Лондоне с налогами будет еще лучше, чем раньше Жизнь после спорта: кто из бывших спортсменов стал политиком Анатолий Чубайс: «Я никогда не окажусь в списке Forbes» Верхняя и Нижняя Панама: 20 офшоров Федерального собрания По панамскому счету: почему законодатели не спешат закрывать свои офшоры Игорь Чайка: «В первую очередь это связано с принципиальной позицией моего папы и его должностью» Голод в городе: что происходит в Венесуэле Борис Титов: «Если мы дадим дорогу бедности, мы дадим захлопнуться двери к свободе на десятки лет» Бронзовые миллиардеры: почему Тимченко и Ротенберги получили медали Инструкции по выживанию: как чиновники советуют справляться с кризисом В США продана яхта Михаила Лесина
Новости #Власть 14.11.2011 18:18

Председатель Высшего арбитражного суда защищает бизнес от следствия

Антон Иванов фото Коммерсант/Дмитрия Духанина

Глава Высшего арбитражного суда Антон Иванов выступил на днях в Совете Федерации. Говорил он всего 15 минут, но мы аплодировали ему каждую секунду — и не можем остановиться. Потому что он прав.

Господин Иванов назвал пять компонентов защиты права собственности. Это четкое и непротиворечивое законодательство, подробные правовые позиции судов по его применению, единство судебной практики и ее стабильность, благоприятная правовая среда для принятия и исполнения судебных актов и, наконец, общественное мнение, осуждающее каждого, кто посягает на чужую собственность.

За 15 минут судья поднял очень много важных проблем (слышалось — наболело!), но мы выделим две наиболее важные для бизнеса.

1. Иванов рассказал о том, что судебные органы (арбитраж) в начале 2000-х использовались в качестве инструментов рейдерских захватов. Выносились обеспечительные меры — например, в Ингушетии запросто можно было вынести решение о запрете проведения собрания акционеров в Красноярске. Таких примеров очень много — сотни, если не тысячи. Глава ВАС за подобные решения начал безжалостно судей увольнять. И вдруг оказалось, что проблемы больше нет. Однако нет ее теперь только в сфере влияния арбитражных судов. Потому что она перешла к следственным органам, которые стали главным инструментом рейдеров. Именно они сегодня накладывают аресты на интересующее заказчиков уголовных дел имущество и заключают людей под стражу. Даже когда (и если) дело в итоге разъясняется, за это никто не несет никакой ответственности. Антон Иванов фактически объявил войну существующей практике ведения дел об экономических преступлениях. То есть объявил войну следствию.

Деятельность органов следствия стала главной проблемой для защиты прав частной собственности — именно так следует трактовать слова председателя ВАС. Хотя мы бы добавили к деятельности следствия и деятельность надзора за следственными органами, то есть прокуратуры. Она всегда в доле. Разумеется, в результате российская собственность выводится в офшоры. Это не только экономия на налогах: бизнесменов толкает в офшоры не только «недружественное налогообложение», но еще и то, что Иванов тактично назвал «операциями с активами». То есть отъем этих активов и их нынешняя правовая незащищенность. Он как раз и мотивирует внесение поправок в ГК (он на сегодняшний день не защищает права собственности) необходимостью исправить ситуацию.

2. Затем председатель ВАС заметил, что «для эффективной защиты права собственности важна благоприятная правоприменительная среда», и пояснил, что имеет в виду надлежащее исполнение судебных актов. По его словам, в этой сфере много нарушений и нередко при рассмотрении дела даже в президиуме ВАС недобросовестные стороны отчуждают недвижимость третьим лицам с целью уклониться от нежелательного для них судебного акта.

Вот как это происходит. Выносится, например, арбитражное судебное решение о том, что компания «А» правомерно претендует на объект, принадлежащий компании «Б». Вместо того чтобы исполнять решение, компания «Б», пользуясь своими коррупционными связями в системе Росрегистрации, Росреестра и других государственных структурах, быстро скидывает спорный объект со своего баланса, уходя таким образом от судебных обязательств по его передаче компании «А». Антон Иванов обращает внимание на два момента: по таким действиям нет уголовных дел, их невозможно инициировать. Причем складывается ощущение, что их не возбуждают сознательно, чтобы все законопослушные стороны процесса максимально и бессмысленно помучались. Подобная арбитражная процедура будет, конечно, оспорена, но сделать это очень сложно: будут наложены обеспечительные меры, нужно будет установить и судить компанию, на баланс которой переведены активы, и т. д.

Реально речь идет об игре в догонялки. Арбитраж будет раз за разом выносить решения в пользу одной компании, но у другой всегда есть огромный арсенал ответных мер. Компания «Б» может свои компании, которые она привлекает к сделкам и к ответственности, либо ликвидировать, либо объединять с другими компаниями, таким образом смешивая активы, чтобы их нельзя было идентифицировать. Речь идет уже не о судебной процедуре, а об игре, кто успеет быстрее — суд вынести решение и наложить арест или компания-ответчик перекинуть актив и сжечь за собой мосты в виде ликвидации или объединения. За подобное мошенничество (причем реальное, а не выдуманное следственными органами) с неисполнением решений арбитражных судов должна наступать уголовная ответственность.

Чтобы эффективно исполнять судебные решения, во всех регистрационных органах РФ должна иметься электронная база данных судебных решений: сделать ее просто и недорого. Исследование единой электронной базы должно быть обязательным: в таком случае чиновники регистрирующих органов не смогут сказать, что не знали о принятом судебном решении, и тоже понесут уголовную ответственность.

Несколько цитат из выступления Антона Иванова хочется высечь в граните.

— «Довольно часто при рассмотрении обычных споров о защите права собственности нам сообщают, что против одной из сторон возбуждено уголовное дело. Как правило, эти дела потом прекращаются, хотя по ним принимаются обеспечительные меры, заключаются под стражу люди. Но ответственности за это следователи, как правило, не несут».

— «Чтобы достичь ощутимых изменений, надо обратиться к судебной реформе 1864 года, а именно к независимому статусу следователя, аналогичному статусу судьи. Сейчас следователи являются частью управленческой вертикали, им могут отдавать и часто отдают команды. Независимый следователь мог бы стать важным элементом упорядочивания уголовной репрессии в экономической сфере».

— «Многие наши граждане безразлично относятся к посягательствам на чужое имущество, а то и радуются им. Пока наше общество не изменит свое отношение к нарушителям чужих прав, правовые средства зашиты будут буксовать. Между тем последние два десятилетия никто не объясняет гражданам, что брать чужое дурно».

Несмотря на очевидность высказанных наблюдений, нельзя не отметить, что с такой трибуны человек, облеченный такими полномочиями, об этом говорит впервые. Поэтому инициативы Антона Иванова надо всячески поддерживать — они реально направлены на защиту бизнеса. Не надо говорить о том, что Иванов претендент на звание «Капитан Очевидность». На своем посту за последние годы он фактически провел реформу арбитража и сделал то, что до него не удавалось сделать никому. А теперь пошел дальше — на чужое поле. Туда, где играют самые сильные и самые коррумпированные на сегодняшний день органы власти России — уголовные суды, следственные органы и прокуратура. Удачи, Капитан.

[processed]