«Все, что тогда делалось, было по закону. Пусть и не по справедливости»

фото Итар-ТАСС
Участники списка Forbes, крупнейшие бизнесмены России об инициативе кандидата в президенты Владимира Путина брать откуп за узаконивание итогов приватизации 90-х

Кандидат в президенты Владимир Путин призвал закрыть тему приватизации государственных активов в 1990-х годах. По словам Путина, сейчас общество не может принять результаты «нечестной» приватизации и «всяких там аукционов», поэтому надо искать способы изменить мнение людей. «Это должен быть либо разовый взнос, либо еще что-то такое, но вместе с вами нам нужно над этим подумать», — заявил премьер. И выразил уверенность, что подобная инициатива вызовет положительную реакцию как у простых людей, так и у самого бизнеса. Что на деле думают о предвыборной инициативе кандидата в президенты крупные российские бизнесмены.

Михаил Прохоров, президент группы «Онэксим» (3-е место в рейтинге Forbes), кандидат в президенты России:

Я против всякого рода экспериментов в сфере приватизации по двум причинам:

Во-первых, прошло 17 лет, многие активы поменяли своих собственников, которые их продали и заплатили с этих сделок налоги. Сейчас многие приватизированные в 1990-е годы активы да­в­но инкорпорированы во вновь созданные компании. Если бу­дет принято предложение Путина, «Роснефть» готова платить windfall tax за приобретенные ей активы «ЮКОСа»? И в каком размере? А иностран­цы, держащие сейчас на балансе депозитарные расписки, например, «Норникеля», тоже?

Во-вторых, проблема фундаментальна: все, что тогда делалось, было по закону. Пусть и не по справедливости. Предприятий, проданных через залоговые аукционы, было меньше десятка на всю страну. Но потом мы тоже много всего приватизировали. Что-то по тем же законам, что-то уже по другим. Пересмотреть сейчас один из случаев – разрушить легитимность всех прав собственности в стране.

Сергей Галицкий, генеральный директор розничной сети «Магнит» (состояние $2,9 млрд, место в рейтинге №24)

Это предложение напоминает мне популярную идею налога на непредвиденную прибыль (windfall tax) вроде того, которым облагали приватизированную собственность в Англии. Улучшит ли такое изъятие отношение к собственности в России? На мой взгляд, ухудшит. Хотя несколько человек получили на залоговых аукционах незаслуженное богатство — и меня это коробит, — создать уважительное отношение к собственности важнее.

Александр Лебедев, президент «Национального резервного банка» (состояние $2,1 млрд, место в рейтинге №45)

Я бы с удовольствием заплатил этот налог. Я неоднократно предлагал эту меру, в том числе когда записался в Народный фронт. Это лейбористская идея, ее использовала Маргарет Тэтчер, об этом говорил Явлинский, в 2003 году правительство Касьянова поручило экспертам изучить опыт этого закона. Тема понятная, просто властям до сих пор не хватало духу воплотить это в жизнь.

Приватизация 1990-х — это такая открытая рана с точки зрения морали и закона. Большинство тех, кто участвовал в залоговых аукционах, ни копейки за предприятия не платили. Способ «все отобрать», как в случае с ЮКОСом, ни к чему не приведет, кроме отрицательных результатов.

На мой взгляд, стоит собрать существенные деньги с участников залоговых аукционов и первичной приватизации. В свое время англичане собрали £5 млрд, или $10 млрд по тому курсу — думаю, в нашем случае речь будет идти о больших суммах, о нескольких десятках миллиардов долларов.

Когда закон будет принят, там будет прописана процедура выплаты. Должна быть предусмотрена добровольная возможность заплатить, собрана комиссия для рассмотрения спорных вопросов: может, кто-то разорился уже, у Ходорковского все отобрали — надо будет обращаться к приобретателям. Абрамович продал «Сибнефть» за $13 млрд — наверное, он наймет юристов и будет утверждать, что не стоит этого делать. Но в целом ничего за 15 лет не запуталось: большинство участников залоговых аукционов владеет теми же активами, просто перевели их на офшоры. Я бы на их месте выполнил все требования закона, если бы он был правильно прописан.

Я не участвовал в приватизации, поэтому мера меня не коснется. Но если бы мои активы сейчас стоили $15 млрд, я бы с удовольствием заплатил этот налог, чтобы закрыть тему. Посмотрите на список Forbes. Какая им разница, будет у них $15 млрд, $13 млрд или $12 млрд? Они, конечно, будут, утверждать, что у них денег нет, что у них только яхты, самолеты, недвижимость. Хорошо, сдайте активы.

Элемент добровольности, как при амнистии, тоже должен быть. Закон может предусматривать другую процедуру: как тебя наказывать, если ты откажешься. Никакой закон не будет работать без варианта принуждения. Если потом, после завершения амнистии, найдут нарушения, допущенные в ходе приватизации, будет уголовное преследование. Другое дело, что наши правоохранительные органы найдут нескоро.

Алексей Кочетов, президент и основной акционер МПБК «Очаково»

Полемика эта идет давно, и я считаю, что нужно ставить точку над i. Относительно тех предприятий, которые попали в частные руки не совсем честным путем или были выкуплены за недостойную цену (то ли на аукционах, то ли по другим схемам), должна сыграть справедливость. Надо оценить эти объекты по реальной стоимости на момент приватизации. Если хочешь остаться собственником — доплати, не желаешь — предприятие должно быть возвращено государству с компенсацией владельцу разницы средств, потраченных на реконструкцию и пр.

Борис Березовский, предприниматель:

Вся приватизация 90-х была абсолютно легитимной. Просто люди забыли, что в то время никто не хотел рисковать, кроме тех, кто рискнул. На носу были выборы президента, и все считали, что Ельцина не изберут, а президентом станет Зюганов. Например, в то время за «Сибнефть» господин Сорос, известный в мире финансист, не давал ломаного гроша. Эту легитимность (против которой он сейчас возражает) подтвердил и сам Путин, когда пришел к власти.

Что же касается морального аспекта, то я считаю, что с людей, которые оказались в тот момент умнее других 99% населения, не снимается ответственность за те моральные проблемы, которые возникли впоследствии, когда эти 99% проснулись и увидели, что меньшинство фактически за бесценок получило богатство. Те, кто получили эти преимущества, обязаны за них расплатиться, что называется, по справедливости. Но это должна быть инициатива самого бизнеса. На мой взгляд, ответственный бизнес должен помочь обществу, прежде всего, вернуться к курсу демократического развития России, и уж точно не должен отдавать никакие деньги путинскому режиму.

Смотрите также мнение Евгения Ясина, научного руководителя Высшей школы экономикит

О том, что думает по этому поводу Анатолий Чубайс, читайте в его ЖЖ

рейтинги forbes
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться