Как сердился горожанин | Forbes.ru
$59.16
69.8
ММВБ2132.11
BRENT62.53
RTS1135.41
GOLD1292.16

Как сердился горожанин

читайте также
+1 просмотров за суткиПутин в послании Федеральному собранию: «Борьба с коррупцией — это не шоу» +1 просмотров за суткиВсе о Дональде Трампе — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad +3 просмотров за суткиГайзер пошел на сделку со следствием Золото партий: почему на выборах в Госдуму не будет новых игроков Что обещали своим избирателям Дональд Трамп, Хиллари Клинтон и другие кандидаты в президенты Анатомия Яровой: одиозный депутат в цифрах и фактах Субъект недоверия: чем заканчивались уголовные дела губернаторов Инвестиция или взятка: что известно об аресте губернатора Белых Brexit в переводе на русских Юрий Шефлер: в Лондоне с налогами будет еще лучше, чем раньше Жизнь после спорта: кто из бывших спортсменов стал политиком Анатолий Чубайс: «Я никогда не окажусь в списке Forbes» Верхняя и Нижняя Панама: 20 офшоров Федерального собрания По панамскому счету: почему законодатели не спешат закрывать свои офшоры Игорь Чайка: «В первую очередь это связано с принципиальной позицией моего папы и его должностью» Голод в городе: что происходит в Венесуэле Борис Титов: «Если мы дадим дорогу бедности, мы дадим захлопнуться двери к свободе на десятки лет» Бронзовые миллиардеры: почему Тимченко и Ротенберги получили медали Инструкции по выживанию: как чиновники советуют справляться с кризисом В США продана яхта Михаила Лесина Капиталы первого ранга: кто самый богатый в Администрации президента
Новости #Власть 22.03.2012 07:40

Как сердился горожанин

Иван Осипов Forbes Contributor
фото РИА Новости
История гражданского успеха: как директор интернет-бизнеса за три месяца стал главой избиркома, предотвратившим на выборах несколько масштабных фальсификаций

Forbes продолжает наблюдать за трансформацией общественных настроений в России после президентских выборов. Экспертные оценки всплеска гражданской активности читайте в материалах «Граждане-горожане», «Жизнь после выборов: позитивная повестка» и «Власть после выборов: государство в Зазеркалье» и в интервью Михаила Дмитриева «Средний класс требует равных правил игры». На этот раз — рассказ от лица самих «рассерженных горожан».

5 декабря Константин Белов возвращался на машине из Твери в Москву. Радиостанции наперебой обсуждали первый митинг на Чистых прудах и подводили первые итоги выборов: «Единая Россия» в столице набирала почти 50%. «Тогда это просто вызывало ухмылку, никаких особых ощущений не было», — рассказывает Константин.

На следующий день столица взорвалась: после массовых задержаний участников акции на Чистых прудах тысячи людей захотели выйти вечером на Триумфальную площадь на не согласованный c мэрией митинг, а 10 декабря отправиться на площадь Революции, впоследствии «трансформировавшуюся» в Болотную.

Борьба за голоса

Константин Белов Белов поддался охватившей город эйфории: как технического директора (такую должность Константин занимает в компании Ad Fox), его в первую очередь интересовали цифры. Он отправился на сайт ЦИК изучать данные по своему участку 1359 в Люблино. Самому Белову проголосовать довелось в соседнем регионе, однако волеизъявление жителей «родного» района его поразило. Оказалось, «Яблоку», за которое Константин голосовал в Твери, УИК 1359 «подарил» всего одного избирателя. Таковым могла быть жена Белова, с чем тот ее поспешил поздравить. Супруги, впрочем, не поверили, что в спальном районе, где живет много людей, называющих себя «средним классом», у Григория Явлинского только один сторонник.

«Мы собственноручно расклеили объявления по нашему району, чтобы оповестить избирателей «Яблока» о таком «волшебном» результате. В итоге только из одного из 11 домов участка на призыв обратиться в суд за поиском пропавших голосов откликнулись 12 человек», — рассказывает Белов.

Сначала заявление инициативной группы в Люблинском суде рассматривать отказались. Избиратели не сдались: устранив недочеты, вновь подали жалобу — на этот раз успешно. Итог рассмотрения заявления, несмотря на абсурд представленных ЦИК итогов голосования, был традиционен: в жалобе отказать. «Это притом что судья во время заседаний сама смеялась над неуклюжими оправданиями представителей избиркома, а член УИК от КПРФ подтвердила, что ей отказались выдать на руки первоначальный протокол с 99 голосами за «Яблоко», — говорит Белов.

Истцы подали апелляцию на отказ и теперь ищут правды в вышестоящих инстанциях. Смешную и грустную стенограмму их препирательств в райсуде можно изучить здесь.

Насыщенные политическими событиями месяцы между парламентскими и президентскими выборами убедили Константина в необходимости перейти от судебных тяжб и участия в митингах к «конструктиву»: Белов вошел в состав все той же комиссии 1359. Председатель УИК Евгения Таркасова, начальник отдела люблинского ДЕЗа, привлекавшаяся в упомянутом процессе как свидетель, сама неожиданно предложила Константину стать своим замом. Белов согласился.

В процессе подготовки ко дню голосования он выяснил, что профессиональные навыки членов участковой комиссии, несмотря на то что состав УИК существенных не менялся на протяжении нескольких выборных кампаний, оставляли желать лучшего. «Складывалось впечатление, что эти женщины, почти все работающие в ДЕЗе, просто никогда не изучали закон. Как они работали на выборах раньше, когда еще не было протестной волны, можно только догадываться», — констатирует Белов. При этом председателя УИК Таркасову Мосгоризбирком в 2008 году награждал почетной грамотой за организацию президентских выборов в 2008 году. «Интересно за какие заслуги?» — удивляется Константин.

Борьба с «голосами»

Владислав ГубкинВ 7 утра 4 марта Белов лично отпер двери участка в здании ДЕЗа на Кубанской улице.

Партию «рассерженных горожан» на УИК 1359, помимо Белова, представляли его супруга, а также младший научный сотрудник Владислав Губкин и инженер Анна Шелудякова.

Жена работала на участке наблюдателем от муниципального депутата, Губкин — наблюдателем от Зюганова. «Причин, по которым решил идти наблюдателем, много. Во-первых, было понятно, что 4 марта будет настоящий драйв. Во-вторых, Люблино после думской кампании «прославилось» астрономическим процентом за «Единую Россию», поэтому проконтролировать ход голосования в этом районе было особенно интересно», — объясняет Владислав.

Анна до 4 марта имела о политике сбивчивое представление, ни в митингах, ни в наблюдении за выборами никогда не участвовала. К решению зарегистрироваться членом УИК с правом совещательного голоса от Михаила Прохорова ее подтолкнуло ощущение, что «надо что-то делать».

Сделать Белову, Губкину и Шелудяковой удалось немало. Уже утром наблюдатели заметили, что книги избирателей некорректно пронумерованы: в них не было данных о числе самих списков — указывалось лишь «книга 1 из __» и т. д. Недочет был оперативно исправлен. Константина сразу насторожило, что книг оказалось четыре, а не три, как накануне, однако поначалу зампред УИК не придал этому факту должного значения.

Первая половина дня прошла спокойно, потом, начались странности. Двое нетрезвых мужчин, целенаправленно пошедших за бюллетенями к столу с той самой «книгой №4» вызвали первое подозрение наблюдателей. Вслед за ними в здание на Ставропольской около 13:30 вошла группа из десятка граждан в оранжевых рабочих комбинезонах. Дружно выстроившись в очередь к тому же столу, избиратели принялись путано объяснять фиксировавшей все на видеокамеру Анне, откуда и зачем они приехали. Не добившись вразумительных показаний, Шелудякова вышла на улицу, где, как она и предполагала, был припаркован автобус, на котором на участок организованно привезли «дворников».

В это время на участке Белов сквозь толпу пробирался к столу, за которым сидела член УИК, по совместительству бухгалтер ДЕЗа Галина Шевела. Именно ей пришлось заполнять дополнительную книгу, по которой избирателям «из автобуса» выдавались бюллетени. На правах зампреда комиссии Константин потребовал книгу, беглое изучение которой повергло его в шок: в списках были зарегистрированы жители одного дома номер 14 по Кубанской улице. Квартир в доме, согласно книге, было 194. Белов не поверил глазам: в пятиэтажку сталинской постройки, расположенную аккурат напротив избирательного участка, никак не «влезало» такое число жильцов. Личный поход в дом подтвердил: 52 квартиры. То есть почти три четверти здания фальсификаторы населили «мертвыми душами», в роли которых выступили работники муниципальных служб.

Белову пришлось держать долгую оборону от председателя УИК, которая разогнала «дворников» и пыталась изъять «фальсификационную» книгу. «Пока не приедут юристы и журналисты, книгу никто трогать не будет», — настаивал Губкин. Бухгалтер Шевела с участка незаметно для всех скрылась: «наверное, улетела в Чуровское Зазеркалье», написал Константин у себя в Facebook.

На Кубанскую стягивались полицейские. «Их было очень много, как распределялись полномочия, понять становилось все сложнее и сложнее», — вспоминает Шелудякова. Белов вместе с наблюдателями вызвал на место ЧП юристов от штабов кандидатов и мобильные группы наблюдателей. Следующие несколько часов, по воспоминаниям участников, превратились в беспрерывную дачу показаний.

Внимательное изучение книг со списками избирателей объяснило и аномалию дома на Кубанской. В книге 1 были перечислены реальные жильцы 52 квартир здания. В книге 4 все 194 квартиры оказались населены «призраками», бюллетени за них у стола Шевелы получали свезенные на участок «оранжевые комбинезоны». На момент вскрытия фальсификации бухгалтер успела зарегистрировать 57 «мертвых душ». Потенциально члены УИК могли «накинуть» одному из кандидатов до 400 фиктивных голосов, подсчитал Белов.

Председатель Таркасова после короткого сеанса общения со следователями вызвала скорую помощь и была госпитализирована. Ее служебные обязанности по закону перешли «рассерженному горожанину» Белову. До 5 утра Константин контролировал подсчет голосов, в итоге обнаружив ту самую разницу в 57 бюллетеней. Кандидат Владимир Путин на участке 1359 за вычетом указанного количества голосов получил бы менее 50%, говорит и. о. председателя избиркома.

Он подозревает, что помимо «дополнительных списков» в Люблино могла применяться и другая получившая широкое распространение на президентских выборах технология — активизация голосующих по открепительным удостоверениям граждан. Таковых на УИК 1359 набралось 72 человека, что на фоне примерно 1100 проголосовавших способно было добавить кандидату около 8% поддержки.

В настоящий момент по факту событий в УИК 1359 Следственный комитет проводит доследственную проверку. Материалы уже ушли с районного уровня на городской — в Главное следственное управление СК по Москве. Решение о возбуждении уголовного дела по ст. 142 УК РФ (фальсификация избирательных документов, до четырех лет лишения свободы) может быть принято до середины апреля. Председатель УИК Таркасова — под подпиской о невыезде.

Борьба продолжается

ВАнна Шелудяковаыборы завершились, Путин ожидаемо вернулся на пост президента. Что дальше? Как сделать так, чтобы гражданское самосознание не было «похоронено» перспективами новой шестилетки эпохи «стабильности»? На эти вопросы герои 4 марта отвечают по-разному.

Белов настроен оптимистично: несмотря на отсутствие «больших» выборов в обозримой перспективе и угасание уличных митингов, он верит в возможность трансформации слоя «рассерженных» в группы по интересам: «партия наблюдателей» должна распасться, чтобы эффективно защищать достижения на локальном уровне.

Губкин полагает, что двигаться оппозиции следует в сторону создания одной крупной политической партии, которая была бы способна противопоставить власти полноценную альтернативную программу и отстаивать интересы широкого круга граждан.

В любом случае, родившееся гражданское общество не исчезнет, уверены собеседники Forbes. Настоящей проверкой на прочность для властей станут выборы в Мосгордуму в 2013 году, предполагают они: учитывая активность наблюдателей в столице, «спрятать» фальсификации на этот раз избиркомам будет практически нереально.

Волна гражданской активности сойдет на нет как уличный протест, но сохранит формы внутреннего устойчивого существования в повседневной жизни, просыпающееся в людях чувство собственного достоинства — один из признаков этого процесса, уверен социолог Алексей Левинсон.

Для сохранения ядра «рассерженных горожан» тем придется самим искать точки приложения сил на локальном уровне и настойчиво проявлять инициативу, отмечает заместитель гендиректора «Левада-Центра» Алексей Гражданкин. «Скорее всего, это будет уже не политический протест, а общественные начинания. Можно провести параллель с малым бизнесом, где в нынешних условиях также выживают самые активные, инициативные и предприимчивые», — предполагает он. Удастся ли гражданам сформировать позитивную повестку и удержать качество новой формы самоорганизации, зависит от них самих, констатирует эксперт.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться