Правила власти Владимира Путина

фото Photoxpress
Президент России о войне, монархии, страхе, стабильности и правильности своих действий

• Я никогда не стремился к этой должности. Более того, в свое время, когда мне было это предложено, даже выражал сомнения, стоит ли мне этим заниматься, имея в виду огромный объем работы и колоссальную ответственность за судьбы страны.

• В определенные периоды времени... в определенном месте... при определенных условиях... монархия играла и играет до сих пор положительную роль. [...] Монарху не нужно думать, изберут его или нет, мелко конъюнктурить, как-то воздействовать на электорат. Он может думать о судьбах своего народа и не отвлекаться на мелочи. [«От первого лица. Разговоры с Владимиром Путиным»]

• Я могу честно сказать, что, например, если бы я, когда работал президентом, не вмешался в некоторые ситуации, то в России уже давно не было бы правительства. [«Русский пионер», 2009]

• Я думаю, что на войне всегда бывает много ошибок. Это неизбежно. Но если ты воюешь и думаешь о том, что вокруг тебя все ошибаются, никогда не победишь. Нужно прагматично к этому относиться. И надо думать о победе. [«От первого лица. Разговоры с Владимиром Путиным»]

• В так называемых элитах всегда есть люди, которые готовы заниматься, простите за моветон, какими-то разводками, что-то замутить и в этой мутной воде что-то для себя получить, дополнительную какую-то рыбку выловить в этой мутной воде.

• Приватизация не была ни честной, ни справедливой, но ломать что-то грубо нецелесообразно.

• Если мы хотим проводить, прямо скажем, серьезные вещи, которые затрагивают какие-то группы населения, нам людям надо сказать, что мы толстосумов тоже прижимаем. Вы понимаете, без этого невозможно. Мы же не в бухгалтерии какой-то работаем, нам же с людьми нужно коммуницировать. Мне нужно, чтобы какая-то часть общества нас значительно поддерживала во всех наших действиях. [«Финмаркет», 2012]

• Министерская чехарда — это проявление слабости верховного руководства.

• Страх — это не самый лучший инструмент решения проблем, перед которыми стоит страна, так же как и рабский труд — не самый высокопроизводительный труд в мире.

• Мы вообще привыкли вывешивать еще с петровских времён всякий товар западного производства и образцы и показывать пальцем, чтобы люди брали с них пример. Это, кстати говоря, где-то хорошо, а где-то и не очень, потому что если мы всё время будем тыкать пальцем на то, что там, и говорить, что там всегда всё лучше, мы можем попасть в засаду и совершать ошибки.

• Когда деньги вкладываются в «развлекушку» за границей, то это неприятно, лучше бы вложили деньги в развитие нашего спорта.

• Стабильность — это не стояние на месте, не топтание на месте, стабильность – это стабильное развитие, вот что такое в моем понимании стабильность. И это было обеспечено в предыдущие годы. Это нужно обеспечить и в будущем.

• Если я за что-то берусь, я стараюсь довести дело либо до логического завершения, либо, как минимум, привести это дело к максимальному эффекту.

• Желание «попасть на волну» и понравиться и кого-то, извините, «уконтрапупить», схватить и посадить во что бы то ни стало, показать свою крутизну — это самое простое, что мог бы сделать человек в моем положении.

• Я так же, как известный персонаж Владимира Высоцкого, считаю, что вор должен сидеть в тюрьме. А в соответствии с решением суда Ходоровскому вменяется в вину хищение, хищение достаточно солидное.

• Когда слышу, что кого-то обвиняют в воровстве или еще в чем-то подобном, я хочу спросить: а у нас еще есть презумпция невиновности? [...] Можно предположить, что кто-то сжульничал на строительстве [...] дороги, но она хотя бы есть, эта дорога! И ею можно гордиться. А если кто-то считает, что там что-то украли, пусть пойдет и докажет. [«От первого лица. Разговоры с Владимиром Путиным»]

• Лучше бы, если бы [Абрамович и Березовский] судились в России. Это было бы честнее — и для них, и для нашей страны. Деньги заработаны, украдены здесь — здесь пускай и делят.

• Проводя борьбу с негативными проявлениями в органах правопорядка, в том числе, и милиции, здесь нельзя всех мазать одной черной краской. Нужно понять, что эти органы власти исполняют важнейшую функцию в государстве и нельзя опускать их «ниже плинтуса», а то придется нашей либеральной интеллигенции бороденку сбрить и самим надеть каску — и вперед, на площадь, воевать с радикалами.

• Я знаю, что к Кадырову много претензий, но он восстанавливает Чечню, и Грозный восстановил так, как до сих пор никому не удавалось это сделать.

• Если приезжие [в Европе] — граждане иностранных государств, то у нас те, кто приезжают из других регионов, в частности с Северного Кавказа, — это граждане Российской Федерации. Мы не можем ущемлять их в правах.

• У нас общество должно понять, что меньшинству, определенным категориям людей государство должно платить очень серьезные деньги для того, чтобы обеспечить интересы большинства. [«От первого лица. Разговоры с Владимиром Путиным»]

• Я решаю, что, как и когда мне делать, а люди, которые за безопасность отвечают, думают, как ее обеспечить. Здесь у каждого своя работа. Никто никому не мешает. А если кто-то настаивает, то я ему историю про пескаря напоминаю, который всю жизнь под корягой просидел. А это не наш случай. Человеку нужны новые ощущения. [«Русский пионер», 2012]

• Я был и [в начале 2000-х] уверен, что я действую правильно, и сейчас я не сомневаюсь в том, что действую верно.

Новости партнеров