Где рождаются российские вина

Элеонора Скоулз Forbes Contributor
Сегодня в России есть вина, у которых качественный уровень сравним с европейским, а во вкусовых портретах набросаны первые региональные штрихи

Автор — винный журналист, писатель и критик

На прошлой неделе я участвовала в московской выставке «Индустрия напитков», где вместе с коллегами проводила мастер-класс по российским винам. Дегустация проходила без фанфар, но при полном зале. Впервые в моей практике я не только была спокойна за качество отечественных образцов, но и могла говорить о географии, природе, культуре и прочих вещах, без которых невозможно представлять настоящие вина.

Этой дегустации предшествовала поездка на юг, в Ростовскую область и Краснодарский край. Четыре хозяйства — «Винодельня Ведерниковъ», «Шато ле Гран Восток», «Вилла Виктория» и «Мысхако» — за три дня, с учетом наших российских расстояний. Маршрут пролегал от хутора Ведерников, в 160 км к северо-западу от Ростова-на-Дону, до поселка Мысхако под Новороссийском, с остановками на хуторе Садовом между Крымском и Анапой и на хуторе Семигорском на полпути из Анапы в Новороссийск.

К чему такие географические подробности? Чтобы понимать, где рождаются наши вина. Три года назад я бы не решилась поднимать эту тему: тогда редкой удачей считалось найти образец, сделанный из отечественного винограда и имевший приемлемое качество. Сегодня же в России есть вина, у которых качественный уровень сравним с европейским, а во вкусовых портретах набросаны первые региональные штрихи.

Международный винодел-консультант Джон Ворончак недавно назвал этот феномен «российскими винами третьего поколения», после периодов производства неокисленных, а затем простых сортовых вин. Ворончак работает в России с 2002 года, он консультирует хозяйства «Мысхако» и «Фанагория».

Пока такие вина выпускают примерно в дюжине отечественных хозяйств. Линейки Le Chêne Royal от «Шато ле Гран Восток», Cru Lermont от «Фанагория», Grand Reserve от «Мысхако» — первые ласточки нового направления, на подхвате есть другие.

Большинство российских производителей, работающих со своим виноградом, используют популярные классические сорта: белые «шардоне» и «совиньон блан» и красные «каберне совиньон», «мерло» и «пино нуар». По этим винам легче всего определять, насколько наши виноделы приблизились к международным стандартам.

Есть и приятные отличия. У вин из «совиньон блана» в Краснодарском крае хорошо вырисовываются собственные региональные черты. Они мягче, чем луарские и новозеландские, с типичным тоном белой смородины, иногда желтых и даже экзотических фруктов. Вторую родину на юге России обрел белый бургундский сорт «алиготе» — подчас он получается интереснее, чем в Бургундии. Удается и «пино нуар» — один из самых капризных красных сортов, который сохраняет свой отличительный букет в Тамани и на отрогах Кавказа.

И все-таки визитной карточкой России, особенно в масштабе мирового производства, должны быть наши местные сорта. Уникальные возможности открываются на историческом хуторе Ведерников. Однажды он навлек на себя государев гнев, поддержав восстание Степана Разина, а теперь может снискать винодельческую милость благодаря двум самобытным сортам: белому «сибирьковому» и красному «красностопу». С ними активно работает «Винодельня Ведерниковъ». Ароматный «сибирьковый» может стать русским ответом французскому «гевюрцтраминеру», между тем «красностоп» поспорит с «каберне совиньоном» по структурной силе. Еще один перспективный российский сорт — это «цимлянский черный». Из него получаются как живые, гастрономичные тихие вина, так и характерные красные игристые, воспетые еще классиком Пушкиным.

В поездке по нашим виноградникам удивило то, насколько легко и спонтанно возникали ассоциации на европейские винодельческие зоны. В окрестностях хутора Садового — изрезанный мягкими, но высокими холмами рельеф, дубовые рощицы и нетронутая природа — почти как тосканские земли вокруг Сан-Джиминьяно. Виноградники на белесых известняковых участках у хутора Семигорского со стороны напоминают земли Шампани и Коньяка. Зажатые кольцом городских построек виноградники Мысхако напрашиваются на сравнение с Пессак-Леоньяном в Бордо. Конечно, эти впечатления самые общие, однако они дают понять, что наши реалии сопоставимы с той же Европой. И это еще не все.

Рядом с виноградниками «Шато ле Гран Восток» действует активный грязевой вулкан, а в «Винодельне Ведерниковъ» лозы ежегодно закапывают на зиму и откапывают весной. Между тем в «Мысхако» регулярно продолжают находить снаряды последней войны, а на землях «Виллы Виктория» попадаются артефакты древних сарматов. Именно эта «русскость» вкупе с определенным качеством позволяет надеяться на доброе будущее наших вин.

Автор — винный журналист, писатель и критик

Новости партнеров