Не взбалтывать и не смешивать

Аля Харченко Forbes Contributor
Шампанские из урожая одного виноградника — риск, на который готовы пойти редкие виноделы

Время перед Рождеством и Новым годом для винного мира — самая безумная пора года. Виноторговца декабрь кормит — в этом месяце компании могут заработать больше, чем за весь остальной год. Закончив работу 24 декабря в 5 вечера, мы с коллегами решили отметить окончание рождественского марафона бокалом чего-то приличного и откупорили бутылку Pol Roger Cuvée Sir Winston Churchill Brut 1999. Разливая любимое шампанское Черчилля, решили, что о работе ни слова. И заговорили о высоком — о шампанском.

Мнения о том, что происходит с ним сейчас, разделились. Один из коллег настаивал, что шампанское — кризис на дворе или нет — по-прежнему главный праздничный напиток. В ответ на это кто-то ткнул пальцем в пустой угол, где у нас хранились запасы просекко: под Рождество оно было сметено в считанные дни. Покупатели переключились с шампанского на игристое подешевле. С другой стороны, по статистике межпрофессионального комитета вин Шампани (CIVC) c 2003 по 2010 год количество бутылок невинтажного шампанского, отправленного в Британию, не упало, а выросло с 33,12 млн до 34 млн бутылок. Дорогих кюве импортируется на 100 000 бутылок больше, 582,657 вместо 487,863.

Кто-то заметил, что, если бы на рынке шампанского все было так плохо, производители предпочли бы затаиться и пересидеть кризис без новых проектов и больших инвестиций. Но на рынке шампанского даже в нынешние времена происходит какое-то движение. То певица Мэрайя Кэри начнет выпускать собственное шампанское Angel — тут не обошлось, конечно, без стразов Swarovski и оборачивания в платиновую фольгу бутылок стоимостью от £380 000 до £188 000. О новых проектах заявили и шампанские дома с совсем другой целевой аудиторией. Lanson пообещал выпустить в 2012-2013 году Clos de Lanson — вино, сделанное из 100% сорта «шардонне» с одного виноградника за погребами Lanson в Реймсе. Говоря о новом Clos de Lanson, представители дома объясняют, что хотят показать, что можно сделать с одним сортом винограда, одним виноградником и экспериментами с выдержкой в дубовых бочках. Clos de Lanson станет свежим пополнением интересной, модной и дорогой категории — single vineyard Champagne.

Вино, целиком сделанное из винограда с одного конкретного первоклассного виноградника, — триумф французской идеи терруара и логичная концепция для тихих вин, например, Бургундии. Но для шампанского, исторически бывшего блендом, идея ограничиться одним годом и одним виноградником, нетривиальна. Для шампанского дома производство такого вина — риск, который, по мнению президента компании Philipponnat Шарля Филиппонна, не всегда оправдан: «Для этого нужен исключительный виноградник. В Шампани немного терруаров, которые можно было бы использовать для производства таких вин». Эксперт в шампанских винах Ричард Джулин считает, что для производства single vineyard Champagne нужно сочетание двух факторов. «У многих виноделов Шампани — всего один виноградник, но просто иметь один виноградник — это неинтересно. Надо, чтобы характеристики этого виноградника и все, что составляет понятие «терруар», оказались в распоряжении хорошего производителя. Тогда на свет может появиться серьезное шампанское».

Цена ошибки в таком вине может быть дорогой, потому что огрехи в качестве не удастся скрыть, смешав вино с другими. Но производители, которым повезло с землей и качеством винограда, продолжают идти на риск. Дом Krug делает Clos de Mesnil с 1979 года, в Bollinger с 1969 года выпускают Vielles Vignes Françaises, а компания скептически настроенного в отношении других шампанских Шарль Филиппонна потенциал собственных виноградников использует с 1930-х годов. Категория шампанских single vineyard продолжала пополняться в последние годы — Krug представил Clos d'Ambonnay, в линейке Mumm появилось вино Mumm de Verzenay, у Taittinger — Folie de la Marquetterie, у Billecart-Salmon — Clos Saint-Hilaire. Шампанские из урожая с одного виноградника есть в ассортименте домов Drappier, Cattier и Thiénot.

Шампанское из урожая одного виноградника — по-своему странная, редкая и неизбежно дорогая вещь. Но неправоту тех, кто видит в таком вине просто очередной писк моды или погоню за роскошью, показывает то, как редко такие вина появляются на аукционных торгах. Из шампанских, проданных на аукционных торгах с 2006 по 2011 год, единственным представителем категории было вино Clos de Mesnil, и ценового рекорда оно не поставило, оказавшись на седьмом месте в таблице дорогих лотов. Глава маркетинга брокерской компании Fine + Rare Саймон Дэвис считает, что такие вина — предмет интереса энтузиастов и коллекционеров, но необязательно инвесторов: «Это не самые ликвидные вложения, и сказать, сколько эти вина будут стоить через 10 лет, сложно».

Иногда отказ от производства вин с одного виноградника — стратегический выбор серьезных домов. Тот же самый Pol Roger решил не делать вино с single vineyard, потому что дом не готов отказываться от идеологии блендов и не хочет конкурировать с собственным кюве, названным в честь самого знаменитого поклонника этого дома, Уинстона Черчилля.

Cuvée Sir Winston Churchill 1999, которое пили мы, меня поначалу удивило агрессивным муссом в контрасте со слабо выраженным ароматом. Но через 10 минут вино совершенно изменилось, показав себя именно тем шампанским, которое любил Черчилль — плотным и зрелым. Ответить на такое мощное шампанское в категории single vineyard может Jérôme Prévost Brut Nature La Closerie Les Beguines NV с интенсивными ароматами бриоши и хмеля. Этот брют — больше серьезное белое вино, чем шампанское, и пузырьки в La Closerie Les Beguines в какой-то момент кажутся случайной удачей. Но ведь их-то и хочется под Новый год, разве нет?

Новости партнеров