Школа учит детей конвейерному производству, которое вряд ли пригодится им в жизни | ForbesLife | Forbes.ru
$57.5
67.72
ММВБ2071.83
BRENT57.95
RTS1134.45
GOLD1280.61

Школа учит детей конвейерному производству, которое вряд ли пригодится им в жизни

читайте также
+341 просмотров за суткиГде и чему московские миллиардеры учат своих детей +32 просмотров за суткиГодное образование: как научить поколение Z думать и идти к успеху +4 просмотров за суткиДолг перед будущим: как получить алименты, если бывший муж их платить отказывается +2 просмотров за суткиВидеоблог Школы миллиардера: встреча проекта «Король Говорит!» с ментором из «Сколково» +1 просмотров за суткиВсе лучшее — детям: как выбор начальной школы закрепляет социальное неравенство Как пройти аттестацию, если ваш ребенок не ходит в школу +3 просмотров за суткиЗапад не поможет: три ошибки родителей, отправляющих детей учиться за рубеж Что делать родителям, если их ребенок интересуется наукой Что Россия успела подарить Франции за 300 лет дипломатических отношений Влюбленный Штирлиц: фильм недели — «Союзники» Самый умный Форбс: зачем читать биографию математика Джона Форбса Нэша СССР без партии: русский хит в прокате — «28 панфиловцев» Директор Большого театра Владимир Урин: «Англичане научат нас петь Бриттена» Самые громкие провалы Голливуда - 2016. Рейтинг Forbes История хвоста: фильм недели — «Зоология» +2 просмотров за суткиИз любви к искусству: деньги и женщины в биографии Льва Бакста Улететь и посмотреть: кино в Макао, оперу в Лондоне, сериал на «России» Мы были максималистами: русский хит в прокате – «Хороший мальчик» Павел Лунгин: «Герман в «Даме Пик» — Че Гевара, который восстает против закона мира и хочет, чтобы выпала другая карта» Пятьдесят оттенков красного: фильм недели – «Девушка в поезде» Воспоминание о нашем будущем: фильм недели – «В лучах солнца»
ForbesLife #школа 12.09.2011 11:52

Школа учит детей конвейерному производству, которое вряд ли пригодится им в жизни

фото Итар-ТАСС

Сэр Кеннет Робинсон, можно просто сэр Кен, не специалист по финансовому образованию: его книги — о воспитании креативности. Практический опыт Робинсона в британской системе образования, за который он произведен в рыцари, — из той же сферы. Но вот на эту блестящую презентацию, сделанную на основе одного из его выступлений, стоит обратить внимание и тем, кто раздумывает, как объяснять детям про деньги.

В конце концов, самое главное в этом деле — так воспитать и научить ребенка, чтобы он, повзрослев, достаточно зарабатывал и мог позволить себе оплачивать неизбежные пробелы в своем финансовом образовании. Для этого мы отправляем его в школу и стараемся заставить хорошо учиться. Некоторые даже приплачивают за это.

А что такое современная школа, как раз и объясняет сэр Кен. Нынешняя модель образования, по Робинсону, сформировалась во время индустриальной революции и была заточена под удовлетворение потребностей тогдашней экономики. Школа — это та же фабрика времен, максимум Генри Форда: начало и конец рабочего времени по звонку, жесткая предметная специализация, конвейерный принцип сборки — с аттестатом о среднем образовании в финале. Если какую-то деталь не подвезли или уронили, конвейер останавливается. Стандартные тесты, в которых к каждому вопросу подходит ровно один правильный ответ, — это тоже наборы мелко нарезанных фабричных операций, для которых существует единственный правильный способ выполнения.

Мы привыкли, что дети одного возраста должны изучать одни и те же предметы и, желательно, с одинаковой скоростью: отстающих шпыняют, на движущихся слишком быстро косятся, выискивают в них ущербность.

Система, имитирующая промышленное предприятие, готовит людей к работе, ясное дело, на промышленных предприятиях. От звонка до звонка. По схеме. А ведь и высшее образование устроено похожим образом и нацелено на выпуск кадров для все той же индустриальной системы — фабрично-заводской не по внешним признакам, а по процессам.

Между тем наши дети не пойдут работать на фабрику. Для этого им пришлось бы эмигрировать в Китай и учиться жить на два доллара в день. Более того, они не столкнутся, скорее всего, и с регламентированной системой крупной корпорации образца 1970-х —1980-х. Даже нынешние гиганты уходят от организации процессов в духе индустриальной революции, посмотреть хоть на Apple или Google. А те, кто пойдет в свободные художники, фрилансеры или предприниматели, — таких среди наших детей будет больше, чем среди нас, потому что общество продолжает меняться, — сделают свой выбор не благодаря, а вопреки всей системе образования. Которая если и меняется, то только в сторону большей стандартизации (см. ЕГЭ и пр.).

В нынешнем мире университетский диплом перестал гарантировать непыльную работу. Порядок по-прежнему бьет класс только в замшелых системах вроде госуправления или некоторых сырьевых корпораций. Выигрывают, в первую очередь в финансовом плане, творческие личности, умеющие придумывать необычные продукты и ходы; конкуренция среди прочей серой массы слишком высока. Но существующая система образования убивает как раз главное конкурентное преимущество человека — дивергентное мышление, то есть способность давать на вопрос множество ответов и находить для любой проблемы не одно, а несколько решений.

Есть такой анекдот:

—Папа, а что такое альтернатива?

—Ну вот, сынок, допустим, я дал тебе $100 и ты купил пять куриц. Но случилось наводнение, и они все погибли.

—Ну а при чем здесь альтернатива, пап?

—Альтернатива, сынок, это утки.

Это анекдот неправильный. В жизни про уток первым сообразил бы сын, особенно если он еще дошкольник. Сэр Кен ссылается на одно социологическое исследование, показавшее, что в дошкольном возрасте 98% детей — гении дивергентного мышления, а в 8-10 лет — уже только 50%. Дальше хуже. Средний взрослый, если спросить его, сколько существует способов использования обычной скрепки, даст 10-15 ответов. Гений дал бы двести.

Чтобы у детей сохранилась способность мыслить нелинейно — а с ней, скажем прямо, и шанс когда-нибудь заработать приличные деньги, потому что без нее такого шанса точно нет, — Робинсон предлагает, например, не наказывать за подглядывание в книгу или за подсказки. Потому что в реальной жизни мы только и делаем, что ищем информацию и советуемся с коллегами. Обучение должно происходить в группах, через работу над общими проектами. Стандартные тесты для него — отвратительный пережиток прошлого: ни с чем подобным на работе мы не сталкиваемся, разве что когда сдаем разного рода квалификационные экзамены, которые и сами атавизм.

Сэр Кен, однако, специалист по образованию, и он, понятное дело, предлагает менять систему. Кто его услышит даже в Англии и Штатах, не то что у нас, большой вопрос. Система не изменится, пока наши дети ходят в школу-фабрику, надо это признать.

И что тогда делать?

Рискну дать довольно опасный ответ. Если мы хотим, чтобы наши дети имели какие-то экономические шансы через 10-15 лет, нужно по мере сил противодействовать системе. Игнорировать то, за что школа вознаграждает пятерками. Награждать за интерес к тому, чего нет в программе, и особенно за поиск нестандартных решений в любых ситуациях. Я вовсе не призываю поощрять антиобщественное поведение или агрессию — скорее, я про странности, необычные увлечения, фантазии, попытки придумать новые схемы для решения старых проблем. С точки зрения будущего успеха школьник, придумавший хитрую систему жульничества на экзамене и оставшийся безнаказанным, пошел более правильным путем, чем потративший то же время на зубрежку. Насколько нелинейно мыслит ваш ребенок — важнее для его экономических перспектив, чем закончит ли он школу с золотой медалью, а университет — с красным дипломом.

Я пишу эту колонку — и получу за нее деньги — исключительно потому, что не доучился в вузе, а вместо этого стал на практике осваивать журналистику в качестве подмастерья у опытных коллег. Уже в зрелом возрасте я заплатил круглую сумму за курс МВА в хорошей бизнес-школе — но гонорар за колонку не может быть зачтен как доход от этой инвестиции.

Возможно, мой пример вас не убеждает. Но не нужно тогда априори отбрасывать куда более удачные примеры недоучек Стива Джобса и Билла Гейтса. На самом-то деле они получили образование — такое, какого сэр Кен хочет для всех. Только они имели смелость организовать его себе самостоятельно.

[processed]