Проблема Бекмамбетова | Forbes.ru
$59.29
69.68
ММВБ2160.75
BRENT63.95
RTS1149.88
GOLD1244.49

Проблема Бекмамбетова

читайте также
Культурный протекционизм в кинематографе: идея на пять миллионов +1 просмотров за суткиБремя первых. Как Тимур Бекмамбетов стал самым коммерчески успешным продюсером 25 самых кассовых рождественских фильмов всех времен Еврейский принц и друг его Христос: фильм недели — «Бен-Гур» "Онлайн-кинотеатры - отрасль развлечений, нет необходимости ее жестко регулировать" «Канны – это маленькая бабочка, а есть штанга - чтобы зритель купил билет в кино» Клуб Forbes с Леонидом Богуславским Политические взгляды вашей одежды: 10 модельеров и их политические пристрастия Когда в интернете кто-то неправ: вышла новая книга Аси Казанцевой Самые ожидаемые культурные события года: обзор Forbes Пара совпала: какие онлайн-сервисы для знакомств предпочитают инвесторы Артефакты Полонского: самый экстравагантный бизнесмен России в символах Образованная сеть: как стать лучше, не сходя с рабочего места Развели на деньги: как разводились миллиардеры Небанальный навык: 13 приложений для нескучного самообразования «Путин никогда не разговаривает по незащищенным каналам связи» Holy app: 5 мобильных приложений для верующих Тест-драйв Volvo XC90: шумный прыжок в премиум Ловушка для внимания: как вызвать и удержать интерес к идее Мировая энергетическая революция: жизнь после нефти Ричард Брэнсон: «Мы такие, какими нас видят наши клиенты»

Проблема Бекмамбетова

С Тимуром Бекмамбетовым в российскую киноиндустрию пришли большие деньги. Почему показатели его последнего проекта оказались такими скромными?

Что скорее оценит русский зритель: историю о том, как простой московский студент становится супергероем и борется со злодеями на улицах российской столицы, или о том, как американские парни воюют с аборигенами вымышленной планеты? В середине декабря 2009 года для режиссера Тимура Бекмамбетова не было вопроса главнее. Через две недели на экраны выходил боевик «Черная молния» — первый его самостоятельный продюсерский проект с бюджетом $15 млн. Но уже состоялась мировая премьера американского блокбастера «Аватар», и волна интереса к фильму Джеймса Кэмерона грозила смыть всех конкурентов.

Бекмамбетов пока еще не знает, каковы масштабы бедствия. В Москве морозы, на длинной застекленной террасе останкинского ресторана «Твин Пигс» пусто и прохладно, Тимур кутается в куртку и разговаривает по телефону с одним из своих сотрудников: «Как идет [«Аватар»]? Что люди говорят? Может, нам поагрессивнее пойти, еще копий сделать…» С утра он уже дал несколько интервью, после нашей встречи у него съемки на телевидении, затем снова интервью и встречи — и так две недели подряд, до премьеры «Черной молнии». Обращаясь к корреспонденту Forbes, Бекмамбетов, хитро улыбаясь, замечает: «Я думаю, что люди все-таки больше хотят смотреть кино про себя, чем кино про голубых человечков». Он дал единственно возможный в его положении ответ. И — ошибся.

 До «Черной молнии» карьера Бекмамбетова шла по нарастающей. Кассовые сборы пяти его последних фильмов по всему миру составили почти $500 млн — примерно ту же сумму собрало все российское кино за последние четыре года. Сравнение не вполне корректное: $346 млн из этого полумиллиарда пришлось на долю Wanted (в российском прокате «Особо опасен»), снятого Бекмамбетовым в США для кинокомпании Universal. Но даже если не брать в расчет голливудский фильм, Бекмамбетов снял три из пяти самых кассовых российских картин, а его «Ирония судьбы. Продолжение» (2007) до начала 2010 года удерживала планку первенства по количеству денег, которые смогли собрать в России любые фильмы, включая иностранные.

Бекмамбетов с самого начала сделал ставку на коммерческий успех. Уроженец казахстанского города Гурьева (сейчас Атырау), в 1987 году он окончил Ташкентский театрально-художественный институт, а в 1989-м переехал в Москву, где начал заниматься новым, но быстро развивающимся бизнесом — производством рекламы. В 1991 году Тимур снял свой первый фильм «Пешаварский вальс», посвященный афганской войне; картина взяла пару фестивальных призов, но денег Бекмамбетову не принесла. Куда более успешным стал запущенный чуть позже проект рекламных роликов для банка «Империал». Реклама этому банку была ни к чему — он практически не работал с розничными клиентами, но основатель «Империала» Сергей Родионов любил тратить деньги со вкусом. Он оплатил 18 исторических роликов, которые многие помнят до сих пор: разговаривающий с камнями Тамерлан, не прикасавшийся к еде «до первой звезды» Суворов и Цезарь, успевающий прийти в Сенат «с точностью до секунды». «На фоне унылого телевизионного пространства это был настоящий прорыв: поразительные, дорогие, качественные ролики, настоящие микрофильмы, и Тимур уже тогда стал большой фигурой», — вспоминает бывший гендиректор «СТС-Медиа», кинопродюсер Александр Роднянский.

Возможно, эти ролики сыграли решающую роль, когда продюсеры Первого канала Константин Эрнст и Анатолий Максимов в 2002 году задумали экранизировать роман российского фантаста Сергея Лукьяненко «Ночной дозор». Роднянский говорит, что Бекмамбетов был выбран Первым каналом на роль создателя фильма как «бескомпромиссно коммерческий режиссер, не отравленный никакого рода амбициями и сантиментами авторского кинематографа, но при этом технологически блистательный профессионал». Амбиций хватало у Эрнста с Максимовым, которые на основе гулявшего по рукам уже несколько лет проекта фильма с рабочим названием «Москва вампирская» решили сделать первый «русский блокбастер».

Над очевидной несочетаемостью слов «русский» и «блокбастер» тогда много иронизировали. Скептически были настроены не только журналисты, но и прокатчики. Российские фильмы в начале 2000-х не могли собрать денег, хоть сколько-нибудь сопоставимых со сборами голливудских картин: это были две разные лиги. Тем не менее Первый канал вложил в проект значительные по тем временам $3 млн и еще $4 млн потратил на его продвижение, делавшееся по всем голливудским канонам, включая диковинный для российского зрителя продакт-плейсмент (прямую рекламу товаров в кинофильме). Бекмамбетов стал режиссером, а производство фильма взяла на себя его компания Bazelevs Production, до этого занимавшаяся в основном съемкой рекламы.

В июле 2004 года «Ночной дозор» вышел в прокат и примерно за месяц собрал в кинотеатрах России немыслимые $16,2 млн, обойдя по сборам фаворита киносезона — фильм «Властелин колец: возвращение короля». Сразу отбить потраченные на «Дозор» деньги, правда, не удалось: в России 50% сборов традиционно забирают кинотеатры, еще 10–15% — прокатчик, в данном случае компания «Гемини», официальный дистрибьютор XX Century Fox. После вычета затрат на производство и продвижение фильма не удалось даже выйти в ноль, но затем — совершенно неожиданно — еще около $16 млн принес прокат фильма в странах СНГ, и «Ночной дозор» в итоге окупился. Голливудский мейджор XX Century Fox, воодушевившись, организовал даже небольшой прокат фильма в США, где он собрал всего около $1 млн, но заслужил достаточно благосклонные отзывы критики, которая, правда, назвала наш главный блокбастер «стильным малобюджетным арт-хаусным проектом про вампиров».

«Для Кости [Эрнста], наверное, это был вопрос интересов канала, социальной значимости, репутации, первооткрывательства и так далее, а мне важно было сделать что-то а) новое и б) очень эффективное», — поясняет Бекмамбетов. Это ему удалось вполне: на тот момент почти 100% российских фильмов приносили убытки, а коммерческий успех «Дозора» показал, что кино может быть прибыльным. «Была общая картина рынка, и были мы — два разных мира», — говорит Бекмамбетов. Вышедшее в 2005 году продолжение «Дневной дозор» с общим бюджетом около $10 млн, большую часть которых также вложил Первый канал, собрало уже $33 млн в одной России. «Прибыль была в районе 30%», — говорит режиссер.

Именно после «Дозоров» компания Bazelevs решила поставить производство фильмов на поток: разрабатывались бизнес-планы, велись переговоры с потенциальными инвесторами. Но в этот момент режиссерская карьера Бекмамбетова сделала еще один рывок: в 2006 году голливудская кинокомпания Universal позвала его снимать фильм Wanted. Американцы заметили Бекмамбетова благодаря «Дозорам», а приглашать в «большое кино» режиссеров малобюджетных фильмов тогда входило в моду: «Властелина колец» доверили новозеландскому создателю хорроров Питеру Джексону, нового «Бэтмана», а также «Гарри Поттера» (начиная с третьего фильма) тоже отдали не дорогим голливудским мэтрам, а режиссерам, снимавшим независимое кино.

Заграничный успех

В 2007 году Бекмамбетов занимался сразу двумя фильмами, их съемки шли в Праге практически одновременно: Wanted для Universal и продолжение культового советского фильма «Ирония судьбы» для Первого канала, в котором он впервые выступил в качестве сопродюсера, а не только режиссера, как раньше. Фильм уникален по структуре бюджета: около $2,2 млн, или 45% всех денег, потраченных на его производство, были привлечены за счет продакт-плейсмента, во многом благодаря усилиям маркетингового отдела Bazelevs (в фильме упоминались бренды «Билайн», «Русский стандарт», Calve, Toyota и др.). «Нас тогда много ругали, но это была необходимость, потому что я предпочитаю брать деньги с брендов, а не у государства», — говорит Бекмамбетов. Фильм с общим бюджетом $10 млн вышел перед Новым, 2008 годом, собрал около $50 млн и занял первое место по сборам в российском прокате (его удалось обогнать лишь «Аватару»).

Успех же Wanted стал просто ошеломительным.  Изначальный бюджет фильма планировался около $45 млн, по голливудским меркам — крепкий середнячок. Universal долго не хотела утверждать на главную роль предложенного Бекмамбетовым молодого актера Джеймса Макэвоя, сомневаясь в его способности «обеспечить кассу»: переговоры шли около года, но в итоге Тимуру удалось отстоять свою позицию. В чем была загвоздка? «Там очень бюрократизированный мир, — описывает Бекмамбетов голливудские нравы, — очень похоже на Советский Союз: большие студии, длинные планы, вертикаль власти, чтобы получить любое решение, нужно пройти множество этапов». Бекмамбетов смог убедить голливудских бюрократов в перспективности Wanted, и те подтянули в фильм тяжелую артиллерию — мегазвезд Анджелину Джоли и Моргана Фримена. Итоговый бюджет вырос до $170 млн, но фильм собрал в два раза больше, стал самым удачным проектом Universal в 2008 году и 89-м в списке самых кассовых фильмов за всю историю кинематографа (соседи — «Люди в черном» и «Парк юрского периода — 3»).

Не меньшим успехом для Бекмамбетова стало и то, что Universal еще до премьеры Wanted подписала с фирмой Bazelevs соглашение, по которому та производит фильмы в России, а Universal занимается их продвижением и прокатом. Первым проектом стала как раз «Черная молния», где Бекмамбетов впервые выступил не в роли режиссера, а как единственный продюсер.

Вместе с командой Bazelevs Бекмамбетов собирал деньги на «Молнию». Часть средств поступила за счет продакт-плейсмента (на этом студия может заработать до $3 млн в зависимости от итогового числа зрителей, примерно по доллару на человека). Остальное — деньги «закрытого клуба частных инвесторов», говорит управляющий директор Bazelevs Никита Трынкин. Называть этих людей студия отказывается, участники рынка уверены, что в основном это российские бизнесмены, хорошо знающие Бекмамбетова со времен его рекламной деятельности. «Черная молния» собрала в итоге внушительный маркетинговый бюджет — $7 млн, из которых $5,5 млн составили деньги Universal, остальное — партнерские программы, в том числе с «Газпромом». Сюжет фильма, напоминающий комиксы вроде «Человека-паука», был нацелен на самую активную молодую аудиторию, время выхода — самое подходящее, новогодние праздники, спецэффекты на отличном уровне. По всем расчетам фильм должен был «выстрелить», но этого не произошло.

Что помешало «Черной молнии»

«Мы рассчитывали собрать в России от $30 млн и выше, но уже сейчас понятно, что этого не произойдет», — говорил Трынкин в середине января. Фильм достаточно удачно стартовал, собрав в первый уик-энд около $9,4 млн, на уровне «Дозоров», но затем сборы начали падать: с 31 декабря по 10 января они составили около $17 млн.

Провал? Как посмотреть. «Мы уверены, что фильм окупится, точка безубыточности по сборам для него $20 млн, которые он заработает», — уверен Трынкин. Кроме того, можно надеяться и на прибыль: впереди прокат в других странах, продажи DVD, поступления от продакт-плейсмента. К тому же права на показ «Молнии» уже купил канал СТС за $1,5 млн. Но повторить успех проектов Бекмамбетова-режиссера «Черной молнии» вряд ли удастся. Почему? Отчасти помешал невероятный успех «Аватара», который вышел на экраны на две недели раньше. «Мы рассчитывали, что к Новому году сборы «Аватара» уже начнут падать, зрители пойдут на другие фильмы, а они не упали», — говорит Трынкин.

Участники рынка уверены, что проблема не только в блокбастере Кэмерона. «Всегда бывает какой-нибудь «Аватар», — говорит Роднянский. — Но это же был единственный русский фильм на Новый год, у него были все шансы на успех». Продюсер Джаник Файзиев (фильмы «Турецкий гамбит» и «Адмиралъ») считает, что одна из главных проблем как раз в том, что «Черная молния» — русский фильм: «Огромное количество вышедших за последнее время российских фильмов были обращены, как в русской сказке, к лесу передом, а к зрителю задом».

Российскую киноиндустрию погубил поток нефтедолларов, которыми она обильно кормилась, уверен один из известнейших российских кинопродюсеров, попросивший не называть его имя. «Минкульт выделял по $100 млн в год на кино, просто дарил в среднем по $1 млн на фильм, все на этом кормились, — говорит продюсер. — Освоил деньги, заплатил кинотеатру, чтобы тот провел хоть пару сеансов, обеспечил несколько рецензий в прессе, и все, никакие сборы никого не волнуют». Партнер Эрнста, продюсер Анатолий Максимов констатирует: репутация российского кино сейчас даже хуже, чем была до «Ночного дозора». «Тогда на русское кино смотрели как на отечественную кофточку в сравнении с иностранной: Русское? Не берем! Но сейчас это уже не кофточка, а просто какие-то лохмотья», — говорит Максимов.

Российское кино по определению не может рассчитывать на сборы порядка $40 млн и выше, на это можно только надеяться как на чудо, уверен Роднянский. Успех проектов Бекмамбетова с Первым каналом вовсе не обязательно повторится, достаточно вспомнить судьбу масштабных и активно рекламировавшихся на центральных каналах фильмов «Обитаемый остров» и «Стиляги», которые не смогли даже окупить затрат. «Если русские фильмы будут жить в логике чистого бизнеса, то нужно делать фильмы за миллион-полтора долларов — трэшевые комедии», — считает Роднянский.

Даже если «Черная молния» не принесет прибыли, для Bazelevs это не станет катастрофой. В составе компании до сих пор действует успешное рекламное подразделение, выручка которого составляет 
$10 млн в год, и сервисное подразделение, производящее спецэффекты для других фильмов (того же Wanted), которое по итогам 2009-го обеспечило еще $5 млн. В целом выручка Bazelevs по итогам 2009 года составила около $20 млн, а в следующие два года она должна увеличиться в 1,5 раза за счет уже имеющихся проектов.

Бекмамбетов-продюсер не собирается сдаваться. В планах компании — съемки продолжения «Черной молнии» с тем же бюджетом, что и у первого фильма, а осенью 2010-го выходит комедия «Колотилов». Всего же у Bazelevs около 15 проектов. Среди них, например, фантастический фильм Darkest Hour от киностудии Universal с бюджетом $25 млн (жители России и США защищают Москву от инопланетного вторжения). Следующий проект, о котором пока известно только то, что это мультфильм с бюджетом $30 млн по одному из известнейших литературных первоисточников, будет уже полностью англоязычным. Территория для проката — весь мир. «Наша стратегия — окупаться на русском рынке и иметь весь мир в качестве бонуса», — говорит Бекмамбетов.

Режиссерской работы у него тоже достаточно. «Вот закончим с «Черной молнией», и я пойду снимать кино», — говорит Тимур. Он хочет собрать в Bazelevs команду, которая будет полностью заниматься всеми вопросами кинобизнеса с той же степенью самостоятельности, которой обладает ее рекламное подразделение: какие-то фильмы Бекмамбетов сможет снимать сам, какие-то —продюсировать. Но план на ближайшее время — вернуться в Лос-Анджелес, чтобы приступить к работе над продолжением Wanted. Бюджет второй части определили в $150 млн, и ради такого случая Universal решилась оживить погибшую в конце первого фильма героиню Джоли. Сразу после Wanted-2 Бекмамбетов берется за не менее масштабный «Моби Дик» по роману Германа Мелвилла. Так что времени на то, чтобы горевать о недостаточных сборах «Черной молнии», у него просто не будет. Отпуск? «Где-то неделя в году, — смеется режиссер. — Обычно сижу и звоню всем по телефону или сценарии читаю». При его графике на более продолжительный отпуск в ближайшие годы можно не рассчитывать.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться