Дело добровольное | Forbes.ru
$59.27
69.58
ММВБ2160.75
BRENT63.85
RTS1149.88
GOLD1243.47

Дело добровольное

читайте также
+32 просмотров за суткиСтивен Дюкар, экс-директор музея Tate Britain: «Я знаю, как собрать £7 млн на искусство» +65 просмотров за суткиЛичный фактор: как миллиардеры борются с болезнями +2 просмотров за суткиДары мадридского двора: Третьяковка получила Буха Ирландский миллиардер помогает странам Карибского бассейна восстановиться после ураганов +45 просмотров за суткиМиллиардер Дэн Гилберт рассказал, как мотивировать сотрудников делать добро +12 просмотров за суткиCharity battle фонда «Друзья» собрал больше 8 млн рублей +10 просмотров за сутки«Мальчики из Берсерк-ли» прижали конкурентов и построили империю мороженого в США +5 просмотров за суткиСладкий ноябрь: Щедрый Вторник и еще 10 добрых дел последнего месяца осени Предприниматель Владимир Некрасов подарил Третьяковке 35 работ Гелия Коржева +19 просмотров за суткиДэвид Рокфеллер: «В Кремль нас привез потрепанный Fiat» +5 просмотров за суткиПравильные пчелы: как из хиппи превратиться во владельца многомиллионного бизнеса и помочь национальным паркам +7 просмотров за суткиОбщественные силы: Мелинда Гейтс инвестирует $20 млн в женское движение +7 просмотров за суткиВартан Грегорян, президент фонда «Корпорация Карнеги»: «Образование — шанс на новую жизнь» +20 просмотров за суткиЗвезда Армении: кому и за что армянские филантропы раздают миллионы долларов Кому подпевает Чубайс: топ-менеджер «Роснано» открывает в Самаре музей рок-н-ролла +4 просмотров за суткиЧерез два дня после смерти богатейшей женщины мира ее состояние выросло на $1 млрд +78 просмотров за суткиГалопом на ужин: благотворительный вечер Федерации конного спорта России Осенняя пора: 13 добрых дел сентября и октября Ушли все: на аукционе Off white в поддержку современного искусства проданы все 17 лотов на €118 700 В Пушкинском — жгут. Открылась выставка Цая Гоцяна «Октябрь» +4 просмотров за суткиТайлер Перри пожертвовал $1 млн пострадавшим от урагана Харви в Техасе
ForbesLife #Nestle 02.11.2009 16:11

Дело добровольное

В свободное от деловых встреч и командировок время 
некоторые бизнесмены и топ-менеджеры компаний навещают раненых в больницах, дают уроки детям и ремонтируют интернаты

Вице-президент компании «Вимм-Билль-Данн» Олег Кузьмин вытаскивает из своего внедорожника три большие сумки с едой. «Это все ребятам, сейчас только распределим по пакетам», — деловито говорит он. В пакеты отправляются апельсины, бананы, морс, ветчина и сыр. Стандартный больничный набор. А еще отдельно диски и книги. Все эти мешки Олег и группа добровольцев несут пациентам Главного военного клинического госпиталя им. Н. Н. Бурденко. Уже несколько лет это их забота — навещать тех, кто давно лежит в больнице и к кому не приходят родные: пострадавших от дедовщины срочников, солдат, воевавших в Осетии и Чечне, и даже ветеранов-афганцев.

«Азат попросил найти ему «Повесть о настоящем человеке», причем на диске», — рассказывает Олег по дороге к проходной. Топ-менеджер ВБД объехал несколько магазинов, пока не нашел аудиокнигу о летчике-герое Маресьеве. Азат — солдат-срочник, во время операции в Южной Осетии был ранен, ему ампутировали ногу и руку; после перенесенных операций парень ослеп — книги читать не может, но врачи надеются, что зрение вернется. За три часа Олег и другие добровольцы навестят также Колю из Республики Коми, избитого год назад в армии, Гошу из Хабаровска — он в отделения гематологии, Володю, который очень испуган предложением подарить ему DVD-плеер, будто боится, что его потом отнимут или потребуют денег.

Пока мы идем с Олегом по серому больничному коридору, он вспоминает, как сам служил в стройбате в Подмосковье. «Это была тюрьма. Я прекрасно понимаю этих ребят». Кузьмин ходит в Бурденко в среднем раз в месяц, иногда чаще, как позволяет работа. Он долгое время отвечал в «Вимм-Билль-Данне» за производство, а недавно возглавил еще аграрное направление компании. Но навещать солдат не перестанет. Галина Прокофьева, координатор группы, знакомством с Олегом очень гордится. По ее словам, волонтеров хватает — многие люди приходят помогать, но вот чтобы занятой человек с достатком, занимающий высокую должность, уходил с работы, ехал в магазин за продуктами, а после навещал кого-то — это редкость.

Это правда. Добровольчество в России развито слабо. Социологические исследования показывают, что, хотя в волонтерской деятельности хотели бы участвовать до 40–45% населения России, реально участвуют 2%, по самым оптимистическим подсчетам — 4% (оценка ВЦИОМ). Даже сами термины «добровольчество» и «волонтерство» в невоенном значении практически не употребляются.

А тем временем во многих странах до 50% населения в той или иной степени волонтеры: они помогают государству ухаживать за стариками, восстанавливать памятники истории, проводить крупные спортивные соревнования, навещать больных в госпиталях. В некоторых больницах есть даже специальная должность — человек, который отвечает за работу с добровольцами.

Наше волонтерское движение только зарождается, среди новых организаций — общество «Волонтеры в помощь детям-сиротам», «Клуб волонтеров», группа «Доноры — детям», добровольческая служба «Милосердие» при Епархиальном совете города Москвы. Протоиерей Аркадий Шатов, основатель службы «Милосердие», рассказывает, что сейчас у них около 715 волонтеров, в основном это молодежь от 25 до 35 лет, люди из среднего класса, но есть и более состоятельные. Именно через отца Аркадия директор «Вимм-Билль-Данн» попал к волонтерам в госпиталь им. Бурденко. Основатель «Милосердия» вспоминает бизнесмена, который вместе с группой помощи бездомным выезжал в ночной рейд, и ему очень понравилось (говорил, приходится заниматься какой-то ерундой в жизни, а тут был смысл).

Марлен Манасов, член правления российского отделения банка UBS и президент фонда «Даунсайд Ап», рассказывает про знакомого бизнесмена в Петербурге, который снял ложу в Мариинском театре и водит малообеспеченные семьи из спальных районов на спектакли. «Большинству проще дать денег — и свободны, — признается Манасов. — А вот эти люди настоящие герои».

Один из таких людей — Андрей Бадер, директор по корпоративным делам и член правления «Nestle Россия». Уже несколько лет он регулярно ездит в детские дома и интернаты. Под Новый год корреспонденты Forbes составили Андрею компанию в одной из таких поездок. Группа волонтеров приехала в город Советск Тульской области, в школу-интернат для детей-сирот с Дедом Морозом и горой подарков. Топ-менеджер Nestle в окружении детей увлеченно рисовал сани и елку на большой стене. Это праздничная акция, а обычно Бадер с другими волонтерами занимаются хозяйственными делами: чинят заборы, красят стены или стелют линолеум, и с ними вместе всегда работают воспитанники.

«Детям прежде всего нужен пример, — уверен Бадер. — Они ничего не видят в жизни, поэтому нужно регулярно приезжать к ним и что-то делать вместе. Совместный труд сплачивает». К системе детских интернатов Андрей относится скептически, называя их казармами. Однако пока они существуют, пытается по мере сил помогать.

В 2005 году, когда Бадер еще работал в российском отделении компании Alcoa, он с коллегами решил поехать в интернат вместе с фондом помощи детям-сиротам «Здесь и сейчас». Они съездили в город Петровск Ярославской области, подружились с директором и детьми и с тех пор ездят туда регулярно — по праздникам с подарками, на каникулах с конкурсами. Навещают и другие интернаты — в Щелкове, Москве, Тульской области.

Татьяна Тульчинская, директор «Здесь и сейчас», называет Бадера золотым запасом своего фонда и благотворительности в целом. По словам Тульчинской, преимущество представителей бизнеса, постоянно участвующих в благотворительных мероприятиях, — в системном подходе. «Когда просто даешь деньги, кажется, будто откупаешься от детей, — рассуждает Бадер. — Пусть это тяжелые поездки, пусть я отхожу от них потом несколько дней, но не заниматься этим я не могу. Это уже часть жизни». Часто он берет в волонтерские поездки своих дочерей (им 12 и 15 лет), а вот нынешних подчиненных и коллег Бадер в эти дела не посвящает — у Nestle есть собственная благотворительная и волонтерская программа, и частные инициативы существуют независимо от нее.

Михаил Батин тоже не смешивает личное и корпоративное. Официально он совладелец консалтинговой компании «ФДП» и мебельной фабрики в Костроме, а также бывший депутат Областной думы, председатель федерации организаций профсоюзов Костромской области. И вот тот же Батин стоит в окружении детей и что-то им увлеченно рассказывает. Дети, раскрыв рты, слушают, несмотря на то что уже 10 часов вечера и гость читает им не захватывающий детектив, а лекцию по физиологии.

Да и сами дети особенные — это одаренные школьники, победители математических олимпиад и конкурсов, они приехали в лагерь «Берендеевы поляны» для углубленных занятий математикой.

Лагерь этот Батин открыл в начале 2000 года под Костромой, и неподалеку еще один — «Алые паруса». Математическая часть программы проходит в «Парусах», а в «Берендеевых полянах» расположилась многопредметная школа, где есть специализации по экономике, биологии, химии, географии, программированию и английскому языку.

Батин сравнивает себя с директором совхоза — ему приходится решать все проблемы лагеря, от починки канализации до придумывания ролевых игр на занятиях. Он здесь и владелец, и директор, и даже преподаватель — читает иногда лекции по маркетингу. Сейчас Батин заинтересовался вопросами долголетия и развития отечественной науки, о чем и рассказывает своим подопечным.

Для бизнесмена эти лагеря — общественно-полезная работа, на которую он тратит все свободное время. Михаил отремонтировал и обустроил старые здания, а затем вместе с учителем математики и другом Григорием Кондаковым составил программу занятий, вкладывая в проект свои личные средства. Затраты высокие; притом что некоторые путевки оплачивают родители или департамент образования, общее сальдо отрицательное. С 2003 года Батин потратил на этот проект около миллиона долларов.

Впрочем, бизнесмена финансовая сторона, похоже, совсем не волнует. «У нас качественная, а не экономическая задача, — формулирует Батин. — Я социальный служащий и по работе, и по призванию.  В бизнесе я случайно, а вот детские лагеря — это мое. Уметь зарабатывать деньги — хорошо, но не надо делать это самоцелью».

Поиски смысла, похоже, и приводят людей в добровольчество. «Ну а что работа?» — рассуждает Олег Кузьмин. «Это все пустота, — бросает он, показывая на свой дорогой автомобиль, а имея в виду, видимо, все, что составляет комфорт обеспеченного человека. — Мы как приходим ни с чем, так и уйдем ни с чем из этого мира. Если отдаешь людям, то и сам получаешь много».

«Мы сидим в Москве, и нам кажется, что это жизнь», — добавляет Андрей Бадер. Он явно понимает, что жизнь — это что-то большее.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться