Лунка-парк

Легенда мирового гольфа Джек Никлаус проектирует для Романа Абрамовича игровое поле 
недалеко от строящегося наукограда Сколково

В один из августовских дней Джек Никлаус, восемнадцатикратный победитель четырех основных мировых турниров по гольфу (у сегодняшней звезды этой игры миллиардера Тайгера Вудза на три титула меньше), сидел в запыленном стареньком Land Rover Defender на вершине насыпанного земляного холма посреди огромного подмосковного поля.

Семидесятилетний Никлаус аккуратно вырисовывал в блокноте только ему понятные знаки и силуэты. Отстраненность и полная концентрация на достижении результата давно стали фирменным знаком звезды гольфа. В 1962 году после победы юного Никлауса над кумиром тех лет Арнольдом Палмером болельщики иронизировали, что у начинающего профи в голове от уха к уху вставлена металлическая трубка и все звуки проходят мимо его сознания. Тогда, не отвлекаясь на рев тысяч фанатов Палмера, Никлаус хладнокровно посылал мяч в лунку за лункой и в итоге переиграл любимца публики на три удара, впервые став чемпионом открытого первенства США по гольфу.

Сейчас Никлаус управляет собственной компанией Nicklaus Design, которая спроектировала уже 350 полей для гольфа в 34 странах мира. В особых случаях, например при работе с частными заказчиками из России, Никлаус разрабатывает проекты лично. В прошлом году открылся спроектированный им гольф-клуб «Целеево» бизнесмена Олега Дерипаски. Следующим клиентом стала компания Романа Абрамовича Millhouse.

Основная задача проектировщика поля для гольфа — придумать ландшафт. Именно холмы и небольшие горки, озерца, рощицы деревьев, кусты, песчаные ямы и т. п. делают поле неповторимым и усложняют задачу игроков. По правилам гольфа игрок, перемещаясь по площадке, или грину (от английского green), должен пройти каждую лунку за определенное количество ударов. В течение трех месяцев строительная техника создавала «профиль» поля для Абрамовича, к августу был готов ландшафт для девяти лунок из восемнадцати, а на оставшейся половине, первой по последовательности прохождения лунок, были заросли засохших сорняков.

Никлаус прилетел в Москву всего на один день — провести инспекцию и, если понадобится, внести коррективы. Отметив в блокноте все замечания по очередному участку, Никлаус кивнул водителю, и автомобиль осторожно переместился от третьего грина к металлическому столбу, торчавшему на месте лунки четвертой площадки. За ним подтянулись еще два внедорожника с заказчиками и подрядчиками, все они заметно нервничали. Николаус легко выпрыгнул из автомобиля и, оказавшись на сорокаградусной жаре, направился к группе сопровождающих. «В общем, парни, пока все нормально, только на второй лунке рельеф нужно будет срезать на пять метров», — дал указания проектировщик. Парни согласно закивали, хотя, как говорят, именно на этот грин ранее завезли грунт, чтобы повысить рельеф на три метра. Смета растет, но спорить с проектировщиком в Millhouse не собираются.

Гольф-поле Романа Абрамовича и некоторые из его соседей — особняк Тельмана Исмаилова, школа Сколково, земли будущего наукограда

Строящееся поле расположено неподалеку от МКАД справа от Сколковского шоссе, на другой его стороне находится бизнес-школа «Сколково», в создание которой Абрамович внес свой вклад земельным наделом 26 га. Поле для гольфа урезало земельный банк бизнесмена еще на 78 га, рыночная стоимость этой земли оценивается сегодня более чем в $150 млн. Рядом с въездом на поле раскинулась усадьба миллиардера Тельмана Исмаилова, поблизости, на землях будущего наукограда «Сколково», пока пасутся коровы. Земля и недвижимость здесь в ближайшее время вряд ли подешевеют. «Для меня это тоже престижный проект, здесь и российская Кремниевая долина, и бизнес-школа, — говорит Никлаус. — Стоимость моей работы в этом проекте не слишком велика». Стоимость проекта поля для гольфа составляет в среднем 5% от сметы. Строительство гольф-поля чемпионского уровня в России обходится примерно в $100 млн. «Не скажу, что русские швыряют деньги не задумываясь, — отмечает Никлаус. — Да и мы, если бы безумно тратили деньги клиентов, в конечном счете их бы потеряли».

В группе сопровождения тем временем шепчутся, но все же не решаются попросить Никлауса сделать свой знаменитый гаубичный удар, клюшки и мячи в багажнике так и не пригодились. Бывший чемпион подписал представителю Millhouse сувенирную пятифунтовую банкноту с собственным портретом, запрыгнул в автомобиль и отправился к очередной метке на поле. Инспекцию Никлаус закончил к шести часам вечера, тщательно осмотрев все 78 га будущего поля для гольфа.

После небольшой передышки — заключительное совещание в бытовке строительного городка. За столом Никлаус и сотрудники его фирмы, напротив — заказчики из Millhouse и строители. Главный проектировщик листает блокнот и рассказывает, что необходимо изменить: на этой лунке нужен более пологий рельеф, здесь склон должен быть намного круче, далее будет ручей, деревья надо дополнить кустами и т. д. За столом напротив внимательно слушают, кивают и записывают все замечания и предложения. Позже они будут документально оформлены и подписаны. «Что вы решили с клубным зданием? — Никлаус вопросительно смотрит на представителя Millhouse. — Нет, японский стиль здесь не подойдет».

На этом совещание закончилось. Корреспондент Forbes спросил мастера, как повысить популярность гольфа в России, да и нужно ли. «Сумели же вы достичь успехов в большом теннисе, где не были сильны во времена СССР. Для этого потребовались деньги и государственная политика, — отвечает Никлаус. — Деньги есть, а после того как гольф стал олимпийским видом спорта, думаю, гольфом займется и государство». Первый олимпийский турнир по гольфу состоится в 2016 году в Рио-де-Жанейро. Помощники демонстративно поглядывают на часы — пора выезжать. Напоследок Никлаус, занимающийся проектированием гольф-клубов уже более 40 лет, говорит, что так и не создал ни одного идеального поля. Но, судя по его работе в Сколково, он очень старается.

Новости партнеров