Антиэкономические статьи УК

Андрей Назаров Forbes Contributor
Что предлагают депутаты и Минюст для защиты бизнеса от судей, прокуроров и милиционеров

Автор — зампред комитета Госдумы по законодательству, выступление на обсуждении концепции модернизации уголовного законодательства, разработанной по поручению президента.

Парадокс: люди, склонные к предпринимательской деятельности, самая активная часть населения, оказываются самыми уязвимыми и самыми незащищенными. Замечу, что людей, склонных к предпринимательской деятельности, в любом обществе не более 20%. Не так уж и много. И этот незначительный процент рискует попасть под статью и оказаться за решеткой.

В каком качестве мы получим человека, прошедшего так называемые «тюремные институты»? Обозленного, выпавшего из нормальной жизни общества, с утраченными социальными и семейными связями. Но самое-то главное — мы даем обществу сигнал, что предпринимательской деятельностью заниматься опасно.

Мы можем с уверенностью констатировать тот факт, что состояние нашего уголовного законодательства и практики его применения излишне репрессивны. И даже если делаются попытки ослабления этой репрессивной системы, правоприменительная практика остро сопротивляется.

Яркий пример тому — принятые в апреле этого года поправки в Уголовно-процессуальный кодекс РФ, запретившие применение арестов к предпринимателям при расследовании 29 уголовных составов, так называемых «экономических». Однако изменения остались лишь на бумаге, предприниматели по-прежнему подвергаются арестам. Проанализировав ситуацию, мы с Владимиром Груздевым внесли в Госдуму законопроект, который позволяет устранить зазор между «буквой закона» и правоприменительной практикой.

Отправив законопроект на заключение правительству РФ, мы получили отрицательный отзыв. И как ни странно, мы с этим вполне согласны.

В этой связи, логичный вопрос: а почему только предприниматели? Ведь все же равны перед законом, это гарантировано Конституцией. Почему основания заключения под стражу ставятся в зависимость от вида преступления либо от социального статуса? Кроме того, создается ситуация, при которой возможность ареста обвиняемого или подозреваемого в совершении тяжкого преступления в сфере предпринимательской деятельности, рейдерства например, несоизмеримо меньше, чем при избрании ареста в отношении обвиняемого или подозреваемого в совершении бытовой кражи на незначительную сумму.

Работая над поправками к ст. 108 УПК РФ, мы пришли к мнению о том, что нужно распространить запрет на аресты для всего общества в целом. Необходимо посмотреть на проблему уголовно-процессуального принуждения шире, мы должны выработать новый подход к политике уголовно-процессуального принуждения, который предполагает сокращение сферы применения заключений под стражу за счет расширения альтернативных мер пресечения для всех граждан.

Главная задача — за экономические преступления должно быть предусмотрено экономическое наказание. Это первостепенная мера в борьбе с уголовной репрессией в сфере экономики. Настоятельно требуется расширение сферы применения альтернативных видов наказания, не связанных с лишением свободы.

Мы продолжаем работу по декриминализации, в этих целях мы внесли в Думу законопроект, предполагающий увеличение ущерба в 6 раз по ряду статей главы 21 УК РФ, что также будет приведено в соответствии с уже принятыми поправками по увеличению размера ущерба. Также мы полагаем, что размер ущерба для граждан и юридических лиц не может быть одинаковым. Ведь степень общественно опасных последствий для имущественного положения граждан по сравнению с имущественным положением юридических лиц принципиально иная.

Летом мы внесли в Госдуму законопроект, предусматривающий диверсификацию понятия ущерба для граждан и юридических лиц. Поправки ни в коей мере не коснутся преступлений против личности и личной собственности.

Если говорить об уголовном преследовании, представляется необходимым изменение процедуры возбуждения уголовных дел, связанных с предпринимательской деятельностью, исключительно по заявлению потерпевшего, путем выделения определенных преступлений экономического блока в частно-публичное обвинение. Уголовный кодекс РФ перегружен чрезмерной, избыточной уголовной репрессией. Уголовная ответственность наступает за правонарушения в сфере экономики, которые законодательством большинства европейских стран не рассматриваются в качестве преступлений. Обратимся к статье 171 УК РФ «Незаконное предпринимательство». На наш взгляд, статью следует отменить. Полагаем, осуществление предпринимательской деятельности без регистрации или с нарушением правил регистрации, может охватываться административной ответственностью. Отмечу, что для наказания в виде лишения свободы достаточно незаконно извлечь доход в размере 1,5 млн рублей. Притом что уклонение от уплаты налогов карается уже по ст. 199 УК РФ. И вообще, может быть, правильнее установить уведомительный порядок регистрации.

Злободневной для предпринимателя является и статья 174.1 УК РФ «Легализация или отмывание денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления». Благодаря этой статье, предприниматель, совершивший экономическое преступление, может быть наказан по совокупности преступлений строже, чем лицо, совершившее умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах. В подтверждение — статистка. Представляется логичным эту статью также отменить.

Мы солидарны с позицией Минюста об отказе от так называемых нижних порогов наказаний в санкциях уголовного закона. Для судебной практики по уголовным делам характерны чрезмерно длительные сроки лишения свободы. Это, среди прочего, связано с тем, что по многим составам преступлений установлены несоразмерно высокие минимальные пределы санкций.

Проводимая гуманизация — не самоцель, это способ, или прием, если хотите, создания нормальных справедливых механизмов защиты предпринимателей и наведения порядка в экономике. Мы отменяем статьи, изменяем меры пресечения, но люди-то продолжают сидеть в тюрьмах! Действия по гуманизации необходимо распространить не только на потенциальных нарушителей закона, но и на тех, кто отбывает наказание в местах лишения свободы. Люди, которые находятся сегодня в тюрьмах за экономические преступления, должны быть освобождены, кроме, конечно, наших доморощенных аль капоне. И здесь уместно сказать про так называемую «экономическую амнистию». Нам нужна яркая демонстрация того, что в России создан нормальный бизнес-климат.

Автор — зампред комитета Госдумы по законодательству

Новости партнеров