Смерть Магнитского — вопиющее, но совсем не исключительное событие

Алексей Козлов Forbes Contributor
Сергей Магнитский фото East News / AFP / ImageForum
Алексей Козлов о том, от чего умирают в Бутырской тюрьме

Вчера был опубликован объемный доклад, подготовленный фондом Hermitage Capital под названием «Пытки и убийство Магнитского. Сокрытие правды государственными органами». В нем говорится, что в день смерти Магнитского его сковывали наручниками и били резиновыми дубинками.

Смерть Магнитского стала толчком к реформе ФСИН и внесению изменений в Уголовный кодекс — в части статей, связанных с предпринимательской деятельностью. Некоторым людям это серьезно помогло. Но так ли уж необычно дело Сергея Магнитского и возможно ли сейчас нечто подобное? Наконец, мог ли Сергей избежать своей участи?

Нельзя не сказать, что в Бутырской тюрьме в период, когда там находился Сергей, действовало негласное правило: предпринимателей, которые «не понимали», что за нормальные бытовые условия надо платить, помещали в очень плохие камеры. Мол, посидит, потом сам к нам прибежит с денежкой и все как миленький отдаст. И неважно, владелец ты бизнеса или наемный менеджер: охранники этого не умеют разбирать, а вот номера статей они знают. Статья 159 УК — предпринимательская.

Я сам прошел через это, и многие мои знакомые тоже. Нам поступали предложения о «коммерческих», то есть нормальных условиях, от тогдашнего начальника Бутырской тюрьмы Дмитрия Комнова, который был уволен после смерти Магнитского. Так что Сергея отдельно никто не пытал — так пытали всех, давая понять: плати нам или умрешь. И это делали не те, кто его преследовал, а коррумпированные сотрудники ФСИН: это их бизнес. Я писал об этом в Бутырка-блоге за несколько месяцев до смерти Сергея — в надежде что-то изменить.

После первых публикаций приезжала большая комиссия, но Комнов остался работать. Как мне объяснили, он очень правильно женился, на дочке большого ФСИНовского начальника. Комиссия уехала, а в Бутырке ничего не изменилось. В итоге умер Магнитский. Именно Комнов, на мой взгляд, а не заместитель по медицинской части Бутырки подполковник Кратов, на которого вяло пытаются возложить некоторую часть ответственности, и виновен в первую очередь в смерти Сергея.

Именно Дмитрий Комнов создал Магнитскому в СИЗО условия содержания, при которых здоровый человек стал больным. Доктор Кратов тоже не ангел, но вы бы знали, какими медикаментами снабжает наши тюремные медицинские части государство. Ими и простуду-то вылечить невозможно.

Комнов в итоге был уволен — но только из Бутырки, а не из системы. Пересидев скандал на скромной должности в УФСИН по г. Москве, он перешел на должность замначальника московского СИЗО № 4 в Медведково. Мало того что его не судят, так ему еще дали второй шанс — может быть, теперь будет брать тише, без летальных исходов. Система своих не сдает, особенно родственников.

Бьют в изоляторах тоже нередко, так что я не удивлен, что в «Матросской тишине» Магнитского заковали в наручники. Чтобы бить было удобно. В прошлый четверг больного предпринимателя Станислава Канкия, закованного в наручники и посаженного в клетку, били прямо в зале суда, в присутствии судьи и прокурора. Но тюремные и конвойные костоломы привыкли иметь дело с крепкими бандитами, а не с хлипкими интеллигентами. Вот и переусердствовали. Я уверен, это и сейчас практикуется в СИЗО и было придумано не специально «под Магнитского». Я встречал много людей, прошедших через подобные вещи. Сейчас высокопоставленным тюремщикам и руководству Минюста духу не хватает сказать: «Да, это охранники его избили, как и многих других». А в результате общество додумывает, что приказ об устранении Магнитского отдавался чуть ли не в Белом доме. Этот тот случай, когда надо — просто исходя из принципа самосохранения и защиты — говорить правду. И говорить ее, подкрепляя действиями: ответственные сотрудники должны понести за это наказания.

Отдельных слов заслуживают судьи, продлевавшие больному человеку меру пресечения в виде ареста. С них тоже нельзя снимать вины. Об этом много писалось, не хочу повторяться. Хочу сказать о другом. Нельзя снимать ответственности за смерть Сергея Магнитского и с его работодателя. Всем известно, что Билл Браудер был такой особый инвестбанкир. Скажем так — с очень неформальными связями на самом верху. И когда у него начался конфликт с этими людьми, что всем хорошо известно, он должен был понимать, что у него будут брать заложников. Магнитский именно такой заложник, его надо было либо вывозить из России, либо любыми средствами улаживать конфликт. Никакие деньги не стоят одной человеческой жизни.

[processed]

Новости партнеров