Чему поучиться у Кремниевой долины | Forbes.ru
$58.43
69.08
ММВБ2160.16
BRENT63.32
RTS1159.11
GOLD1292.27

Чему поучиться у Кремниевой долины

читайте также
+2728 просмотров за суткиИсповедь пессимиста из списка Forbes. Почему стартапы уезжают из России +89 просмотров за суткиПравосудие под проценты. Чем интересны инвестиции в судебные разбирательства +23 просмотров за суткиСоциальная отвественность: как фемтех стартап привлек $6 млн и помогает женщинам в Индии +71 просмотров за суткиПравильный ответ: как женщинам-предпринимателям побороть гендерную предвзятость инвесторов +7 просмотров за суткиИнвесторы против ученых. Нужно ли интегрировать изобретателей в бизнес компании +6 просмотров за суткиМодная Россия: инвестиции в одежду позволяют изменить ее внешний вид и процесс покупки +34 просмотров за суткиНакодить миллион. Программисты догоняют инвестбанкиров по уровню зарплат +19 просмотров за суткиСемь уроков, которые любой стартапер может извлечь из сериала «Кремниевая долина» +13 просмотров за суткиПод присмотром: во сколько обойдется система распознавания лиц на улицах Москвы +4 просмотров за суткиИнвестиции в самое сердце: российская компания вложилась в итальянский медицинский стартап +5 просмотров за суткиАппетит к риску: как подойти к ICO с тщательностью венчурного инвестора +5 просмотров за суткиНа здоровье: как проекты зарабатывают на особенностях женского организма +1 просмотров за суткиСолидарность: как фонд с женщинами-партнерами планирует поддержать женщин-предпринимателей +2 просмотров за суткиБлокчейн, телемедицина и русские: выбор акселератора 500 Startups из Кремниевой долины +6 просмотров за суткиЛюди и деньги: на что смотреть венчурному инвестору +3 просмотров за суткиИ сват и брат. Как инвестор Джош Кушнер управляет миллиардным фондом в эпоху Трампа +2 просмотров за суткиВажный регион: Apple доверила женщине развитие бизнеса в Китае +152 просмотров за суткиКультурный сдвиг: арт-стартап Дарьи Жуковой привлек $50 млн финансирования Остаться в Лондоне: кто убедил миллиардера Питера Тиля инвестировать в искусственный интеллект Инвестиции или покупка: почему интернет-гиганты выбирают поглощения? Таинство ассамбляжа: чем похожи виноделие и венчурный бизнес в России?

Чему поучиться у Кремниевой долины

Николай Бадулин Forbes Contributor
Рецензия на книгу Эрве Лебре

Бизнес-ангел Давид Цителадзе издал полезнейшую книгу «Стартапы. Чему мы еще можем поучиться у Кремниевой долины» Эрве Лебре. Автор долгое время работал в сфере высоких технологий в США и Европе. Что дает нам, живущим и работающим со стартапами в России, возможность через сравнение систем стартующих бизнесов в США и в Европе экстраполировать многие факты, приведенные в книге, на российскую действительность.

Вы когда-нибудь задумывались, каков средний возраст людей, основавших свой инновационный бизнес в Америке или в Европе? Основателю корпорации Dell было 19 лет, а средний возраст основателей 13 крупнейших американских концернов в период стартапа составлял всего лишь 27,5 лет, тогда как в Европе — 33,5. А каково оптимальное число основателей в компаниях? Оказывается, и в Америке, и в Европе число основателей компаний, ставших сегодня гигантами, примерно равно — 2,5 и 2,77 человека соответственно.

Вы когда-нибудь писали бизнес-план инновационного предприятия? Я, например, постоянно встречаю бизнес-планы с темпом прироста выручки в 3-5 раз в год, причем как в первый год развития бизнеса, так и на 2-5-й годы. Ответ на вопрос, откуда цифры, прост: с потолка. Чтобы быть адекватнее, стоит посмотреть на то, как шел прирост выручки у лидеров инновационного рынка. Даже у самых удачливых стартапов (в книге приводятся данные 9 компаний — Intel, Microsoft, Apple, Oracle, Sun, Cisco, SAP, Logitech, Gemplus) в первые пять и десять лет жизни усредненный абсолютный прирост выручки составил соответственно 199% и 125%.

Так, например, Microsoft за первый год жизни заработала $15 000, а за второй год — всего $20 000! Вспомните, сколько денег дает Фонд Бортника на первый год по программе «Старт»? Правильно, 1 млн рублей — то есть $33 000, почти двухлетнюю выручку корпорации Microsoft первых лет жизни!

Вы когда-нибудь анализировали, как у лидеров инновационных бизнесов меняется структура акционерного капитала по мере развития компании? Как идут процессы его перетекания от основателей сначала к менеджменту, затем к персоналу и инвесторам? Когда читаешь книгу, становится ясно, что в России еще долго так никто работать не будет, так как судебная система, обеспечивающая гарантии управляемости компании и исполнения обязательств по такого рода передаче прав, у нас практически не работает.

Вам известно, что корпорация Google перед IPO в 2004 году имела такую структуру уставного капитала: 28,4% — у основателей компании Ларри Пейджа и Сергея Брина, 1,8% — у трех бизнес-ангелов, 0,7% — доля УК университета Стэнфорда как плата за лицензию сроком до 2011 года (для интереса сравните с условиями работы наших университетов и спинофф-компаний по закону 217-ФЗ от 02 августа 2009 года, которые фактически демотивируют основателей компаний); 17,6% — доля двух венчурных фондов, Kleiner Perkins и Sequoia; 5,4% — доля директора Эрика Шмидта; 1,8% — доля Омида Кордестани, вице-президента по продажам; 33,75% — в опционных и прочих программах корпорации Google!

Вы когда-нибудь задумывались, почему в Европе так и не построили свою Кремниевую долину? Оказывается, европейцы в среднем на 5-10 лет позже приходят к мысли завести собственный бизнес, чем американцы, предпочитая сначала поработать в стабильно работающей компании. Амбиции молодости, сталкиваясь с условиями экономического уклада Европы, вытесняют наиболее честолюбивых в Америку, а те, что остаются, вынуждены умерить «инновационный задор» и мимикрировать под систему, которая есть. В результате средняя капитализация 10 инновационных компаний-лидеров Америки и Европы в 2006 году отличалась на порядок: $97 млрд в США и €9 млрд в Европе.

Поскольку я российский читатель, я невольно задавал себе вопрос о судьбе нашей «будущей Кремниевой долины». Сможем ли мы предложить нашим авторам проектов и инвесторам нечто новое, чего не смогли сделать в богатой и спокойной Европе? Станет ли пока во многом виртуальный «Инно-Сколково» тем проектом, который породит страстное желание заниматься инновациями у себя на родине?

Как говорил Сенека, какой ветер может быть попутным для человека, который не знает, к какой пристани держит путь? К сожалению, у меня пока по поводу нашей Кремниевой долины ответа нет, есть только страсть. Но в конце концов, это тоже стартап.

Эрве Лебре. «Стартапы. Чему мы еще можем поучиться у Кремниевой долины», Корпоративные издания, 216 стр., 2010 год

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться