«Будем ездить на дорогих российских иномарках по дорогим дорогам»

Сергей Петров, основатель холдинга «Рольф» и депутат Госдумы, рассказал, как готовят законы, которые потом не работают

В сентябре под Санкт-Петербургом начал работать российский завод корейского автопроизводителя Hyundai. На открытии предприятия премьер-министр Владимир Путин обещал отечественным производителям автомобилей всяческую поддержку. В тот же день на совещании по развитию производства автомобилей и автокомпонентов в России, на котором присутствовал Путин, стало понятно, что поддерживать автопром будут повышением пошлин на ввоз автомобилей, что должно увеличить уровень локализации производства иномарок в России. О том, как сейчас принимаются столь серьезные решения, а также о том, как они повлияют на автомобильный рынок и кто в конечном итоге за это заплатит, Forbes поговорил с депутатом Государственной думы от «Справедливой России» и основателем автомобильного холдинга «Рольф» Сергеем Петровым.

— Как только возникает вопрос о повышении пошлин на ввоз автомобилей, сразу же говорят о том, что это результат лоббистских усилий российских автозаводов. Сейчас в стране «руководящей вертикали» экономическое лобби вообще существует?

— В данном случае лоббистом выступает государство и все решения принимаются без всякого обсуждения. Ненормально, конечно. Обсуждение и критика корректируют задумки инициаторов, адаптируют проект к жизни. Но поскольку этой технологии нет, качество законов в стране сильно упало.

— Вы, член думского комитета по бюджету и налогам, вообще никак не можете повлиять на инициативы правительства, высказаться хотя бы?

— Сейчас расскажу, как это происходит. Идет заседание подкомитета по таможенной политике. Из депутатов я и член «Единой России» напротив. Вокруг сидят тетеньки-эксперты из Минпрома, Минэка, Совета Федерации, таможни… Перед нами стопка поправок высотой сантиметров 30. Берем первую: ассоциация предпринимателей такая-то предлагает облегчить прохождение определенных формальностей при экспорте. Я голосую за предпринимателей, второй депутат — против. У меня две доверенности от коллег, у него — 8. Следующую поправку предлагают чиновники. Я априори против инициатив чиновников, которые бизнесу еще ничего хорошего не сделали, он — за. И так мы по всей стопке прошли. В перерыве тетка одна подходит: «Что же вы против государства все время голосовали?» Она даже не понимает, что государство — это не она со своими сослуживцами, а люди, в России живущие, в том числе предприниматели. Но ее поведение полностью соответствует целям и задачам сложившегося державного мышления. Повышение пошлин для нее и всего «государства чиновников» преследует благие цели: спасти российские автозаводы, перетащить сюда как можно больше иностранных производителей, увеличить российскую долю в конечном продукте, да и бюджет подлатать заодно надо (а Россия, пожалуй, единственная страна, увеличившая в кризис бюджетные расходы, другие только сокращали). Да вот не все из этого получится.

— Почему, иностранцы действительно открыли у нас автозаводы, теперь их можно заставить увеличить локализацию…

— Все эти автозаводы уже сейчас работают на предельном уровне локализации. Все руководствуются экономикой и объемами, а не постановлениями правительства. Вот раньше, к примеру, для беспошлинного ввоза комплектующих иномарки требовалось 8-14 частей-блоков, сейчас по решению таможни таких блоков для автомобиля должно приходить 46. А это требует уже больших расходов от производителя. Как это выглядит: автомобиль за границей изготавливается, тестируется, потом его делят на 8 частей, упаковывают и отправляют к нам. Теперь количество операций увеличивается в восемь раз, даже двигатель надо разобрать, при этом некоторые узлы идут уже с техническими жидкостями. Расходы на транспорт взлетают соответственно. Получается, производителю выгоднее просто заплатить пошлины, а не городить огород со сборкой в России.

— Ваша компания продает иномарки, поэтому вашу критику по поводу повышения пошлин понять можно.

— Компания и собранными в России иномарками торгует. Но это к слову. От повышения пошлин автомобильные дилеры ничуть не пострадают, дополнительные расходы будут заложены в маржу. В итоге за сохранение неэффективных производств будет платить потребитель. Повысят пошлины, затем поднимут цены АвтоВАЗ и «Соллерс», за ними пойдут заводы по сборке иномарок, и все вернется к состоянию, которое было до повышения пошлин.

— Повышая пошлины, государство стимулирует иностранных автопроизводителей приводить в Россию своих поставщиков комплектующих. Будут в России закупать комплектующие, снизят издержки, в результате потребитель получит качественный товар по нормальной цене.

— Заставить производителя силой развивать сложное производство в ухудшающихся условиях бизнес-среды, с коррупцией и с отвратительной организацией невозможно. Хорошо, приходят в Россию производители автокомпонентов, что получают? Оказывается, за все нужно платить, причем много платить. Все заорганизовано, каждый чиновник старается бутылочное горлышко сделать как можно уже, чтобы получить больше. Мы же не удивляемся, что на потребительском рынке у нас все в разы дороже, чем на Западе, понимаем, что все эти дополнительные расходы включены в цену продукта. Добавим к этому отсутствие конкуренции практически во всех отраслях и связанную с этим наглость отечественных производителей. В итоге получим современный двигатель, сделанный известным западным производителем на современном оборудовании в России с гораздо большей ценой, чем в Европе или Америке. Как это скажется на цене российской иномарки? В Китае закрыли рынок огромными пошлинами, но одновременно создавали условия для размещения в стране предприятий западных производителей. У нас, наоборот, идет только ухудшение условий. Будем ездить на дорогих российских иномарках по очень дорогим и плохим дорогам, как ездим на дорогом плохом бензине и едим очень дорогое мясо российского производства.

— Но уже есть примеры удачной локализации производства иномарок в России, одна из компаний уверяет, что российский вклад в их иномарки уже превышает 50%.

— Это что понимать под локализацией. Можно в нее вписать и насыщенный кислородом воздух европейской части России, только цену на него правильно определить. На самом деле пока в России заводы не производят для этих иномарок двигатели, коробки передач, металл, повышения локализации выше 30% не добиться.

— Чем металл-то наш не хорош?

— Отношением к его производству. Можно купить современную линию для производства автомобильного листа, но где ответственный персонал для всей цепи от производства до продажи взять? Мне рассказывали историю, когда Волжский автозавод закупил металл для первых «жигулей». Партию с металлом привезли в заграничный порт, начали загрузку, и тут туман. Загрузку прекратили, все заново упаковали и ждали хорошей погоды, чтобы влажность на металл не повлияла. В советском порту разгружали в проливной дождь, прямо в грязь. Наши люди не изменились, относятся к делу все с такой же советской ответственностью. Завод Ford во Всеволожске. Отличное предприятие, кадры тщательно подбирали, обучали. А дилеры, торгующие российскими Ford, сейчас отмечают огромное количество «левых» запчастей на рынке.

— Там все огорожено, охрана по всему периметру. Даже представить себе не могу, как можно запчасти оттуда вынести.

— Не знаю, с завода вынесли или при доставке на завод они пропадают. На самом деле обидно, что изобретательность людей направлена в это русло. Людей надо воспитывать, а это длинная программа. А сейчас горизонты планирования в стране снижены. Это относится и к западным производителям в России, и к российским предпринимателям, которые раньше думали о том, как передать бизнес детям и внукам, а теперь о том, как его быстрее и выгоднее продать.

Новости партнеров