«Кажется, Ходорковского и Лебедева хотят разделить»

Алексей Петяев Forbes Contributor
Михаил Ходорковский фото РИА Новости
Адвокаты о том, почему сокращение срока Платону Лебедеву должно повлечь за собой скорое освобождение Михаила Ходорковского. Евгений Ясин о том, что этому препятствует

Адвокаты Михаила Ходорковского рассказали Forbes, о чем свидетельствует сегодняшнее решение суда о сокращении срока заключения Платону Лебедеву и как оно повлияет на дело их подзащитного

Евгений Ясин, научный руководитель НИУ «Высшая школа экономики»:

На мой взгляд, о каких-то политических изменениях в стране говорить пока рано. Я думаю, что в высших кругах ходят постоянные разговоры о том, что в последнее время они перестарались в борьбе с митингами, иностранными агентами, Pussy Riot и т. д. и стоит что-то смягчить. Но смягчить таким образом, чтобы, ничего кардинально не изменив, заставить поверить бизнес в позитивные изменения.

О реальных политических изменениях в стране можно было бы говорить, если бы было принято решение выпустить и Лебедева, и Ходорковского. Причем сразу, заявив о смене политического курса. А нынешнее решение по Лебедеву демонстрирует крайнюю осторожность - это значит, что все делается с сильной неуверенностью. Причем насколько уверенно у нас осуществляются репрессивные меры, настолько же неуверенно осуществляются меры обратного характера.

Я не думаю, что Ходорковскому, как и Лебедеву, будет существенно сокращен срок. Мне кажется, их захотят разделить. Лебедев никогда не был политической фигурой, а Ходорковский такой фигурой был, есть и будет.

Проблема в том, что у нас нет силы, которая оказывала бы должное давление на власти, чтобы те принимали решения о политических изменениях. Пока они могут спокойно без этого обойтись. Такой силой могло бы стать протестное движение, если оно выстроится в серьезную политическую партию или объединение партий. Оно стало бы политической силой, с которой надо вести переговоры и добиваться взаимных уступок.

В противном случае, если наша оппозиция будет легко поддаваться маргинализации, демократические силы не смогут добиться успеха.

Юрий Шмидт, адвокат Михаила Ходорковского

Мы ожидали положительного решения вопроса по обращению адвокатов Платона Лебедева, потому что это не милость, а прямое указание закона, учитывая, что в прошлом году Госдума приняла решение о снижении санкций по статьям 160 и 174.1, по которым были осуждены наши подзащитные. Кроме того, уже были прецеденты, в том числе, и по «делам ЮКОСа», когда выполнялись требования о приведении приговоров в соответствие с новыми законами. Так что Лебедвев не первый, кому сократили срок по новому законодательству.

Напомню, что не так давно председатель Верховного суда вынес надзорное представление и направил его в президиум Мосгорсуда. Среди прочего там ставится вопрос и о пересмотре назначенного нашим подзащитным наказания на основании снижения санкций за статьи, по которым они осуждены.

Наша основная просьба — отмена приговора и прекращение дела. Мы от нее не отказываемся. Но, в любом случае, известие о сокращении срока Лебедеву приятно, и я не вижу никаких оснований, чтобы в таком же ходатайстве отказали Ходорковскому.

Чтобы поставить вопрос о снижении срока заключения Ходорковскому в связи со смягчением законодательства, необходимо заявить соответствующее ходатайство в суд по месту отбытия им наказания. Для этого необходимо получить согласие на такое ходатайство от самого Михаила Борисовича. Ему нужно будет решить, идти ли нам по этому пути или нам стоит дождаться решения по этому же вопросу президиума Мосгорсуда, куда свое надзорное представление направил председатель ВС.

Действия Ходорковского и Лебедева квалифицированы по одним и тем же статьям, санкции по которым были снижены более года назад. Здесь может встать только один вопрос: на какой срок снизить меру наказания бизнесмену, потому что это решение выносится судом субъективно. Вероятно, здесь суд будет руководствоваться тем, какое указание он получит сверху. Но, то, что сокращать наказание необходимо — это требование закона.

Как известно, прокурор просил сократить срок Лебедеву на 1 год и 9 месяцев, но Вельский суд принял значительно более радикальное решение, что приятно.

Михаил Борисович пока не знает об этом решении, ему сообщат о нем сегодня ближе к вечеру, когда к нему пойдет адвокат. Информационную программу он также сможет посмотреть только по окончании рабочего дня. Причем, я думаю, это тот случай, когда даже Первый канал сообщит эту информацию. Потому что для меня нет никаких сомнений в том, что это решение носит политический характер.

Вадим Клювгант, адвокат Михаила Ходорковского

Дело Ходорковского не идентично делу Платона Лебедева. Это просто одно и то же дело, по которому два этих человека беззаконно 10-тый год отбывают неправедное наказание. У них общее обвинение, общий приговор, ничем не отличающиеся друг от друга, в том числе, сроком наказания. Так что это просто две части одного дела.

Сегодняшнее решение о сокращении срока Платону Лебедеву я, безусловно, рассматриваю как половинчатое, и не расцениваю его как восстановление справедливости. Но по-человечески, я очень рад, если у Платона Лебедева будет возможность весной оказаться дома. Это решение еще должно вступить в законную силу, мы не знаем, будет ли оно обжаловано. В любом случае, каким бы ни был окончательный результат, он будет учтен при обсуждении наших дальнейших шагов. Окончательное решение по ним будет принимать сам Михаил Борисович.

Решение о сокращении срока Лебедеву было принято на основании ходатайства его защиты, попросившей применить новый закон, в соответствии с которым наказание по статьям, по которым осуждены Лебедев и Ходорковский, должно быть снижено.

На самом деле, суд уже давно обязан был применить новый закон в отношении наших подзащитных, не дожидаясь никаких ходатайств от защиты. А инициировать применение нового закона должна была прокуратура, как главный государственный правозащитный орган, чего она не сделала в данном случае, и не делает вообще никогда.

Несмотря на кажущуюся смелость этого решения, оно абсолютно половинчатое. Оно кажется смелым только в силу того, в каком состоянии сейчас находится наша судебная и вообще вся правоприменительная система. Так что, никаким прорывом к законности и справедливости это решение рассматриваться не может.

На сегодняшний момент позиция Михаила Ходорковского и наша позиция, позиция его защиты, состоит в том, что сначала мы проходим весь путь по обжалованию приговора, а потом с учетом его результатов и всех других обстоятельств, в том числе, и сегодняшнего решения Вельского суда, принимаем решение о дальнейших действиях.

Сейчас нам предстоит президиум Мосгорсуда, куда председатель Верховного суда своим постановлением направил на рассмотрение наши жалобы. В постановлении он прямо указал, что наш довод о том, что суды незаконно уклонились от выполнения нового закона, улучшающего положение осужденных в части наказания, должен быть рассмотрен повторно.

При пересмотре приговора суд будет обязан применить новый закон, улучшающий положение осужденных. Так что способ, использованный в Вельске – не единственный, который может быть применен для сокращения приговора.

На пересмотр дела законом предусмотрено 30 дней с момента поступления его материалов в суд. Однако мы знаем, что у Мосгорсуда есть филигранные умения эти сроки под разными предлогами растягивать. Например, когда на предыдущем этапе Мосгорудом было истребовано дело, оно добиралось туда из Хамовнического суда (с Ростовского переулка до Богородского вала) около двух месяцев. А в ведомственной инструкции эти сроки не предусмотрены.

На днях в Мосгорсуде заявили, что они пока не получали никаких материалов из Верховного суда. Так что мы пока ждем. Мосгорсуд должен нас официально уведомить о дате заседания, чтобы мы могли принять в нем участие.

Новости партнеров