Чего боятся европейские венчурные инвесторы в России

Анна Чеботарева Forbes Contributor
Неправильная оценка команды, проекты-клоны, деловая некомпетентность и другие риски

Чего ведущие венчурные инвесторы Европы боятся в России? Какие стартапы ищут? Чего ждут от предпринимателей? Анна Чеботарева побеседовала с ведущими европейскими венчурными капиталистами на Форуме «Глобальное инновационное партнерство» 2011. Полную видеоверсию интервью можно посмотреть на сайте ее программы Есть идея.

Хендрик Брэндис, управляющий партнер Earlybird Venture Capital GmbH & Co. Первый бизнес создал, продавая свои старые игрушки, а прибыль реинвестируя в покупку новых.

— В сегодняшней России я вижу огромный потенциал. Высокообразованные люди, имеющие доступ к первоклассным технологиям. Однако вычислить лучшие возможности для инвестиций, не будучи местным игроком, довольно сложно. Один из главных, на мой взгляд, рисков – «недооценить» людей. Очень сложно оценить способности команды, в которую тебе предстоит проинвестировать: люди могут просто не сказать тебе то, что ты хочешь знать, а между строк не прочесть. Единственный выход, который я вижу, — это выбрать сильного местного партнера соинвестора и уже с ним искать проекты для венчурных инвестиций.

Саймон Кук, генеральный директор DFJ Esprit. Первые деньги заработал, основав в 18 лет компанию по разработке игр.

— Сегодня я точно могу сказать, что один из самых рисковых бизнесов — это венчурный бизнес. Мы инвестируем не в идеи или цифры — мы вкладываемся в людей. Практически все проекты, с которыми мне приходилось работать, не придерживались своего изначального бизнес-плана. Вы как предприниматель должны понимать, какие возможности есть на рынке для вашего продукта. И лучше, если эти возможности будут велики.

Мы живем в мире, где российские компании конкурируют с немецкими или японскими. Поэтому, когда вы поднимаете деньги, подумайте — уверены ли вы в том, что суммы на чеке, который вы собираетесь подписать, хватит, чтобы вступить в бизнес-игру на глобальном уровне.

Дэвид Варокьер, партнер Mangrove Capital Partners. В 12 лет с друзьями создал музыкальную группу и давал камерные концерты.

— Будь я на месте предпринимателя, который стоит перед выбором: работать с уникальной идеей или запускать клон уже успешного за рубежом проекта, я бы не питал иллюзий. Копирование в лоб не работает. Если вы, например, делаете копию проекта из области электронной коммерции, на локальном рынке у вас возникнут нюансы с логистикой или системой сбора платежей от ваших покупателей. Так что клонировать бизнес-модель не так просто, как кажется на первый взгляд.

Необходимо идею превратить в продукт, вовремя вывести его и воспользоваться всеми преимуществами, которые рынок дает вам в момент запуска. Однако для ребят с амбициозными идеями мы всегда открыты. Например, когда мы в Mangrove приняли решение вложиться в KupiVIP, это во многом была инвестиция в предпринимателя, основателя проекта Оскара Хартманна. Он один из тех, у кого есть драйв и нешуточная вера в свои идеи.

Ули Фрике, соучредитель Triangle Venture. Первые деньги — 400 марок — заработала уже после окончания университета в компании DFSR, занимавшейся обменом студентами. Впоследствии стала ее генеральным директором.

— Сейчас мой фонд инвестирует в «спиноффы» — компании, созданные при университетах. Наш успех во многом определяется тем, что у нас в команде есть люди, которые способны разобраться в сложных технологиях и разговаривать с учеными на одном языке. При этом мы не вкладываемся в исследования или ученых. Triangle Venture ищет и инвестирует в технологии, которые можно предельно быстро и успешно коммерциализировать.

Я бы посоветовала ребятам из технических вузов, кто хочет начать свой бизнес, три вещи: во-первых, вы должны быть способны защитить свои идеи, получив патент; во-вторых, совсем не помешает узнать, кто уже пытался получить патент на разработки, схожие с вашими, понять в чем ваша уникальность и быть независимыми от своих конкурентов; было бы очень полезно понять, в каком направлении может развиваться ваша технология в будущем.

Стивен Сойнтженс, глава Graft Ventures. Свои первые деньги заработал, подстригая траву во дворе соседей. Это было частью сделки с отцом — тот обучал его игре в теннис, а все необходимое оборудование Стивен покупал за свой счет.

— Предприниматель должен быть способен собрать сильную команду, ему просто необходимо мыслить глобально. Он должен обладать лидерскими качествами и не боятся разбираться с вопросами из разных дисциплин. Если у вас технологический бизнес, то важно ваше чутье и понимание рынка. Ну и конечно, умение управлять деньгами.

Кристиан Рэйтбергер, генеральный партнер Wellington. Первые деньги заработал в 14 лет, написав компьютерную программу.

— Если вы ученый или технически подкованный специалист, вам просто необходимо осознать и принять, что для коммерциализации идей вы лично, возможно, не самый подходящий персонаж. Вычислите свои слабые стороны в вопросах бизнеса и возьмите в команду опытного человека, способного решить вопросы, которые лежат вне ваших компетенций. Удивительно, но факт — многим ученым такое упражнение дается с трудом. И я бы рекомендовал отыскать в команду человека из бизнеса до вашей первой встречи с инвестором.

[processed]

Новости партнеров