Танцы с деньгами: как заработать на танго | Forbes.ru
$58.39
69.13
ММВБ2152.92
BRENT62.96
RTS1161.65
GOLD1289.70

Танцы с деньгами: как заработать на танго

читайте также
+993 просмотров за суткиДеньги из космоса: Planet ежедневно фотографирует Землю с 200 спутников +3 просмотров за суткиНе так ищут: почему ФАС проверяет Google и «Яндекс» +6 просмотров за суткиМиф или реальность: существует ли гендерное неравенство в российских IT-компаниях? +31 просмотров за суткиГреф идет в e-commerce: Сбербанк инвестирует 30 млрд рублей в «Яндекс.Маркет» +5 просмотров за суткиЗачем «Яндекс» открыл доступ к своей системе машинного обучения +3 просмотров за суткиМашина на двоих: чего ждать от слияния «Яндекс.Такси» и Uber «Яндекс» станет совладельцем глобального бизнеса Uber +12 просмотров за суткиСостояние Воложа подскочило на $230 млн из-за сделки Uber и «Яндекс.Такси» +1 просмотров за сутки«Яндекс.Такси» и Uber объединят бизнес по онлайн-заказу поездок в России Необоснованная выгода: как компании злоупотребляют налогами +1 просмотров за сутки«Яндекс» создаст собственную «умную» колонку с голосовым помощником «Яндекс» договорился о сотрудничестве с Hearst Shkulev Media по автомобильным порталам +3 просмотров за суткиБез шашечек: как российский сервис частных водителей Wheely за четыре года вырос в сто раз Аркадий Волож: «Мы неуклонно идем к созданию искусственного интеллекта» +4 просмотров за сутки«Яндекс» показал проект беспилотного автомобиля. Forbes выяснил детали +2 просмотров за сутки«Яндекс» предложил СМИ и блогерам публиковать материалы в сервисе «Дзен» «Госизмена»: СБУ проводит обыски в офисах «Яндекса» на Украине Mail.Ru Group запустила конкурента облачной платформы Amazon Акции падают: «Яндекс» не может расплатиться с украинцами 25 млн пользователей и до 6,9 млрд рублей: чем обернется запрет Киева для «Яндекса» и Mail.ru Group +2 просмотров за суткиНа два дня «с головой»: как хакатоны могут помочь бизнесу?

Танцы с деньгами: как заработать на танго

Ксения Докукина Forbes Contributor
фото Артема Голощапова для Forbes
Александр Вистгоф бросил карьеру в немецкой корпорации ради аргентинского танго. 
Что из этого вышло?

«Это танго for export, а на самом деле танцевать так — дурной тон», — поясняет Александр Вистгоф, замерев со своей женой в позе, которую обыватели считают классической для танго. Ольга откинула голову назад, кокетливо отставив ножку, Александру не хватает только розы в зубах. Супруги демонстрируют танец прямо на улице возле школы Вистгофа «Планетанго». Бизнес Александра примерно так и начинался — в уличной беседке он давал уроки за 20 рублей в час. Теперь две танцевальные школы приносят ему около 12 млн рублей выручки в год, у него репутация одного
из самых влиятельных танго-деятелей в России. 

Вистгоф увлекся аргентинским танго в 1998 году. 29-летний менеджер отдела маркетинговых исследований Procter & Gamblе просто хотел расширить круг знакомств: «Мне казалось, что для танцев типа диско я уже староват, а танго посолиднее будет». Так он оказался в любительской группе танго хореографа Валентины Устиновой (сейчас это школа Casa del tango). «Саша обнаружил в себе организаторские способности, — вспоминает Устинова. — Он стал первым в Москве танго-диджеем, начал проводить мастер-классы, куда приглашал преподавателей-аргентинцев, сам много учился». 

Уже через два года Вистгоф преподавал самостоятельно — правда, за символическую плату. Он считал, что танго нужно пропагандировать, а не использовать для заработка. Когда Вистгоф с учениками арендовали зал в одном из бывших ДК, цены за занятия пришлось поднять, однако его школа все равно оставалась «сообществом по интересам». Пять дней в неделю по восемь часов Александр работал в офисе и шесть вечеров по три часа преподавал в танцевальном зале.  

Танго-бум в России начался примерно в 2003 году, и не без участия Вистгофа. Он организовал первый в нашей стране фестиваль танго «Ночи Милонгеро», собравший около 200 танцоров из Москвы и регионов. Эти ночи, рассказывает Устинова, «добавили танго огня»: школы стали открываться не только в столице, но и в провинции. Александр Вистгоф, на тот момент менеджер отдела закупок Metro Cash & Carry, договорился с начальством о сокращении своей рабочей недели до трех дней. «На карьере был поставлен крест, но зато я смог больше времени уделять танго», — поясняет он.

Идею совсем бросить офис поддержала жена Ольга — ученица Вистгофа: «Когда мы впервые встретились, я думала, что у танго нет будущего в России. Ну что это за танец: мало кто о нем знает, уроки какие-то копейки стоят. Но когда Саша сказал, что хочет заниматься только танго, я ответила, что мечту нужно осуществлять». В 2005 году Александр нашел помещение (столичная мэрия по просьбе посольства Аргентины сдала зал на льготных условиях) и открыл культурный центр «Ла Милонга». Тут же начались проблемы: на полуподвальный зал жилого дома на Зацепском Валу нашлись другие претенденты. Вистгоф столкнулся с бизнесом по переуступке прав на помещения со льготной арендой. Попытки выкурить танцора из зала (заводили даже уголовное дело) провалились, но время и деньги на «кучу бумажек» отняли. В итоге «Ла Милонга» обошлась Вистгофу в $35 000 своих и заемных средств, включая затраты на ремонт. 

Клиенты пришли — часть из прежних учеников, часть по рекламе: Вистгоф заплатил «Яндексу» и нескольким газетам объявлений. Помимо основателя занятия вели еще три преподавателя. Доходов хватало на аренду, оплату долгов и текущие расходы. Первоначальные вложения отбились за три года. Желающие учиться в «Ла Милонге» перестали помещаться в трех залах, и в 2009 году Вистгоф открыл вторую школу — «Планетанго» на Китай-городе. Здесь он смог развернуться: 400 кв. м площади позволяли проводить «милонги» — вечеринки, на которых люди танцуют в свое удовольствие. 

Летняя засуха и подмосковные пожары 2010 года едва не подкосили проект: залы полтора месяца стояли пустые и в дыму. Александру пришлось занять 450 000 рублей, чтобы расплатиться с арендодателями. Вистгоф не отчаялся, в августе провел новые «Ночи Милонгеро». Они принесли 600 000 рублей дохода — 20% спонсорского бюджета фестиваля. Этого хватило на оплату кредита, а затем и клиенты вернулись в школы. 

Танцы, объясняет Вистгоф, это эмоциональный бизнес: спрос напрямую зависит от харизмы преподавателя, и никогда заранее неизвестно, сколько человек придет на занятие — пять или пятьдесят. Но сам он уже вышел на стабильный уровень. Сейчас в «Ла Милонге» и «Планетанго» с 12 учителями постоянно занимаются около 300 человек. Школа на Китай-городе приносит Вистгофу две трети выручки. Там он проводит большую часть рабочего времени, туда же переместились «Ночи Милонгеро» (в этом году ожидается до 3000 участников). 

Помимо ежегодного танцевального марафона «Планетанго» Вистгоф взялся проводить чемпионат России по танго. Победители в сентябре этого года отправятся на полуфинал чемпионата мира в Буэнос-Айрес. Мэрия аргентинской столицы подписала с Александром договор на создание в Москве представительства мирового чемпионата. Выступления на публику бизнесмену пришлось прекратить — нет времени. Если он не преподает, то занят хозяйственными заботами: в промежутках между уроками смотрит мебель для залов, договаривается о ремонте вентиляционной системы, занимается бухгалтерией. Вистгоф говорит, что не жалеет: пусть выступают те, кому по 20, а его задача — «организовать процесс». 

Интерес к танго как раз на пике: после Аргентины и Италии Россия занимает третье место в мире по числу людей, увлекающихся танго. Преподаватели даже говорят о перенасыщенности Москвы опытными тангерос-аргентинцами, приезжающими подзаработать на мастер-классах. Конкуренция среди школ тоже растет: сейчас только в Москве не меньше 40 клубов танго разного уровня, не считая мультишколы, где танго — один из возможных танцев. 

Но школы Вистгофа — крупнейшие по числу клиентов, уточняет Валентина Устинова. С ним сложно соревноваться: его фестивали, а теперь и чемпионат, поддержанный властями Буэнос-Айреса, — хорошая реклама, а сам он — долгожитель на этом рынке. «Вистгоф был известен еще лет 10 назад, когда я только начинал заниматься танцами, и, конечно, он воспринимается как мэтр», — говорит руководитель студии парного танца «Остров» Глеб Кемарский. «Мне легче, — признает Александр Вистгоф, — но это не значит, что я могу расслабиться. Не потому, что жадный, а потому, что школы танго стали таким бизнесом, что нужно идти вперед, иначе тебя быстро обгонят».

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться