Пончик на миллион: как превратить придорожные кафе в большой бизнес - Карьера и свой бизнес
$59.03
66.02
ММВБ1874.24
BRENT46.01
RTS1000.35
GOLD1242.77

Пончик на миллион: как превратить придорожные кафе в большой бизнес

читайте также
+126 просмотров за суткиСтоит съесть: жареные желтки в «Голодный-Злой», весенний гимлет в «Коробке», суши-пончики в Zodiac +12 просмотров за суткиРаспробовать Италию: о гастрономическом пространстве Eataly +7 просмотров за суткиСтоит съесть: хамон у Раппопорта, щавель в Москва-Сити, страчателлу на Патриарших +9 просмотров за суткиСтартап ради стартапа: чем рынок новых проектов в России напоминает бум доткомов в 2000-х? +31 просмотров за суткиНакормить сказками: как основатель сети кафе «АндерСон» реформирует свой бизнес +6 просмотров за суткиУйти красиво. Как снизить риски при ликвидации бизнеса +12 просмотров за суткиКуда идет русский и западный foodtech? +3 просмотров за суткиМосква вкусная: стейки на вынос у Карло Греку, шашлыки у Новикова, крабы у Березуцких +5 просмотров за суткиБез шашечек: как российский сервис частных водителей Wheely за четыре года вырос в сто раз +1 просмотров за сутки37% женщин-предпринимателей показали низкий уровень финансовой грамотности +18 просмотров за сутки«У меня точно был комплекс самозванца»: Андрей Шаронов о карьере, бизнес-образовании и предпринимательстве +1 просмотров за суткиНет денег и желания: лишь 3% россиян планируют в ближайшее время открыть свой бизнес +2 просмотров за суткиСупермаркет приложений: как онлайн-сервисы превратились в «набор всего» и чего ждать дальше? +14 просмотров за суткиЯ начинаю бизнес: как не разбить лоб об иллюзии +5 просмотров за суткиДоходное зерно: как сеть кофеен превратилась в компанию с прибылью 59 млн рублей +5 просмотров за суткиБудущее рынка общепита: как стартапы заново изобретают ресторан +13 просмотров за суткиНа двух стульях: можно ли совместить роли владельца бизнеса и инвестора +2 просмотров за сутки10 лучших московских веранд +4 просмотров за суткиАктивный «стейкхолдер» и «длинный горизонт». Как выглядит рецепт для успешных реформ Помочь с финансированием: Иванка Трамп и инвестиционный фонд для женщин-предпринимателей +2 просмотров за суткиФудтех на марше: меню по ДНК, 3D-принтеры еды и скидки при бронировании столиков

Пончик на миллион: как превратить придорожные кафе в большой бизнес

Николай Корябкин (на фото) и его партнер Геннадий Некрасов продают 400 тонн пончиков в год фото Александра Карнюхина для Forbes
Совладельцы производителя соков «Теди» придумали формат сети «Помпончик» в противовес городскому фастфуду и продают 400 тонн пончиков в год. Цель — довести оборот до миллиарда рублей

«У нас была задача на пятый год сделать миллиард рублей оборота, но, наверное, не получится. Мы только приблизимся к этой планке», — с сожалением говорит Николай Корябкин, рассматривая меню, где обозначены цены на пончики, чебуреки и пельмени. В прошлом году эта нехитрая еда вместе с напитками и мороженым принесла ему почти 600 млн рублей выручки. Одних только пончиков было продано 400 т.

Корябкин — основатель сети придорожных кафе «Помпончик». Пока лидеры рынка фастфуда конкурируют за городские пространства, он открывает свои заведения на обочинах трасс, соединяющих Москву с регионами. В апреле на Симферопольском шоссе появился 21-й по счету «Помпончик».

У Николая Корябкина уже есть доля в бизнесе, годовой оборот которого превышает миллиард рублей. Заработав во второй половине 1990-х стартовый капитал на спортивных костюмах и растворимом кофе, он начал ввозить из Польши морковные соки «Теди» от компании Maspex — новинку для российского рынка. В 2001 году появилось ООО «Маспекс-Восток»: Maspex как главный инвестор оставил за собой 60% долей, Николай Корябкин и его друг и партнер Геннадий Некрасов получили по 10%, остальные 20% распределились между российскими миноритариями.  В Калининграде было налажено производство растворимого кофе, какао и шоколада. Но соки продавались успешнее. К 2008 году продажи «Теди» достигли такого объема, что владелец Maspex Крыштоф Павинский решил открыть предприятие в Подмосковье. В 2009 году после запуска сокового завода оборот «Маспекс-Восток» составил около 1,2 млрд рублей.

Бывший импортер, став членом наблюдательного совета предприятия, фактически отошел от дел. «Ездить далеко, а в Обнинске были партнеры, которые взяли на себя оперативное управление бизнесом, — объясняет Николай. — Налаженное производство не требовало постоянного присутствия, а мне хотелось по-прежнему принимать ключевые решения». Тогда-то он и задумался о новом деле.

Пару раз в месяц Корябкин ездил в Обнинск на заседание наблюдательного совета «Маспекс-Восток». Как-то он обратил внимание на закусочную «Пончики» на Киевском шоссе и вспомнил о разговоре со знакомым ресторатором: тот говорил, что, будь у него свободные деньги, открыл бы пельменную или чебуречную возле какого-нибудь вокзала — кухня несложная, проходимость высокая, постоянный спрос обеспечен.

С придорожными кафе история схожая — редко какой путешественник откажется от недорогого и сытного обеда в уютной обстановке.

Корябкин заглянул в закусочную и узнал, что «Пончики» выставлены на продажу вместе с двумя такими же заведениями в Москве, на Арбате и около Курского вокзала. «Я полгода вел переговоры, владелец предлагал мне войти в долю, но я не хотел рисковать, мне нужен был проверенный партнер», — вспоминает предприниматель. Вложиться в новый бизнес он предложил Геннадию Некрасову. Тот согласился попробовать, хотя, по собственным словам, в идею с пончиковыми поверил не сразу.

Столичные «Пончики», как ни странно, были в убытке, зато кафе на шоссе работало настолько успешно, что покрывало эти потери. Партнеры согласились купить все «пакетом». Сделка и переоборудование закусочной на шоссе обошлись им в 50 млн рублей. Точки в Москве они закрыли. Корябкин и Некрасов задумали создать сеть придорожных кафе. Столичный рынок фастфуда был уже практически поделен между крупными игроками, а на подмосковных трассах не существовало сетей быстрого питания. «На тот момент формата было два — кафе при АЗС, где можно купить разогретую пиццу и кофе, или сомнительного вида закусочные», — поясняет Корябкин. Он взял на себя разработку концепции сети и маркетинг, Некрасов занялся операционными вопросами. Доли в новой компании они поделили поровну.

Ставку решили сделать не на дальнобойщиков, а на частников, путешествующих на собственных автомобилях. В качестве главных блюд выбрали пончики и чебуреки, позднее к ним добавили пельмени, супы, напитки и десерты. В каждом кафе Корябкин и Некрасов (к 2011 году у них было уже пять заведений) оборудовали кухню полного цикла. Это дороже, чем готовить из полуфабрикатов, но, рассудили партнеры, на конкурентных преимуществах не экономят. Тем более на трассе, в отличие от города, есть возможность оборудовать склад для продуктов.

Выбрать название для сети помог Крыштоф Павинский.  У Николая Корябкина имелось два варианта: «Дон Пончо» и «Помпончик». Но польский бизнесмен, попробовав во время визита в Россию пончики от своих партнеров, высказался категорично: «Какая Мексика? Какой «Дон Пончо»? К вам люди за пончиками идут, вот и называйтесь как можно проще и понятнее!»

В 2011 году все кафе начали работать под общей вывеской «Помпончик» и по единым стандартам. Поскольку на самом старте партнеры ничего не понимали в общепите, для налаживания производственных процессов они пригласили бывшего гендиректора Courvoisier Cafe Елену Анисимову. А после ее ухода в крупный ресторанный бизнес наняли управляющую с опытом работы в McDonald’s и холдинге «Росинтер» — знания и опыт Натальи Новиковой позволили четко выстроить схемы работы кассиров и поваров и систему контроля качества.

На обустройство кафе в арендованном здании или на арендованной земле в собственном павильоне уходило 8–13 млн рублей. Часть земельных участков предприниматели арендовали у АЗС. Чтобы обеспечить безопасность, договаривались с местными ЧОПами.

В 2012 году сеть из девяти «Помпончиков» вышла на самоокупаемость (выручка составила 273 млн рублей). Однако ради привлечения средств на развитие Корябкин и Некрасов продали 15% долей инвесторам из Санкт-Петербурга. И за последующие два года сеть расширилась вдвое.

Более 50% выручки «Помпончику» приносят пончики и чебуреки. На маркетинг уходит в среднем 15 млн рублей в год. Лучше всего для привлечения внимания голодных водителей работает так называемая навигационная реклама — щиты вдоль дорог с указанием расстояния до ближайшего кафе. Рекламу «Помпончика» на Ленинградском шоссе смонтировали на крыше деревенского дома, который хорошо виден с дороги, по договоренности с его владелицей. Вышла трагикомедия: баннер, сорванный ураганным ветром, чуть не развалил крышу, когда его восстанавливали, крановая установка упала и сломала крыльцо, при новом монтаже установку «закоротило» и вместе с ней загорелся забор.

 

Утешать и отпаивать валерьянкой бабушку-хозяйку прибыло все руководство «Помпончика»: совладельцы, исполнительный директор, директор по развитию сети и директор кафе на Ленинградке.

Забор, крыльцо и крышу восстановили. Реклама на крыше осталась и, по словам Корябкина, оказалась в несколько раз эффективнее стандартной щитовой, кафе же стало одним из самых посещаемых в сети.

Но успех закусочной все-таки в первую очередь зависит от местоположения. «Я исколесил все подмосковные трассы, — вспоминает Николай Корябкин. — Прикидывал: если вот тут открыть кафе, будет ли оно видно из проезжающего автомобиля? Есть ли там разрешенный съезд с трассы? Если у собственника земли нет официальной регистрации съезда, в любой момент у кафе может появиться «отбойник».

Основатель сети ресторанов быстрого питания «Теремок» Михаил Гончаров считает рынок придорожного общепита перспективным, но не самым привлекательным: вложения в кафе городского уровня окупятся и инвестор будет получать хорошую прибыль спустя три-пять лет после открытия (в Москве вдвое быстрее). «Теремок» рассматривал проект открытия своих точек на трассе М4 «Дон». «Мы отправили заявку организатору федеральной программы, в рамках которой на М4 будут строить фудкорты, выбрали потенциально интересные нам места, теперь ждем, когда нас пригласят», — делится планами Гончаров. По его словам, привлекло то, что власти обещали обеспечить операторов общепита нужной инфраструктурой.

У компании «Помпончик» затраты на подведение электричества, водоснабжение и организацию канализации занимают около 25% стоимости открытия одного кафе. Необходимость вкладываться в коммуникации и сложность логистики как раз и настораживает руководство столичных сетей фастфуда. «У нас есть несколько точек на трассах. Если есть предложения, мы, конечно, открываемся, но это зависит от ситуации. Просто так на трассе мы встать не можем — надо подключаться к электричеству и так далее», — замечает директор по маркетингу группы компаний «Крошка картошка» Михаил Кудрявцев.

 

Пока что основные конкуренты «Помпончика» — одиночные закусочные, которые то и дело появляются на трассах.

Производственные процессы в сети полностью отлажены, владельцы хотят воспользоваться этим для экспансии. Корябкин мечтает сделать свою сеть федеральной и начинает продавать франшизы в отдаленные от Москвы регионы, где сам не сможет контролировать бизнес. Запросы уже есть, первое кафе по франшизе появится в Брянске.

Но не все из 10 ранее запланированных собственных кафе будут открыты. «Все спорные варианты мы отодвинули и будем открывать только то, что точно выстрелит», — говорит Геннадий Некрасов. Год назад партнеры разместили «Помпончик» в торговом центре в Калуге. Кафе больше не работает: Корябкин уверяет, что это был эксперимент — требовалось понять, как работать в городских условиях. Теперь он знает, что нужно изменить в технологических процессах, как компактно размещать склады и т. д. Зачем это нужно? Столичные жители уже знают бренд «Помпончик», и владельцы намерены попробовать силы на московском рынке.

«Бизнес вообще — это эксперимент, где сочетаются удача и расчет, — говорит Николай Корябкин, постукивая пальцами по столу. — Мой пазл, кажется, складывается».