«Ресторан как инвестиция — это не просто деньги, это еще игра...» | Forbes.ru
$59.44
70.07
ММВБ2136.05
BRENT62.05
RTS1132.21
GOLD1283.16

«Ресторан как инвестиция — это не просто деньги, это еще игра...»

читайте также
+459 просмотров за суткиS&P признало дефолт Венесуэлы в валюте. Что это значит для «Роснефти» +84 просмотров за суткиБлестящее предложение: 10 лучших работодателей 2017 по версии Forbes +315 просмотров за суткиПять генеральных: женщины-СЕО крупнейших частных компаний России +191 просмотров за суткиЛюбви все рейтинги покорны: одно личное мнение +4 просмотров за суткиРождение Forbes 400: история создания рейтинга богатейших людей +11 просмотров за суткиВсе в плюсе: восемь богатейших людей мира разбогатели на $8 млрд +4 просмотров за суткиОбогнать инфляцию: сколько заработали НПФ для будущих пенсионеров за последние 8 лет? +1 просмотров за суткиВышел сентябрьский номер Forbes +7 просмотров за суткиАмансио Ортега стал самым богатым человеком планеты +897 просмотров за суткиМесто женщины: топ-10 богатейших россиянок – 2017. Рейтинг Forbes Woman +454 просмотров за суткиДебютантки рейтинга богатейших женщин России — 2017 +322 просмотров за суткиСамые состоятельные супруги госслужащих и депутатов России — 2017: рейтинг Forbes Woman +97 просмотров за суткиIT Crowd: богатейшие женщины в технологическом секторе — 2017. Рейтинг Forbes +4 просмотров за суткиИнтернет-магазины и производитель соусов: новички рейтинга публичных компаний Азии +38 просмотров за суткиБогатейшие технологические миллиардеры мира — 2017: рейтинг Forbes +125 просмотров за суткиСамые высокооплачиваемые актеры мира — 2017: рейтинг Forbes +13 просмотров за суткиAlibaba и $1,3 млрд: состояние Джека Ма резко выросло за день +160 просмотров за суткиМыльная опера: как зарабатывают самые высокооплачиваемые актрисы мира. Рейтинг Forbes — 2017 +266 просмотров за сутки10 самых высокооплачиваемых спортсменок мира 2017. Рейтинг Forbes +42 просмотров за сутки«Магнит» и «Норникель» вошли в список самых инновационных компаний мира по версии Forbes +6 просмотров за суткиСемеро лучших: лидеры глобального списка Forbes за последние 30 лет

«Ресторан как инвестиция — это не просто деньги, это еще игра...»

Борис Зарьков Фото Семена Каца для Forbes Life
Владелец ресторана White Rabbit Борис Зарьков в интервью Forbes - о международных рейтингах и спросе на русскую кухню

Флагманский ресторан группы White Rabbit Family – White Rabbit, принадлежащий Борису Зарькову занял 18-е место в британском рейтинге The World's 50 Best Restaurants. Об этом стало известно в ночь на вторник, 14 июня. White Rabbit — единственный российский ресторан в этом рейтинге. В этом году он повторно включен в престижный список (в 2015 году занимал 23-е место). Forbes поговорил с Борисом Зарьковым о преимуществах попадания в рейтинг, ресторанных трендах и выборе повара. 

— Много ли, на ваш взгляд, в Москве ресторанов, которые могли бы претендовать на места в международных рейтингах?

—The World's 50 Best Restaurants создан прежде всего для оценки авторской кухни или очень популярных проектов, продвигающих национальную, местную кухню. Акцент на продвижение русской кухни начал формироваться недавно, максимум в последние пять лет. Это стало интересно потребителям, появились дегустационные сеты, которых раньше не было. Серьезная авторская кухня как направление начала формироваться примерно тогда же. Мы в числе первых начали делать на этом акцент. Попадание ресторана в международный рейтинг — это оценка повара, как и звезды «Красного гида Мишлен», которые даются повару, а пользуется ими ресторан. Вопрос «Есть ли в Москве такого уровня ресто- раны?» подразумевает «Есть ли такого уровня повара?». Безусловно, есть. Это новое поколение поваров — наши Владимир Мухин и Анатолий Казаков, Сергей и Иван Березуцкие (Twins), Антон Ковальков («Фаренгейт»), Андрей Шмаков («Метрополь»), продвигающие русскую кухню. Они занимаются глубоким саморазвитием в этом направлении, а не просто жарят и парят.

— Если ресторатор хочет открыть заведение международного уровня в Москве, лучше «выращивать» своего повара или нанять звездного?

— Как показывает практика, лучше инвестировать в свои кадры, но тогда есть риски эти кадры потерять. Если говорить о создании ресторана мирового уровня, то именитый шеф-повар — это не очень хорошо. Он начнет прыгать с места на место, его будут постоянно приглашать где-то выступить. Очень похоже на шоу-бизнес. Шеф-повара — это люди, для которых важны не только деньги, они, как все творческие люди, занимаются креативом. Владимир, например, очень вырос за то время, пока мы сотрудничаем. Я не представляю, как бы мы создали этот ресторан, если бы он уже был именитым. Это результат комплексной работы.

— Вы не раз говорили, что цель попасть в рейтинг у вас и Владимира Мухина появилась еще в 2011 году. Почему на ее достижение ушло четыре года?

— На самом деле три. Номинировали нас в 2015 году, но рейтинг начинает формироваться за 18 месяцев. А до этого мы работали над имиджем White Rabbit. Нам нужно было сформировать образ ресторана в лице повара за рубежом. Владимир много ездил по поварским и кулинарным форумам и фестивалям еды. Мы знакомились с теми, кто занимается продвижением культуры еды в мире, приглашали их в Москву в наш ресторан. Когда жюри голосует за ресторан, у них нет выбора, например, из десяти названных. Они должны вспомнить о вашем ресторане и указать его, для этого нужно заранее постараться. Гастрономическое сообщество выбирает поваров, которые влияют на мировые тренды и показывают себя не только в качестве повара конкретного ресторана, но и как личности, которые продвигают культуру своей исторической кухни. Владимира заметили за рубежом, и сейчас около 60% гостей White Rabbit — это иностранцы.

— Попадание в 50 Best Restaurants как-то отразилось на финансовых показателях и посещаемости White Rabbit и планах ресторанной группы?

— От недостатка посещаемости мы никогда не страдали, у нас всегда был полный зал. В Москве мы уже были известны, а вот из регионов гостей прибавилось. Безусловно, для иностранных туристов попадание ресторана в рейтинг — это дополнительный повод посетить заведение. Но в целом по финансовым показателям и количеству гостей ничего сильно не поменялось. Был всплеск посещаемости на месяц, а потом все опять вернулось к обычным показателям. Сейчас мы готовим к открытию ресторан на 89-м этаже в Москва-Сити, запустим его в начале следующего года. Много таких проектов сразу сделать невозможно, это сильно зависит от шеф-повара, от его способностей, умения работать. Владимир работает очень много, он себя не жалеет, у него нет звездной болезни, что немаловажно. Когда ты становишься таким известным, тебя начинают приглашать на гастроли и у тебя выбор — продолжать работать над имиджем своим и ресторана или гастролировать. Несмотря на то что личность шеф-повара важна для попадания в рейтинг, не менее важна и его связь с рестораном. 

Если повар уходит — то и он, и ресторан сразу же вылетают из рейтинга.

— Как кризис повлиял на ресторанный бизнес высокого сегмента? Состоятельные посетители стали более требовательными?

— Во-первых, упал чек и люди начали меньше тратить. Самое интересное, что сейчас происходит: спрос падает, а конкуренция растет, потому что закрылось много проектов, а сильные ресторанные группы подобрали освободившиеся ниши и открывают новые качественные места. Конкуренция растет, спрос падает, перспективы неясны.

— Вы повышали цены в своих ресторанах?

— Нет, мы их понижали. Если сравнить цены до кризиса в рублях и нынешние, то сейчас они ниже. Московский тренд сейчас — это очень низкие цены, и есть рестораторы, которые его задают. Мы скорректировали меню, избавились от дорогих блюд. Это позволяет держать цены. Безусловно, мы теряем прибыль, потому что главное сейчас — это удержать гостей. Фудкост вырос, немного подрезаем другие косты.

— Первый ресторан вы открыли из расчета «как для себя». Стратегия оказалась проигрышной. Какие уроки вы из этого вынесли?

— Ресторан как инвестиция — это не просто деньги, это еще игра для человека, который хочет стать собственником и учредителем. В 2003 году мы с партнером открыли Poison и без глубокого понимания вопроса делали так, как, нам казалось, будет интересно нашим гостям, в частности нашим друзьям. Это была большая ошибка. Когда мы делали White Rabbit, уже было понятно, какая у нас целевая аудитория, что ей нравится, что не нравится. (Первый ресторан Борис Зарьков — выпускник МГТУ «Станкин» — открыл в 2003 году. Тогда он вместе с партнером инвестировал деньги, заработанные в автомоечном бизнесе. Ресторан Poison давно продан, а Зарьков с 2010 года руководит холдингом White Rabbit Family — сейчас это 10 ресторанов в Москве и шесть в Сочи. – Forbes)

Главное в этом бизнесе — понимать тренд, на что гость нацелен, что ему интересно. И эти тренды все время меняются. Если брать в разрезе, то несколько лет назад это были суши, сейчас тренд — монопродукты и на волне патриотизма — национальные продукты, рыбные и мясные. Я бы отметил такие проекты, как «Воронеж», «Рыбы нет», Erwin, «Сыроварня». Аркадий Новиков и Александр Раппопорт очень чувствуют рынок, они сейчас главные трендсеттеры.

— Патриотические настроения — это два последних года. А когда пять лет тому назад вы открывали ресторан русской кухни, вас поняли?

— Мы попали в тренд, когда уже глубоко этим занимались. В 2013 году, когда шла подготовка к Олимпиаде, мы запустили в White Rabbit сет, связанный с Краснодарским краем. На следующий год мы запустили сет «Юг России и Крым». Но это было чистое совпадение — ровно через два месяца Россия присоединила Крым! А потом ввели санкции. Наше продвижение русской кухни все время было связано с какими-то внешними событиями мирового масштаба. Всем это стало интересно, и мы оказались в тренде.

— Как дела у холдинга в Сочи? У вас там ресторанов немногим меньше, чем в Москве...

— В Сочи туризм бурно развивается, не в последнюю очередь из-за высоких курсов доллара и евро. Перспективы рынка для качественных ресторанов там огромные — еще и потому, что в июле открывается первое казино. Еще в 2013 году мы поняли, что качество услуг, которое будут оказывать в Сочи во время Олимпиады, повлияет на поток гостей после ее завершения. К первому ресторану мы добавили два проекта, к концу 2015 года появился четвертый. Но появились и сильные местные игроки, сейчас в Сочи заходят столпы гастрономии — Новиков, Раппопорт и так далее. Рынок там становится более конкурентным. С 2013 года мы открыли в Сочи восемь проектов, некоторые из них закрываем, когда склоны заканчивают работу.

— Устойчивы ли новые тренды в ресторанном бизнесе?

— Если сейчас снимут санкции, то вся эта популярность русского канет в никуда. И сразу наступит бум итальянских ресторанов.

Итальянская кухня, конечно, великая, но это основано только на качестве продуктов. Сейчас приходится работать с теми продуктами, которые есть в России. Они становятся все более качественными, но при этом остаются дорогими. Качественное мясо из Южной Америки и Австралии стоит гораздо дешевле, чем то же воронежское. На качественное сейчас есть спрос, и для фермеров это время развиваться.

— Есть ли смысл открывать рестораны русской кухни за границей?

— Нет, бессмысленно. Продвигать русскую кухню в ее классическом понимании — это значит продвигать советскую кухню, а она мало кому интересна. Это у нас она в крови, а иностранцам ее вкусовые характеристики вообще непонятны. Русская дореволюционная кухня — это Франция чистой воды. Русская кухня до времен Петра I — это просто термическая обработка продуктов и никаких соусов. Она была очень скудная в технологиях и очень простая — что вокруг поймали, то в печи и запекли. А при Петре I приехало много поваров голландцев и немцев, при Екатерине потянулись французы. Мы вообще очень падки на иностранные фамилии.

— Но ресторан с другой кухней вы за рубежом запланировали...

— Да, делаем проект в Дубае с ресторатором Александром Орловым. Это будет рыбно-крабовый ресторан, он откроется в конце этого года. В Арабских Эмиратах жарко, поэтому в ресторанном бизнесе там тренд на легкую еду. Вообще мы ищем площадки в странах с понятным трудовым и налоговым законодательством для ведения бизнеса. Сейчас для меня это чистый бизнес, но, безусловно, очень увлекательный. Он затягивает в область креатива. Когда я еду куда-то один или с семьей, то заранее планирую все обеды и ужины, сверяясь с ресторанными рейтингами. Если ты владеешь ресторанами, то обязан быть в тренде.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться