Когда мне было 25: дизайнер и миллионер Томми Хилфигер о важных уроках молодости | Forbes.ru
сюжеты
$58.77
69.06
ММВБ2143.99
BRENT63.25
RTS1148.27
GOLD1256.54

Когда мне было 25: дизайнер и миллионер Томми Хилфигер о важных уроках молодости

читайте также
Покемономания на подиумах: зачем Модные дома совмещают онлайн, показы и продажи Выйти из комнаты: как остаться лидером на рынке квестов Эффект масштаба: как наладить работу службы доставки при росте бизнеса На пределе: можно ли остаться на плаву при потере оборудования Крупные рыбы: кто делит рынок черной икры в России Опасные связи: о чем следует помнить при дроблении бизнеса Родственная связь: как руководить компанией из-под ареста На чужом опыте: сколько стоят венчурные ошибки Школа молодого миллиардера: онлайн-интервью с ментором Ольгой Сусловой Мобильная ставка: как продвигать компанию в интернете сегодня Дать порулить: как сильному родителю вырастить сильного ребенка Мы за стеной не постоим: как завлечь туристов из Китая Будущее торговли: как технологии меняют ритейл Какой запрос - такой ответ: чем хороша матричная система управления Опасное слияние: как не развалить свой бизнес, покупая конкурента Облачные кассы: ФНС хочет избавить торговлю от теневых оборотов "Рыдания действуют на должников лучше криков": как коллекторы получают долги Саботаж идей: как преодолеть сопротивление сотрудников изменениям Аттракцион для ритейлера: чем завлечь покупателей в торговый центр За кулисами: как собрать полный зал на бизнес-форум Наука долга: как бизнес может добровольно потерять свободу

Когда мне было 25: дизайнер и миллионер Томми Хилфигер о важных уроках молодости

Хилфигер Томми Forbes Contributor
фото Rex Features
Еще в школе Хилфигер создал первый бизнес, а в 25 лет стал банкротом. Из этого он вынес главный урок – каждый владелец должен знать мельчайшие детали собственного бизнеса

Я вырос в Элмире, штат Нью-Йорк. Я – сын ювелира, один из девяти детей. Детство прошло в типичном маленьком американском городке, где все знают своих соседей. С самого раннего возраста от всех нас требовалось работать: разносить газеты, стричь газоны, убирать снег. Это означало зарабатывать деньги, которых у меня не было. И я зарабатывал как мог. Мне нравилось работать.

В детстве я легко отвлекался. Творческая работа помогала мне это преодолеть, помогала мне сконцентрироваться. Вот поэтому я и тяготел к модной индустрии. Я в основном следовал стилю «преппи» – рубашки-оксфорд и чинос. С каждым моим годом мне казалось, что этот стиль выглядит все скучнее и скучнее. И я захотел его как-то изменить. В 18 лет я решил заняться модой.

В последнем классе школы я основал бизнес со своими школьными друзьями. Каждый из нас внес $125, и мы начали продавать джинсы. Затем мы открыли магазин под названием People’s Place. Он стал настоящей сенсацией. Доходило до того, что я продавал джинсы прямо из багажника своей машины - так сильно люди хотели их купить. К ужасу моих родителей, я решил не идти в колледж. Я действительно был уверен, что сам смогу научиться, как управлять компанией и развитием бренда, и получу свой «диплом» в «реальном мире».

Через несколько лет мы открыли магазины по всему штату Нью-Йорк на территориях колледжей. Это были разнузданные времена. Я все время мотался в Нью-Йорк и обратно, закупая одежду разных производителей, и параллельно проводил кучу времени в Studio 54 и других ночных клубах. Да, я отлично проводил время, но сильно отвлекался от своего бизнеса.

Мне было 25, когда мой бухгалтер подошел ко мне и произнес: «У тебя финансовые проблемы». Я сказал ему, что нужно взять заем в банке. Бухгалтер ответил: «Мы уже это сделали. Теперь тебе нужно найти где-то деньги или заявить о банкротстве».

Итак, я стал банкротом. Я был просто раздавлен. Я был сбит с толку. Ведь я начал с нуля, усердно работал, мы были так близки к тому, чтобы действительно достичь чего-то большого, но я отвлекся, отвел взгляд от мяча, так сказать. Я был уверен, что бизнес продолжит хорошо работать. Но он не продолжил, потому, что я не уделял внимания «деловой» части бизнеса.

Но банкротство оказалось лучшим уроком, который я когда-либо получал, оно стало моим дипломом, который я так никогда и не получил в колледже. Я заставил себя изучить детали бизнеса до малейших винтиков. Я был просто зациклен на этом. Я научился читать балансовый отчет. Я понял, как контролировать расходы, и понял, как строить бизнес на маленьком бюджете. В колледже вас учат бизнесу на кейсах других компаний. У меня перед глазами был собственный кейс.

Когда мне было 28, я собрал команду дизайнеров и добился того, что Jordache стал моим клиентом. Им понравился наш дизайн, но затем они решили, что не хотят ничего, кроме джинсов, и избавились от нас. Я снова оказался на обочине.Томми Хилфигер в People’s Place

Через год, в 1985-м, я решил, что пора создавать собственный бренд. Мой опыт подготовил меня к борьбе с крупными противниками. Я еще не был на финишной прямой, но уже определенно находился на старте. Я снова вернулся к своей идеи изменить стиль «преппи». Эта одежда по-прежнему не была крутой, а ее стиль оставался устаревшим. Я хотел, чтобы стиль «преппи» стал модным. И мы сделали это. «Преппи» в нашем понимании стал более неформальным, получил больше цветов и стал удобным для ношения.

У меня был производитель, который изначально поддерживал меня, но закупщики в магазинах не поняли мой дизайн и не покупали мою одежду. Я решил продать ее сам. Я сложил одежду в большую сумку и ходил по округе, стуча в дома. Я предлагал ее Macy's, Saks и Bloomingdale’s. Передо мной хлопали дверью. Я возвращался и стучал громче. Ключом к успеху оказалась настойчивость. Они в итоге оформили заказы на мою одежду.

И в этот раз я был готов. Я создал «дорожную карту» для компании. Я нанял звездную команду, чтобы помочь мне привести план в действие. И я действительно по-настоящему уделял внимание бизнесу каждый день. Мы были в нужном месте в нужное время. Как раз когда мы начали работу, мир начал одеваться более неформально.

В 1988 году наши продажи составили $25 млн. Мы достигли $500 млн к середине 1990-х. К концу 1990-х выручка выросла до $1 млрд. Я думаю, наш успех был смесью удачи, усердия и точного следования плану. Теперь, входя в крупную корпорацию PVH, мой бренд заработает от $5 млрд до $6 млрд в этом году. По всему миру находится 1200 магазинов Tommy Hilfiger. И есть большие перспективы для роста продаж бренда на развивающихся рынках.

Моя творческая сторона по-прежнему жива. Я до сих пор создаю уникальные модели одежды. Но в действительности с тех пор, когда мне было 25 лет, я чувствую себя больше бизнесменом, чем дизайнером.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться