Как британец получил годовой контракт на расшифровку записей АТЭС | Карьера и свой бизнес | Forbes.ru
$59.09
69.83
ММВБ1937.66
BRENT51.64
RTS1034.29
GOLD1292.40

Как британец получил годовой контракт на расшифровку записей АТЭС

читайте также
Победа Вексельберга: Питер Хамбро выбыл из совета директоров Petropavlovsk +3 просмотров за сутки«Тайный захват»: Питер Хамбро обвиняет Виктора Вексельберга +184 просмотров за суткиДорога на Уолл-Стрит: как маркетолог из Москвы построила карьеру в Нью-Йорке Вишенка на топе: кондитер по случаю +3 просмотров за суткиЛовкость рук: как компания «Иллюминарт» первой в России наладила выпуск светопроводящего бетона Ким Кардашьян Уэст: как заработать $45 млн на одной игре "Интуиция, красивая история, большая амбиция": каким был в бизнесе Сергей Выходцев Комплексный подход: как сделать новый бизнес из трех известных «Ресторан как инвестиция — это не просто деньги, это еще игра...» «Мои партнерские встречи очень короткие. Я, я и я ведем долгие дебаты» Меха ради: семейный бизнес Екатерины Акхузиной Сладкое место: как производство пастилы из промысла превратилось в бизнес Прессовать по-белому: как зарабатывать на мусоре Клиника в сети: кто претендует на роль Uber в медтуризме Злаковое мышление: как найти правильный образ при запуске нового бренда Валюта на выручку: восемь примеров малого бизнеса на экспорт Дело в стакане: как успешно продавать молоко, кефир и простоквашу Как на крыльях: сработает ли бизнес-модель Uber в авиации Отмороженные средства: зачем скупать разработки забытых лекарств Реакция замещения: как производители одежды пользуются подорожанием импорта Какой язык самый сложный?

Как британец получил годовой контракт на расшифровку записей АТЭС

Ирина Кружилина Forbes Contributor
Вильям Хэккетт-Джонс фото предоставлено
Почему британец Уильям Хэкетт-Джонс предпочел начать свое дело в Санкт-Петербурге

Уильям Хэкетт-Джонс (32 года) родился в Великобритании, в графстве Саффолк. В первый раз оказался в России еще школьником в 1994 году, когда приехал по обмену учить русский язык. «Тогда в школе можно было выбирать язык. Я уже говорил на французском, немецком и испанском, так что решил учить русский. Как раз в это время на выставке в Кембридже моя мама случайно познакомилась с ученым, князем Андреем Гагариным, после чего было решено, что я еду в Петербург. Первый раз в жизни я жил в квартире», — вспоминает Уильям, выросший в старинном фермерском доме с пятисотлетней историей.

После было еще несколько учебных поездок в Россию, а потом — университет в Глазго, где Уильям продолжил заниматься русским языком. На третьем году обучения он снова отправился в Петербург. Уже не по программе, а в свободном плаванье. Преподавал английский в языковых школах, а потом и частным образом.

Первый бизнес

Однажды, готовясь к занятиям, Уильям наткнулся на журнал Hot English, который издавали испанцы. Это такое красочное пособие для тех, кто учит английский, где в веселой и доступной форме представлены базовые правила грамматики и популярные идиомы. Ему понравилась идея, и он решил, что было бы здорово получить франшизу на издание. Связался с представительством в Испании, съездил к ним на встречу. «Переговоры прошли успешно, сначала представители журнала хотели получить €10 000 за франшизу, плюс ежемесячные проценты, но я договорился на €3000 плюс проценты», — рассказывает Уильям.

Прежде чем запустить проект, Уильям вернулся в Великобританию, чтобы окончить университет и еще раз все обдумать. Там у него было время составить бизнес-план, по предварительным подсчетам, нужно было €70 000. «Мама дала £35 000, это было значительно меньше, чем я рассчитывал, — вспоминает Уильям, — но я все равно решил делать журнал, бизнес-план пришлось переделать».

Уильям вернулся в Петербург и начал работу над изданием. Часть материалов Уильям писал сам — в России английский юмор любят, остальное присылали испанцы. «Я всегда хотел заниматься своим бизнесом, но опыта у меня не было, разве что подростковые эксперименты, я даже в офисе никогда не работал», — рассказывает предприниматель. Многие его друзья были готовы работать в проекте бесплатно, за идею. Но денег все равно не хватало. Уильям с возмущением вспоминает, что распространители удваивали цену журнала в своих точках продаж, но требовали с него €10 000 предоплаты за постановку на полку, пока не убедятся, что смогут продавать 500 экземпляров за месяц. На таких условиях ему удалось в итоге договориться с сетью «Метропресс».

У «Метропресс» было 55 точек продаж в городе. Уильям договорился, что журнал будет размещаться в 20 из них, выбрав те, что ближе к университетам. Однако после проверки оказалось, что журнал появился только в 7 точках. Конечно же, 500 журналов продать не удалось, за три месяца тестирования петербуржцы купили всего 360 экземпляров. Денег на продолжение платного сотрудничества с сетью у Уильяма не было — в итоге Hot English стали продавать в специализированных магазинах с обучающей литературой и по подписке (в год выходит 10 номеров). Способ продвижения Уильям тоже выбрал не затратный: вместо рекламы сделал ставку на формирование сообщества — устраивал вечеринки и акции, рассчитанные на целевую аудиторию.

Но заработать все равно не получалось.

Вторая попытка

«За полтора года я потратил все деньги. Испанцы, к которым обратился за помощью, посоветовали открыть языковую школу, аргументируя это тем, что так все делают и это приносит прибыль. Но школу открывать мне совсем не хотелось, поэтому я отказался от сотрудничества и стал выпускать журнал под другим именем — Cool English. За €300 в месяц испанцы продолжали присылать мне часть материалов», — рассказывает Уильям. В это же время в Петербурге он познакомился с бизнес-консультантом из США, который стал помогать ему в управлении изданием за долю в 20% компании. Сам же Уильям мог углубиться в редакционную политику.

Но требовались еще деньги. Инвестором крохотного издательского бизнеса стал… Питер Хамбро, представитель всемирно известной банковской семьи и основатель золотодобывающей компании Peter Hambro Mining. Каким образом? Уильям встретился с ним, когда приехал на каникулы домой, в Британию. «Нас познакомил мой друг, я рассказал Питеру про свой журнал, ему понравилась идея и он дал мне £35 000», — вспоминает Уильям. Однако и после этого не все шло гладко. Консультант посоветовал Уильяму нанять больше людей, нашел просторный офис. «Было ощущение, что мы делаем большое дело, но в то же время что-то постоянно шло не так, — вспоминает Уильям. — Оказалось, что мы просто тратим деньги инвестора на то, чтобы увеличить компанию, а не продажи. Поэтому в один не самый приятный августовский день мне пришлось расстаться и с американским консультантом, и с 13 из 18 сотрудников. Мы снова переехали в маленький офис». Питер Хамбро отнесся к ситуации спокойно и снова помог деньгами.

На тот момент в компании вырос свой человек, разбиравшийся в финансах, — Татьяна Кузнецова, которая за два года работы в журнале изучила все процессы. Ей-то Уильям и доверил все вопросы, связанные с управлением. Она вывела компанию из кризиса. Сеть языковых школ English First начала регулярно заказывать часть тиража, выпустили новый журнал Business English. «Все было просто прекрасно, я занимался любимым делом, которое наконец-то стало приносить небольшую прибыль», — вспоминает Уильям.

Но в начале 2009 года кризис дал о себе знать. English First прекратила закупки, рекламодатели один за другим стали отказываться от сотрудничества. Журнал еще какое-то время просуществовал онлайн, но попытки его спасти не увенчались успехом. Пришлось уволить последних сотрудников и занять денег, чтобы выплатить зарплаты, долги перед типографией и компанией-разработчиком, аренду. Еще два года Уильям расплачивался с долгами, которые он взял на себя лично. «Город-то у нас маленький», — комментирует англичанин. С журналом было покончено.

Как в кино

Остались только заказы на переводы, которыми Уильям стал заниматься еще в декабре совместно с американцем Тэтчером Майнзем. Изначально планировалось, что у Уильяма будут две компании — Cool English и Eclectic Translations (так они назвали свое переводческое бюро). Но журнал ушел в небытие, и все силы были брошены на переводы. «Денег у нас почти не было. Спасала кредитная карта Тэтчера с лимитом в $3500 -— этих средств хватило, чтобы платить зарплаты первые пару месяцев, пока не поступили первые платежи от клиентов», — вспоминает Уильям.

Первым клиентом стала пивоваренная компания «Балтика», в тот момент они как раз вошли в состав международной группы Carlsberg и требовалось переводить много пресс-релизов, внутренних документов, оказывать помощь с устными переводами на встречах.

Дело пошло. «У нас было несколько знакомых хороших переводчиков, впоследствии они стали рекомендовать нас другим профессионалам», — вспоминает Уильям. Ставку сделали на качество. Первое правило — переводить только на свой родной язык. Второе правило — нужно всегда давать оценку работе переводчика, чтобы у него была возможность профессионального роста. Правило третье — каждый текст должен проходить через переводчика, редактора и литературного редактора. Редактировал тексты Тэтчер, литературной редактурой занимался Уильям. Параллельно с этим Уильям время от времени занимался озвучкой фильмов на английском языке. Часто англичанин сталкивался с тем, что текст, который ему надо произносить, написан грамматически неверно, так что вскоре Eclectic Translations стало получать заказы еще и на перевод сценариев.

Времена, по признанию Уильяма, были непростые. Случались месяца, когда они не платили себе зарплату, бывало, что заказчик не оплачивал счет. Рекламой никто не занимался, но сарафанное радио никто не отменял, тем более что Уильям, по природе общительный и веселый, любил быть в центре событий, знакомиться с новыми людьми и ходить на светские вечеринки. Так что вскоре подвернулась возможность начать сотрудничество с Петербургским экономическим форумом.

Компания получила заказ на расшифровку записей со встреч, проходивших на Форуме. Ребята уцепились за эту возможность, хотя ничего подобного в жизни не делали. «Конечно, мы убедили заказчика, что хорошо разбираемся в своем деле», — вспоминает Уильям. Задача была расшифровать сессию за 24 часа. В интернет-кафе было забронировано 30 мест для фрилансеров, готовых начать работу по щелчку, как только придут заветные записи. Однако произошла накладка, записи задержали, поэтому и сдачу заказа компания тоже задержала. Но заказчик отнесся к ситуации с пониманием. Оборот компании за первое полугодие в 2010 году составил 633 000 рублей, что раньше переводчикам и не снилось. Eclectic Translations по сей день сотрудничает с форумом.

Помимо Экономического форума Eclectic Translations сотрудничает с АТЭС — заключили годовой контракт на расшифровку записей. Были еще Газовый форум и Юридический форум. Но больше всего Уильям гордится работой с кинематографом, возможность на работе быть причастным к искусству — большое счастье для англичанина, который даже в своем офисе порой устраивает импровизированный театр. «Мы переводили титры для фильма Андрея Звягинцева «Елена», были очень рады, когда фильм получил приз зрительских симпатий на фестивале в Каннах», — рассказывает Уильям. Также ребята работали над переводом сценария фильма «Сталинград» Федора Бондарчука. А недавно к ним в офис в Петербурге заглянула Рената Литвинова, чтобы обсудить перевод сценария ее нового фильма — «Последняя сказка Риты». Оборот компании за первое полугодие 2012 года — 19 млн рублей.

«Мы стараемся улучшить имидж России, чтобы она стала более понятной и привлекательной для западных стран. И чтобы российское кино было более понятным для западного зрителя, поэтому особенно важно учесть все культурные особенности при переводе сценария. Что касается бизнеса в России в целом, то как бы смешно это ни казалось, но в лозунге «Россия — страна возможностей» много правды. Мы нашли свободную нишу и начали развивать рынок переводов. В Англии мне надо было бы 20 лет отработать в индустрии, прежде чем я бы смог рассчитывать на таких клиентов как «Балтика» и ПЭФ, а тут я сэкономил пару десятков лет», — подводит итог Уильям.