Как Иван Таврин получил в управление часть активов Алишера Усманова | Карьера и свой бизнес | Forbes.ru
$57.5
67.72
ММВБ2071.83
BRENT57.95
RTS1134.45
GOLD1280.61

Как Иван Таврин получил в управление часть активов Алишера Усманова

читайте также
+19 просмотров за суткиGoldman Sachs забрал за долги бывшую яхту Усманова +1 просмотров за суткиСамоирония и интерактив как способы разрядить обстановку и помириться с клиентом +3 просмотров за суткиМиллион от миллиардера: Усманов запускает конкурс стартапов в социальных сетях +3 просмотров за суткиМутная сделка: Алишер Усманов не продал, а Михаил Гуцериев не купил +5 просмотров за суткиДозвон снизился на 20-30%: в работе «Мегафона» произошел второй за месяц сбой +3 просмотров за сутки«Усманова попросили»: как участники ПМЭФ реагируют на дуэль миллиардера с Навальным +1 просмотров за суткиБитва за YouTube: удалось ли Усманову победить Навального в соцсетях +12 просмотров за суткиУсманов выиграл суд у Навального. Кто на самом деле является победителем? +1 просмотров за суткиАлло, мы ищем таланты: Усманов раздаст iPhone 7Plus за «творчество» по мотивам его обращений +3 просмотров за суткиСлово «изнасилование» в решениях судов не упоминается: представители Усманова ответили Навальному +14 просмотров за суткиПодарок для миллиардера: самые дорогие яхты на продажу +9 просмотров за сутки«Тьфу на тебя еще раз»: Усманов записал второе видеообращение к Навальному +5 просмотров за суткиСерийные яхтовладельцы: как растут амбиции и лодки миллиардеров Кремль промолчал, МИД прокомментировал: первая реакция на обращение Усманова к Навальному +2 просмотров за сутки«Ты бы, Лёш, поглубже расследовал»: Алишер Усманов записал видеообращение к Навальному +21 просмотров за суткиИм не страшна национализация: 10 миллиардеров с наибольшими активами за рубежом +3 просмотров за суткиЯхты Усманова и Алекперова получили World Superyacht Awards +4 просмотров за суткиУправляющие и младшие партнеры миллиардеров в рейтинге богатейших Forbes +4 просмотров за суткиМечта налогоплательщика: как Алишеру Усманову удается быть резидентом РФ и Швейцарии +12 просмотров за суткиКлуб 33 миллиардеров: кто контролирует более 50% капитала участников списка Forbes +783 просмотров за сутки25 богатейших бизнесменов России — 2017

Как Иван Таврин получил в управление часть активов Алишера Усманова

Иван Таврин фото Юрия Чичкова для Forbes
Кто стоит за последними будоражащими новостями о перестановках и закрытии изданий в ИД «Коммерсант», готовящейся покупке «Мегафоном» доли в «Евросети», IPO сотового оператора?

Но ни одна другая новость в этом году не будоражила медиарынок так, как эта. В начале июня владелец холдинга «Коммерсантъ» Алишер Усманов (№1 в списке Forbes) уволил гендиректора холдинга Демьяна Кудрявцева, которого сам же назначил на эту должность месяцем ранее. Кудрявцев шесть лет руководил входящим в холдинг издательским домом «Коммерсантъ», но кресло под ним зашаталось после публикации в журнале «Власть» в декабре 2011 года фото избирательного бюллетеня с нецензурной надписью в адрес Владимира Путина. Место Кудрявцева занял Дмитрий Сергеев из принадлежащей Усманову же компании ЮТВ. А руководить всем холдингом «Коммерсантъ» в ранге председателя совета директоров миллиардер поручил Ивану Таврину — совладельцу компании ЮТВ и главе «Мегафона».

Иван Таврин к этому времени прославился как специалист по слияниям, поглощениям и продажам медиаактивов. Дипломат с волчьей хваткой — так характеризуют его знакомые. За 13 лет в медийном бизнесе Таврин из совладельца рядового рекламного агентства превратился в партнера богатейшего бизнесмена России. А состояние самого Ивана Таврина Forbes оценивает в $500 млн (№188 в рейтинге). Как 36-летнему бизнесмену удалось этого добиться?

В 2005 году в собственности РМГ было восемь телестанций. И Тим Макдональд предложил Таврину обменять купленные активы примерно на 10% акций компании Independent Network Television Holding, владеющей ТВ3. На следующий год партнеры уже вместе приобрели еще несколько региональных станций и объявили, что готовят канал к IPO. Последовавшей сделки на медиарынке никто не ожидал. «Поначалу планы выхода на IPO были вполне искренними, мы каждую неделю собирались на совещании у Тима», — вспоминает бывший директор ТВ3 Илья Удачин. Но в декабре 2006 года принадлежащий Владимиру Потанину холдинг «ПрофМедиа» купил ТВ3 целиком за $550 млн (при годовой выручке канала $25 млн).

О желании «ПрофМедиа» приобрести приличный телеканал Таврин узнал от своего знакомого — управляющего директора «Ренессанс Капитала» Дмитрия Крюкова. И, не медля, договорился о встрече с гендиректором «ПрофМедиа» Рафаэлем Акоповым. Иван назвал сумму с премией к той, в которую оценили ТВ3 при подготовке к IPO. Иные подробности переговоров неизвестны, но согласие Потанина было получено через несколько дней. 30-летний Иван Таврин из известного в узких кругах скупщика медийных активов превратился в успешного мультимиллионера (за свою долю в ТВ3 он получил $55 млн — на 400% больше, чем инвестировал).

Встреча состоялась накануне выходных, а уже в понедельник Стрешинский сообщил Таврину, что Усманов готов с ним познакомиться. Неудивительно: на покупку Муз-ТВ и 7ТВ Усманов, по данным источника, осведомленного об условиях сделки, потратил около $400 млн, а выручка обоих каналов в 2008 году составила 1,4 млрд рублей. Миллионер и миллиардер договорились о создании на паритетных началах новой компании — «ЮТВ-холдинга». 50% долей Таврин и его партнеры получили в обмен на 33 телестанции «Медиа-1». В конце августа 2009 года сделка была закрыта.

«Мое первое впечатление о Таврине было хорошее, но в дальнейшем оно стало еще лучше», — рассказал Алишер Усманов Forbes. Знакомый с миллиардером медиаменеджер поясняет, чем именно приглянулся ему молодой предприниматель: «Усманов любит, когда его освобождают от проблем. Иван был готов это сделать. Он говорил на языке, понятном Алишеру Бурхановичу: вот здесь вы теряете деньги, а мы с этим разберемся. Таврина, как и Усманова, телевидение интересовало только в «бизнесовом» ракурсе». Младший партнер Таврина Игорь Мишин говорит, что поначалу очень осторожно относился к сделке — опасался, что Усманов «задавит» Таврина своим авторитетом и бизнесом в итоге будут управлять люди, близкие к миллиардеру. Но Иван Таврин отстоял свое право на управление объединенным бизнесом.

Купи-продай

Таврин не отказался от общения с Forbes, но официально не стал комментировать ни одного факта своей биографии. Его друзья, партнеры, конкуренты и бывшие подчиненные оказались более словоохотливыми.

Карьеру будущего мультимиллионера предопределили два человека: реальный и вымышленный. Настольными книгами юного Таврина были романы «Финансист», «Титан» и «Стоик» — трилогия Теодора Драйзера. Историю дельца Фрэнка Каупервуда он перечитывал десятки раз. Деньги Иван начал зарабатывать, еще учась в школе, — торговал джинсами и матрешками в районе Арбата. А в 1993 году, поступив на международно-правовой факультет МГИМО, нанялся в рекламное агентство. Заняться рекламой — новым в то время и перспективным делом — Ивану посоветовал отец. Владимир Таврин, прежде руководивший «Совтелеэкспортом», возглавил в начале 1990-х представительство канадского канала Super Chanel в России.

Получив первый опыт, Иван через три месяца ушел в свободное плавание, разыскивая клиентов для рекламных агентств за процент от стоимости контракта. Он все время что-нибудь продавал — не рекламу, так кофе и «сникерсы»: покупал несколько коробок в одном районе Москвы и продавал в другом с накруткой 20%. Наконец, в 1996 году Таврин вместе с приятелем Сергеем Власовым учредил рекламное агентство «Констракт». Когда агентство заполучило первый значительный контракт с южнокорейской корпорацией Lotte, Иван по ночам инспектировал московские троллейбусные парки — проверял, на все ли троллейбусы нанесена реклама заказчика.

И тут Таврину снова помог отец. Работая в Super Channel, Владимир Константинович познакомился с директорами многих региональных телестанций. Пользуясь отцовскими связями, Иван наладил продажу рекламы в регионы, в то время как большинство столичных агентств кормилось преимущественно от московского рекламного рынка. В 1997 году он предложил Власову разделить бизнес — уступил партнеру Москву, оставив за собой регионы. И не прогадал.

К 2000 году выручка «Констракт регион» превысила $10 млн. «Это было одно из самых активных и упорных агентств, — вспоминает Сергей Петров, заместитель генерального директора «СТС Медиа». — Таврин буквально выгрызал место под солнцем,  желая всегда получить максимум». Возможно, Таврин продолжал бы «грызть» дальше и стал одним из крупнейших федеральных медиаселлеров, если бы не знакомство с гендиректором телекомпании ТВ3 Тимом Макдональдом. Однажды во время дружеской беседы тот предложил Таврину неформальную сделку.

Как объяснил Макдональд, российский рынок телевещания будет развиваться по тому же пути, что некогда американский, — скупки региональных станций федеральными телекомпаниями. В начале 2000-х годов в России существовало несколько сотен независимых телестанций, транслирующих программы федеральных и местных каналов. Рынок был совсем не консолидирован, первопроходцами стали СТС и РЕН-ТВ, в 1997 году начавшие собирать региональные станции. Макдональд намекнул Таврину: если сейчас, пока цена вопроса невысока, он займется тем же самым, то потом сможет продать купленные активы с хорошей премией. А пока ТВ3 готова поставлять ему контент для вещания.

Таврин прикинул свои возможности и решил воспользоваться шансом. В 2001 году он зарегистрировал компанию «Региональная медиа группа» (РМГ). В партнеры Иван позвал бывшего однокурсника Дмитрия Сергеева, работавшего на тот момент начальником одного из отделов юридического управления Альфа-банка.

Рейд по провинции

«Региональная медиа группа» заинтересована в покупке вашей станции. Если вы готовы к переговорам, звоните по указанному телефону». Такое стандартное письмо, по словам Дмитрия Сергеева (ныне гендиректора «Коммерсантъ-холдинга»), рассылалось владельцам провинциальных телекомпаний. Таврин выбирал станции, приемлемые по техническому состоянию, но обремененные различными проблемами, в том числе финансовыми. РМГ, как говорят, даже не приходилось занимать деньги — Таврину якобы хватало доходов «Констракт региона». Первую покупку он сделал в Казани, потратив всего несколько сотен тысяч долларов. Телекомпания пребывала в плачевном состоянии — вещание остановлено, директор пустился в бега. На решение проблем с обязательствами и запуск вещания ТВ3 понадобилось около трех месяцев.

Для Таврина была важна скорость консолидации активов. В поиске объектов для покупки он все чаще сталкивался с конкурентами — федеральными вещателями: СТС, ТНТ и РЕН-ТВ. «Мы приезжали с договором, печатью и фактически с деньгами. Так что договор подписать можно было сразу. А у конкурентов — совет директоров в Москве, и очень долго нужно ждать due diligence и одобрения сделки», — рассказывает Дмитрий Сергеев. Бывший заместитель гендиректора РЕН-ТВ Сергей Исаков подтверждает: «В нашем соперничестве за ту или иную станцию чаще всего выигрывала РМГ, и всегда за счет того, что быстро принимались решения. Им не нужно было ни с кем советоваться для снижения или повышения цены. Продавец говорил: у меня завтра переговоры с СТС, они предлагают столько-то. Иван отвечал: пожалуйста, мы согласны, — и протягивал договор».

В ту же реку

Что делать с полученным богатством? Таврин решил пойти по знакомому пути. Причем на этот раз задумал «пропылесосить» сразу два рынка — телевизионный (более половины региональных телевизионных станций все еще были независимыми) и радийный.

Идея собирать радиостанции появилась, в общем-то, случайно. Иван Таврин некогда купил телеканал в Кемерово. По условиям сделки помимо этого актива ему отошла местная радиостанция. Телеканал в итоге достался ТВ3, а радио Таврин оставил себе. Кемеровская станция стала зерном, из которого он вырастил холдинг «Выбери радио». Но приоритетным для него был телевизионный рынок.

Вместе с фондом Elbrus Capital, созданным Дмитрием Крюковым, и владельцем екатеринбургского «Четвертого канала» Игорем Мишиным Таврин сформировал холдинг «Медиа-1». Средств для настойчивой скупки было достаточно. «Иван просчитывал сделку с учетом роста рынка и делал предложение с премией. Но так, чтобы рынок через некоторое время с лихвой компенсировал бы его переплату», — объясняет красноярский предприниматель Игорь Юсьма, продавший Таврину один из своих активов. Сергей Петров из «СТС Медиа» рассказывает, что в борьбе с Тавриным за покупку станций СТС выигрывала не всегда, несколько раз побеждал соперник: «Нам необходимо было провести аудит, утвердить решение в инвестиционном комитете. А владельцы станций говорили: «Таврин предлагает нам деньги завтра».

Дмитрий Сергеев вспоминает, как однажды Таврин, он сам и их партнер по «Выбери радио» Евгений Чермашенцев спешили на самолет, летящий в один из сибирских городов, — намечалась интересная сделка. Проливной дождь. Мост через Москву-реку перед Павелецким вокзалом безнадежно закупорен автомобильной пробкой. Партнеры выскочили из своего «мерседеса» и побежали к вокзалу. Сергеев, отстав, крикнул Таврину: «Больше не могу!» Тот остановился и, переводя дыхание, сказал: «Слушай, а так ли нужна нам эта станция?» За несколько секунд задумчивость на лице Таврина сменилась решимостью: «Нет, побежали!» Опоздай они тогда на рейс, телевизионная станция была бы куплена конкурирующим холдингом. Таврин просто не мог такого допустить.

Основатель «Медиа-1» категорически не любил отступать. Дмитрий Крюков рассказал Forbes, как однажды выступал с Тавриным в паре в теннисном турнире: «Мы проиграли очень упорный матч. Иван расстроился, будто потерпел большую неудачу. Пришлось пойти «заливать» поражение. Я тогда понял, что он ко всему в жизни так относится — хочет во всем побеждать». И все-таки однажды Таврин потерпел крах и на деловом поприще.

К 2009 году «Медиа-1» объединял около 30 телестанций. «СТС-Медиа» предлагал Таврину купить «Медиа-1» за $200 млн, но тот не согласился, посчитав цену неадекватной. Дмитрий Сергеев утверждает, что Таврин не планировал банальную перепродажу активов, а хотел выстраивать полноценный телевизионный бизнес. Пока что станции «Медиа-1» работали вразнобой, транслируя программы разных каналов. Оптимальным казалось перевести их на вещание под одним брендом. Обсуждалась идея распространить вещание «Четвертого канала» на все станции холдинга, но от нее отказались. Таврин начал переговоры с Disney. С главой представительства Disney Мариной Жигаловой-Озкан он познакомился, когда та была заместителем гендиректора «ПрофМедиа».

За 49% «Медиа-1» американцы согласились заплатить около $200 млн. Была подана заявка на одобрение сделки в ФАС. Однако в феврале 2009 года пришел отказ. «Было представлено акционерное соглашение, где давались ссылки на приложения, которые в том числе определяли порядок контроля общества. Нам эти приложения так и не были представлены. А информация, представленная в неполном объеме, не может считаться достоверной», — пояснил Forbes заместитель руководителя ФАС Андрей Кашеваров.

Один из партнеров Таврина Игорь Мишин намекает, что, несмотря на полную аполитичность проекта, некие влиятельные люди во власти противились сделке: «Они сыграли на том, что с мейджорами договорился не уполномоченный властями человек, а «парень с улицы». Бывший топ-менеджер «Медиа-1» утверждает, что предоставить неполноценную документацию Disney не мог ни при каких обстоятельствах (в самом представительстве историю не комментируют). Как он признает, в компании «недостаточно поработали для того, чтобы доказать власти, что новый канал не помешает».

Полный реванш

Неизвестно, как Таврин перенес провал проекта с Disney, но от удара он оправился быстро. «Иван — это сгусток энергии, он генерирует колоссальное количество разных идей и потенциальных сделок», — замечает Дмитрий Крюков из Elbrus Capital. «Он нереально работоспособен», — добавляет Игорь Мишин. Маленькая деталь: увлекаясь беговыми лыжами, Таврин, желая проверить себя на выносливость, однажды пробежал лыжный марафон.

В мае 2009 года знакомый Таврина в усмановском «АФ Медиа Холдинге» — гендиректор 7ТВ Рубен Оганесов — организовал ему встречу с Иваном Стрешинским, топ-менеджером Алишера Усманова, отвечающим за телекоммуникационный, медиа- и интернет-бизнес. В поисках путей развития «Медиа-1» Таврин сопоставил список своих активов и «АФ Медиа». Оказалось, что в 29 из 33 городов, где присутствует «Медиа-1», вещают телеканалы Усманова: где-то — Муз-ТВ, где-то — 7ТВ. Создание общей сети станций позволило бы везде наладить вещание обоих каналов с большим охватом зрителей — следовательно, повысить их доходность. С таким предложением Таврин и вышел на Стрешинского.

Став гендиректором ЮТВ, он нещадно сократил затраты: уволил несколько сотен сотрудников, а значительную часть телепроизводства отдал на аутсорсинг. Наконец, перевез офисы телеканалов из дорогого Останкино в бизнес-центр на Варшавском шоссе и даже установил лимиты на пользование связью и услугами водителей для топ-менеджеров. 2010 год Муз-ТВ и 7ТВ завершили без убытков, собрав на двоих 2,6 млрд рублей выручки.

Таврин не был бы Тавриным, если бы не попытался реанимировать проект с Disney, имея ресурсы, какими никогда не обладал. Американцам было предложено 49% долей 7ТВ. На этот раз ФАС не обнаружила в заявке покупателя никаких недочетов. Примечательно, что в октябре 2011 года — накануне объявления о сделке — Усманов, Таврин и главный исполнительный директор Walt Disney Co Роберт Айгер получили десятиминутную аудиенцию у премьер-министра Владимира Путина.

Все опрошенные Forbes игроки медиарынка сходятся во мнении: ключевым фактором успеха стало участие Усманова в сделке. «Поколение Ивана упрощает путь от бизнес-проекта до реализации самого проекта и не учитывает многие компоненты психологического и даже иногда политического свойства», — аккуратно откровенничает Алишер Усманов. 31 декабря 2011 года 7ТВ перешел на вещание под брендом Disney. Американцы заплатили за 49% телеканала $300 млн, тогда как Усманову 7ТВ обошелся примерно в $100 млн.

В «мегафоне»

В начале 2012 года Таврин занял должность заместителя генерального директора «Мегафона». Через несколько месяцев, 20 апреля он переместился в кресло генерального директора компании. Еще спустя несколько дней контролирующим акционером «Мегафона» (50% плюс 1 акция) стала принадлежащая Алишеру Усманову компания «АФ Телеком». Вслед за новым генеральным директором в компанию перешли топ-менеджеры «Медиа-1». В частности, гендиректор телеканала Disney Константин Лиходедов возглавил столичный филиал «Мегафона», а отвечавший за радиобизнес Евгений Чермашенцев стал советником Таврина. Прежний генеральный директор «Мегафона» Сергей Солдатенков возглавил совет директоров.

В ближайшем окружении Таврина отмечают, что от такой должности он просто не имел возможности отказаться. «Если в 35 лет есть шанс руководить компанией, которую человек к такому возрасту не построил сам, и есть амбиции расти дальше, нужно им пользоваться», — говорит источник в «Мегафоне». Но, по словам одного из партнеров Таврина, решение стать наемным директором далось ему нелегко: «Иван всегда был хозяином своего бизнеса».

Сейчас компания серьезно отстает от конкурентов по доле рынка: у «Мегафона» она составляет 26%, в то время как у МТС — 37%, а у «Вымпелкома» — 35%.

Что может принести Таврину «Мегафон» кроме опыта топ-менеджера, игравшего в высший лиге? По мнению источника, близкого к медиахолдингу Алишера Усманова, предыдущая команда «Мегафона», с точки зрения продвижения продукта, была одной из самых сильных на рынке. Но эта команда помнила нескольких владельцев, и ее лояльность к нынешнему собственнику была неясна. «Мегафону» нужна была «зачистка», — поясняет источник, — а сейчас компании предстоит «упаковка».

«Мегафон», чью стоимость аналитики оценивают в $20 млрд, готовит IPO, старт которого в очередной раз отложен на середину осени в связи со скверной рыночной конъюнктурой. В подобных ситуациях обычая практика — щедрый опцион для топ-менеджера, который в случае удачного размещения принесет ему несколько десятков миллионов долларов. Источники Forbes не смогли определенно ответить на вопрос, есть ли у Таврина опцион акциями компании, но в публичных документах «Мегафона» говорится, что 200 ключевых сотрудников компании, включая гендиректора, наделены «фантомными акциями», курс которых меняется в зависимости от изменения стоимости компании — их стоимость выплачивается менеджерам через несколько лет работы. Зато, по словам знакомого с ситуацией источника, Таврин может получить долю в USM Holding, компании, в которую Усманов и его партнеры планируют объединить свои активы. Для менеджеров Усманова, в число которых входит Таврин, может быть зарезервировано около 10%.

Эпоха Таврина

После реорганизации Муз-ТВ и 7ТВ и сделки с Disney доверие Усманова к младшему партнеру укрепилось. В январе 2012 года Иван Таврин был назначен председателем совета директоров ЮТВ. В апреле — гендиректором компании «Мегафон». Усманов ввел Таврина в советы директоров «Телекоминвеста» и Mail.ru Group. А в июне 2012 года Таврин возглавил совет директоров холдинга «Коммерсантъ», назначив гендиректором Дмитрия Сергеева.

Медийщики восприняли перестановки в руководстве ИД как наступление на свободу слова. И на то были все основания: после публикации скандального фото избирательного бюллетеня издательский дом покинул главный редактор журнала «Коммерсантъ-Власть» Максим Ковальский, лишился поста гендиректор холдинга Андрей Галиев, а гендиректор ИД Демьян Кудрявцев заявил, что уйдет в отставку по окончании контракта. Полномочия он сложил, но не ушел, был повышен, а потом все-таки уволен.

Пошли разговоры, что «Коммерсантъ» готовят к продаже. Слухи усилились после того, как Таврин закрыл телеканал «Коммерсантъ-ТВ» и журнал Citizen K. «Если дадут такую цену, которая меня устроит, все продается, — заявил Алишер Усманов в интервью Forbes. — Но у меня вопрос о продаже «Коммерсанта» не стоял, не стоит и, скорее всего, не будет стоять. Продавать «Коммерсантъ» не собираюсь». Зачем же тогда «Коммерсантъ» передан в ведение Ивана Таврина? Усманов поясняет: «Он честный, прямой и, главное, эффективный. Он во всех моих медийных проектах, возможно, будет управляющим партнером».

Старший партнер уверяет, что Таврин привнесет «новое видение» в развитие холдинга с учетом перемен в медийных технологиях и на рекламном рынке, а также сможет «правильно выстроить взаимодействие холдинга с другими активами группы». Дмитрий Сергеев уверяет, что на этом процесс ликвидации проектов в издательском доме завершен. Однако ни он, ни Таврин, ни Усманов не говорят о стратегии развития «Коммерсанта» в подробностях.

«Коммерсантъ» пережил три эпохи, — рассуждает Алишер Усманов. — Я думаю, следующая эпоха, связанная с именем Таврина, тоже будет достаточно успешной и сохранит «Коммерсантъ» как один из лучших брендов в СМИ». Дмитрий Крюков вспоминает, как пять лет назад на инвестиционном комитете фонда, будучи под впечатлением от общения с Тавриным, заявил, что тот рано или поздно станет российским Мердоком или Мэлоуном (оба — крупные международные медиаинвесторы). Но место российского Мердока уже занято Юрием Ковальчуком. Мэлоуном, похоже, стал Алишер Усманов. Впрочем, быть в 35 лет доверенным партнером российского миллиардера №1 тоже неплохо.