Почему владелец «Техносилы» променял компанию на космос | Forbes.ru
$59.03
69.61
ММВБ2131.91
BRENT62.74
RTS1132.45
GOLD1292.57

Почему владелец «Техносилы» променял компанию на космос

читайте также
+95 просмотров за суткиФастфуд класса люкс: как россиянка кормит итальянцев икрой и шампанским +16 просмотров за суткиМиллиардер Рыболовлев в курсе краха «швейцарской Tesla», но интерес к энергонакопителям не потерял +9 просмотров за суткиКак работает закон о банкротстве: банки лукавят, суды не торопятся, граждане не знают +5 просмотров за суткиЗа долги ответишь: как привлечь владельца бизнеса к личной ответственности при банкротстве +1 просмотров за суткиБегство должников: как не пасть жертвой чужого банкротства +3 просмотров за суткиПять советов предпринимателю: что делать, если компания на грани банкротства +1 просмотров за суткиЭкономический прагматизм: трансграничное банкротство увеличит шансы кредиторов на возврат денег Банкротство банков: как юрлица могут вернуть свои деньги? +6 просмотров за сутки«Платформа для продажи всего»: зачем Михаил Гуцериев купил «М.Видео» +3 просмотров за суткиГордость и предубеждение: инструкция по разрушению собственного бизнеса +1 просмотров за суткиОрганизационная анатомия: пять причин, почему умирают компании +5 просмотров за суткиВойна в онлайне. Из-за чего поссорились акционеры «Юлмарта» Вышел январский номер Forbes +2 просмотров за суткиВсе о технологиях продления жизни — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad +1 просмотров за суткиВышел декабрьский номер Forbes Все об Алексее Улюкаеве — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad +1 просмотров за суткиСергей Романчук: "Если вы не знаете, откуда изымается прибыль, то, скорее всего, ее делают на вас" +1 просмотров за суткиЖизнь после «Копейки». Александр Самонов возвращается в ритейл Все о выборах президента в США — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad Все о проблемных банках — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad Вышел ноябрьский номер Forbes

Почему владелец «Техносилы» променял компанию на космос

Роман Кутузов Forbes Contributor
Михаил Кокорич нес олимпийский факел по графству Уэльс фото из личного архива
Зачем новосибирский предприниматель Михаил Кокорич взялся спасать «Техносилу», а теперь продает ее

В мае 2012 года у жителей графства Уэльс появился повод для негодования. «Олимпийский огонь понесут через Уэльс российские бизнесмены, это часть спонсорской сделки. Возмутительно! Как это понравится народу Сирии?» — цитирует газета North Wales Weekly News сообщения британцев в Twitter. Они ошиблись. Бегуны, действительно, были отобраны при участии компании Samsung, спонсора Олимпиады, но российский бизнесмен среди них был единственный — Михаил Кокорич, владелец группы компаний «Даурия». «Все бежавшие со мной были люди совсем небогатые», — вспоминает Кокорич. Формально он был отобран в команду факелоносцев за активную благотворительную деятельность. Но у Samsung были и более веские причины отблагодарить бизнесмена: именно он спас от разорения сеть бытовой техники «Техносила» и уберег Samsung, одного из ключевых поставщиков сети, от убытков.

Розница зовет

Владельцем одной из крупнейших сетей бытовой техники 33-летний предприниматель Кокорич стал осенью 2010 года, когда учился в бизнес-школе Сколково. Впрочем, и мелким бизнесом он начал заниматься, учась на физфаке Новосибирского госуниверситета. В 1998 году дипломированный специалист по физике взрывов оттачивал математические навыки на разработке бартерных схем. Его фирма «Даурия» занималась всем подряд — от поставки промышленных взрывчатых веществ до систем водоочистки. 

На розничную торговлю Кокорич обратил внимание в 2004 году, на волне интереса инвесторов к потребительскому рынку. Но его дебют потерпел фиаско — универмаг «Апельсин» в Барнауле через полгода пришлось закрыть. Вторая попытка — создание сети магазинов товаров для дома «Чудодом» — оказалась удачнее. Кокорич полностью скопировал ее с американской сети Bed Bath & Beyond, которая впечатлила его, когда он изучал экономику в Стэнфорде.

В 2006 году в капитал «Чудодома» вошел инвестиционный фонд UFG, через год оборот сети, работавшей в Сибири, на Урале и в Поволжье, достиг $60 млн. Но как только появились первые признаки кризиса, Кокорич предложил конкурентам — другим региональным сетям — объединиться. Липецкая «Уютерра» согласилась, сейчас совместный бизнес, где Кокоричу принадлежит миноритарная доля, развивается под маркой «Уютерра» — в сети больше 100 магазинов. 

Отойдя от оперативного управления розницей, Кокорич задумался, чем заняться дальше. Питерский предприниматель Борис Зингаревич (№148 в рейтинге богатейших Forbes) обсуждал с ним проект создания новой розничной сети, но в 2008 году стало очевидно, что перспектив нет. И Зингаревич предложил Кокоричу возглавить компанию «Илим Тимбер», объединившую производства, оставшиеся после продажи холдинга «Илип Палп» глобальной компании International Paper. Опыт работы с древесиной у Кокорича был — одна из новосибирских фирм, входящих в группу компаний «Даурия», занимается антисептической обработкой дерева и производством деревянных изделий — заборов, беседок и пр.

В «Илим Тимбер» Кокорич занимался в том числе слияниями и поглощениями — участвовал в покупке нескольких деревообрабатывающих производств в России и в США. «Зингаревич стал моим наставником. Пожалуй, главное, чему он научил меня: в крупной компании важнее всего выстроить процессы: если компания идет не туда, это сразу становится видно», — говорит предприниматель. Однако через полтора года ему надоело быть на вторых ролях. Кокорич, к тому моменту начавший учиться в первом наборе MBA бизнес-школы Сколково, захотел управлять компанией федерального масштаба. Вскоре такой проект подвернулся.

Слабеющая сила 

Его однокурсником по Сколково был Юрий Еременко, гендиректор сети «Техносила». Они быстро сдружились. Еременко много рассказывал о том, что происходит в компании. До финансового кризиса сеть «Техносила», принадлежавшая владельцам группы «СВ» Вячеславу и Виктору Зайцевым, занимала на рынке третье место после «Эльдорадо» и «М.Видео», в 2008 году ее выручка превысила 44 млрд рублей. 

До кризиса ритейлеры активно развивались, расширяя сети в основном за счет банковских кредитов. Модель бизнеса у всех была примерно одинаковая: поставщики предоставляли товарные кредиты, и торговая сеть расплачивалась с ними после продажи электроники и бытовой техники. В кризис резко упал покупательский спрос, товары стояли на полках, денег для выплат кредиторам не было, а еще необходимо было погашать банковские кредиты. 

В итоге разорились сети салонов сотовой связи «Цифроград» и «Беталинк», сети «Шанс» из Воронежа и «Уральский вал» из Екатеринбурга. В тяжелейшем положении оказалась и «Техносила». Весной 2009 года поставщики стали сокращать отгрузки, не было денег и на оплату кредитов. МДМ Банк пошел навстречу Зайцевым и выдал еще один кредит на $161 млн под залог 49% акций, недвижимости и товарного остатка. По воспоминаниям бывшего сотрудника банка, летом 2009 года на заседании кредитного комитета зампред правления Алексей Дробот приводил «Техносилу» как пример хорошего корпоративного клиента. (Осенью 2009 года Дробот покинул МДМ Банк.) Ситуация резко ухудшилась в марте 2010-го: после банкротства третьей по величине сети «Мир» обеспокоенные банки-кредиторы «Техносилы», в том числе Номос-банк и Промсвязьбанк, потребовали немедленного погашения задолженности. Общий долг компании в 2009 году составлял $400 млн, из них МДМ Банку — более $200 млн. Вернуть деньги, распродав имущество, было нереально, большая часть помещений находилась в аренде. Основной кредитор, МДМ Банк, решил спасать бизнес. Операционные компании Зайцевых были заложены в банке и отошли ему. Активы были переданы созданным с нуля фирмам «БизнесПРО» и «СервисТрейд», которые занялись управлением и урегулированием долгов. 

Взяться за антикризисное управление «Техносилой» акционеры МДМ Банка Сергей Попов и Игорь Ким предложили Кокоричу, которого Ким знал еще по Новосибирску. Управляющий директор МДМ Банка Кирилл Ситро, приятель Кокорича по общежитию Новосибирского университета, вспоминает: «Михаил — парень умный, быстрый и хваткий. Он понял, что у проекта большое будущее». Кстати, именно Ситро возглавил «команду реаниматоров», направленную в сеть банком.  Первым делом надо было возобновить отгрузки ключевых поставщиков, иначе магазинам нечем было бы торговать. Этнический кореец Ким лично помог договориться с южнокорейскими компаниями Samsung и LG о рассрочке платежа и продолжении работы с «Техносилой». 

В чем основная заслуга Кокорича? Именно он усадил за стол переговоров всех кредиторов — Номос-банк, Хоум Кредит, ОТП Банк и другие банки, — убедив, что стабилизация сети в их интересах. Банки долг реструктурировали, часть суммы списали и предоставили новые кредиты на оживление компании — по оценкам, $250 млн. «Он очень харизматичный, вести с ним переговоры было комфортно», — характеризует Кокорича старший вице-президент Промсвязьбанка Алексей Федоткин. Кокорич утверждает, что вложил в бизнес и $50 млн собственных средств. «Я вложил много денег, дал личное поручительство, рискнул всем, что у меня есть», — говорит он. Общая задолженность компании достигла тогда $700 млн.

В ноябре 2010 года выяснилось, что Кокорич стал основным бенефициаром «Техносилы». Деталей сделки с МДМ Банком предприниматель не раскрывает, отмечая лишь, что «было составлено прозрачное и понятное соглашение, в котором определялось, что я вкладываю и что получаю взамен». В МДМ Банке от комментариев отказались. При Кокориче общий долг компании снизился до $200 млн. «Кредиты выплачивают», — говорит Федоткин из Промсвязьбанка. 

Решив проблему долгов и поставок, Кокорич взялся за наведение порядка в сети. Ситро, ныне председатель правления банка «Кедр», рассказывает, что лично посетил все магазины и поговорил с двумя третями арендодателей. «В некоторых магазинах площадью 4000 кв. м продажи были меньше, чем в соседнем Re:Store площадью 40 кв. м», — вспоминает он. Убыточные магазины начали закрывать. 

«Техносила» при прежних владельцах была настроена на быстрый рост, для чего в регионах открыли офисы, дублирующие структуру головной конторы. Принятие решений затягивалось. «В одном магазине канализация протекала. И быстро починить не могли — слишком много требовалось согласований», — рассказывает Ситро. Кокорич региональные офисы упразднил, сократил 1000 человек. Из 242 магазинов сети, работавших в 2008 году, осталось чуть более 100.

Он вернул в «Техносилу» своего друга Юрия Еременко, бывшего гендиректора и, похоже, всерьез собирался построить масштабную компанию. Как только ситуация стабилизировалась, Кокорич стал обсуждать с МДМ Банком план покупки у чешской группы PPF контрольного пакета сети «Эльдорадо». Однако банку было уже не до развития розничной торговли. В 2010 году обострились разногласия между Поповым и младшим партнером Кимом (вышел из капитала МДМ в 2012 году). Поняв, что слияние не состоится, Кокорич стал терять интерес к проекту.

Космическая одиссея

Годовая выручка «Техносилы» около $1 млрд. «Они, конечно, потеряли темп, но я не чувствую, чтобы у компании были сейчас серьезные проблемы. Мы работаем с ними в нормальном режиме», — говорит Андрей Деревянченко, владелец компании Golder Electronics, производящей бытовую технику под маркой Vitek. Казалось бы, худшее позади. 

Неожиданно весной 2012 года Кокорич заявил, что хочет продать «Техносилу». Почему он решил сойти с дистанции? «Я думаю, розничный этап в моей жизни заканчивается», — говорит Кокорич по скайпу. Он сейчас в Калифорнии, купил компанию на базе исследовательского центра NASA в городе Маунтин-Вью. Кокорич с энтузиазмом рассказывает о своей новой фирме Dauria Aerospace, о проекте создания наноспутников весом до 10 кг, о сотрудничестве с Роскосмосом, где тоже «нашлись земляки из Сибири». О дальнейшей судьбе «Техносилы» рассуждает равнодушно: «Готовим к продаже». Вице-президент «М.Видео» Павел Бреев говорит, что «Техносила» не интересна как бизнес: «Мы предлагали выкупить 30–40 топовых магазинов сети примерно по $1 млн за каждый, просто как помещения, но пока не договорились о цене».  Сейчас основной претендент — «Эльдорадо». Гендиректор инвестфонда Prosperity Сapital Алексей Кривошапко оценивает «Техносилу» в $250–300 млн с учетом долга. Сам Кокорич считает, что в лучшем случае заработает при продаже бизнеса несколько десятков миллионов долларов. 

Начинать новое дело ему нравится гораздо больше, чем возиться с мелочами. «Долгая работа не соответствует моему темпераменту. В этом нет секса», — объясняет он. И тут же добавляет: «Пять-семь лет назад я был небольшим предпринимателем из Новосибирска. Три крупных проекта — «Уютерра», «Илим Тимбер» и «Техносила» — это мои достижения, это важно для будущего». Впереди — космос. 

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться