Покоритель южных морей | Forbes.ru
$58.4
69.18
ММВБ2146.68
BRENT63.32
RTS1158.04
GOLD1291.98

Покоритель южных морей

читайте также
+12 просмотров за суткиКак нужно изменить транспортную отрасль, чтобы не въехать в будущее в плацкартном вагоне +3 просмотров за суткиЕзда с препятствиями: экономика, этика и безопасность беспилотных грузовиков +26 просмотров за суткиВластелины времени: как тайм-менеджмент становится решающим фактором в грузовой логистике +4 просмотров за суткиЭволюция логистики: что останавливает «уберизацию» рынка грузоперевозок +2 просмотров за суткиUber для грузоперевозчиков: структура группы БИН создаст свою платформу Ценные контейнеры: в мире прошла серия банкротств транспортных компаний +1 просмотров за суткиВишенка на топе: кондитер по случаю +3 просмотров за суткиЛовкость рук: как компания «Иллюминарт» первой в России наладила выпуск светопроводящего бетона Ким Кардашьян Уэст: как заработать $45 млн на одной игре "Интуиция, красивая история, большая амбиция": каким был в бизнесе Сергей Выходцев Комплексный подход: как сделать новый бизнес из трех известных «Ресторан как инвестиция — это не просто деньги, это еще игра...» «Мои партнерские встречи очень короткие. Я, я и я ведем долгие дебаты» Меха ради: семейный бизнес Екатерины Акхузиной Муж с возу: почему для спасения компании жена уволила своего мужа Империя фургонов: как устроен бизнес главного грузоперевозчика США Сладкое место: как производство пастилы из промысла превратилось в бизнес Прессовать по-белому: как зарабатывать на мусоре Клиника в сети: кто претендует на роль Uber в медтуризме Злаковое мышление: как найти правильный образ при запуске нового бренда Валюта на выручку: восемь примеров малого бизнеса на экспорт

Покоритель южных морей

Как бывший офицер Советской армии стал крупнейшим перевозчиком углеводородов в Каспийском регионе

Шестиметровая  волна почти целиком накрыла  сухогруз под флагом Кипра,  еще через несколько минут в трюме лопнули такелажные крепления, и металлолом весом 2000 т едва не разнес левый борт. Судно дало сильный крен, зачерпнуло воды и, приняв на себя последние удары волн, стало разламываться. Сербская команда оказалась в воде. Первыми к месту катастрофы, произошедшей в Средиземном море в октябре 2002 года, подошел танкер «Бразерс-1». Сербов спасли бывшие моряки Иртышского пароходства. Их судно принадлежало турецкой компании Palmali. А сама компания находилась в собственности азербайджанца Мубариза Мансимова.

«Мы интернациональная  компания. В Турции нас считают  турецкой, в России — российской, в  Азербайджане — азербайджанской», —  рассказывает Forbes Мансимов в головном офисе Palmali в Стамбуле. Стратегия  везде быть своим, выбранная бывшим офицером Советской армии Мансимовым, себя оправдывает. Palmali — крупнейший перевозчик российской нефти и нефтепродуктов по внутренним водным путям, эксклюзивный перевозчик азербайджанской нефти и один из крупнейших игроков на Каспии: 230 судов компании (из них 170 собственные) перевозят в год 105 млн т нефти и нефтепродуктов. Для сравнения: самая крупная российская танкерная компания «Новошип» — только 60 млн т. Прибыль Palmali в 2008 году составила $270 млн.

Но дело не только в цифрах. Palmali играет важную роль на геополитической сцене, так как обеспечивает западным потребителям доступ к энергетическим ресурсам стран Каспийского региона: России, Туркмении, Казахстана, Азербайджана.

Заработав  небольшой капитал на торговле  лесом в России, в 1994 году 26-летний  Мансимов с двумя приятелями (один позже погиб в автокатастрофе, а второй, Гаврил Слепцов, возглавляет сейчас совет директоров Palmali) перебрался в Турцию, купив фрахтовое агентство Agent 34. Мансимов, выпускник военного училища им. Джамшида Нахичеванского, рассказывает, как ходил корабельным коком на одном из приобретенных сухогрузов в Ливан: хотел узнать настроение команды и отношение к новым собственникам. (Подобные командировки практикуются в Palmali до сих пор — менеджеры компании ходят в рейсы вместе с командой.)

Бунт никто  устраивать не собирался, бизнес развивался, и в 1998 году агентство Agent 34 было преобразовано  в компанию Palmali. Флотилия тогда состояла в основном из видавших виды речных танкеров, которые ходили по Волге. «Мы собирали с рынка все, что оставалось от советских пароходств», — вспоминает Мансимов. Свободный рынок речных перевозок только формировался, и, по словам главы исследовательского агентства InfraNews Алексея Безбородова, хозяева судов диктовали условия грузоотправителям. Старенький танкер, купленный за $1 млн, окупался за год.

В 1998 году Palmali заключила  контракт на перевозку нефтепродуктов с крупнейшей нефтяной компанией  России «Лукойл», позже масштаб их сотрудничества только увеличивался. Конкуренты говорят, что на тот момент у Мансимова не было никаких преимуществ перед другими участниками рынка, кроме разве что общих с президентом «Лукойла» Вагитом Алекперовым корней. Однако Мансимов уверяет, что познакомился с влиятельным российским нефтяником лишь через три года после начала работы с «Лукойлом». «Я им очень горжусь как земляком, но никогда ничего у него не просил», — уточняет он. Партнеры почти сразу же начали вести бизнес с Ираном. Нефть «Лукойла» из Астрахани по Каспию доставлялась на север Ирана (она использовалась для внутренних нужд, а из южных портов Персидского залива местное сырье отправлялось зарубежным покупателям «Лукойла»). «Мы перевозили по 300 000 т в месяц, это и по нынешним временам колоссальный объем», — рассказывает Мансимов.

Походив по Каспию, Мансимов решил развивать морские перевозки, но для этого нужны были новые суда. Первый танкер по собственному проекту «Армада» был заложен в 1998-м. Судно могло заходить и в реки, а новое оборудование позволило сократить команду в два раза по сравнению с танкерами советского образца. К 2003 году флот Palmali состоял уже из 45 судов, пять из них были «Армада».

В апреле 2006 года Palmali выкупила у «Лукойла» 10 танкеров ледокольного типа (ходят в Балтийском море), заплатив за них $270 млн. Сегодня  в составе флотилии Мансимова работает два десятка танкеров, принадлежавших ранее нефтяной компании. Суда были проданы Palmali с условиями предоставления услуг по транспортировке определенных объемов, то есть перевозчик получил не только танкеры, но и гарантированный заказ. Кроме «Лукойла» компания работает с продукцией «Роснефти», ТНК-ВР, казахского «Казмунайгаза» и более мелких нефтяных компаний.

Все эти годы компания развивалась большей частью на заемные деньги. В штаб-квартире в Стамбуле открыт музей истории Palmali: макеты построенных танкеров, фотографии их спуска на воду, награды и морские сувениры. Тут же пирамидки из стекла с выгравированной информацией о кредитах: Nordbank, Credit Suisse, Credit Europe Bank и пр., общая сумма за 10 лет приближается к $1 млрд. Размер текущей задолженности Мансимов не раскрывает, по его словам, долг в последние годы снижается.

Возможность кредитоваться  на Западе — серьезное преимущество Palmali перед российскими речниками, считает президент российской Ассоциации судоходных компаний Николай Смирнов. Новое речное судно при шестимесячной навигации, по оценке Смирнова, окупается через 18–20 лет, а флот Palmali начинает приносить прибыль в два раза быстрее: суда компании могут работать на реке и на море круглый год. Еще одно неоспоримое преимущество Мансимова — у него новые суда. Танкеры, составляющие основу флотилий российских судоходных компаний, были построены в советское время. И до сих пор среди судовладельцев распространена практика латания дыр, что дешевле и быстрее строительства новых кораблей. «Навигация в России короткая, поэтому пусть судну даже 30 лет, но после реанимирования оно еще долго послужит», — считает генеральный директор танкерной судоходной компании «Навигаторъ» Вячеслав Игонин.

В ноябре 2007 года в Керченском проливе разбушевался шторм: четыре судна затонуло, шесть  село на мель, а из разломившегося танкера «Волганефть-139» в море вылилось около 2000 т мазута. По мнению Мансимова, такие большие потери — результат реанимирования старых посудин.

В начале 2000-х крупнейшим в Европе речным  пароходством была компания «Волготанкер»,  перевозившая нефть и нефтепродукты по Волге и Дону в порты Азовского и Черного морей. До 2000 года «Волготанкер» принадлежал ЮКОСу, который и обеспечивал его заказами, потом речную компанию выкупили менеджеры. В начале 2003 года «Волготанкер» и Palmali договорились о совместной перевозке продуктов с нефтеперерабатывающих заводов на Волге и Каспии. Глава «Волготанкера» Александр Александрович говорил даже о намерении купить Palmali, что до сих пор возмущает Мансимова. «Palmali не продается», — категорично заявляет он.

Впрочем, грандиозным планам все равно не суждено было осуществиться, в том же 2003 году был арестован глава ЮКОСа Михаил Ходорковский, а в 2004-м Александровичу и еще двум топ-менеджерам «Волготанкера» предъявили обвинения в незаконном возмещении НДС, после чего их объявили в международный розыск. Налоговые претензии были предъявлены и самой компании, в марте 2008 года ее признали банкротом. «Руководство «Волготанкера» само развалило компанию, им тогда и банки для строительства новых судов не нужны были, своих денег хватало с избытком, а они только ремонтом занимались», — говорит теперь Мансимов.

Флотилия «Волготанкера» состояла в основном из судов советской  постройки, большинство танкеров до сих пор ржавеет на вечном приколе, превратившись в металлолом. После  развала «Волготанкера» его место на рынке речных перевозок заняла Palmali. «Palmali закономерно взобралась на вершину речного Олимпа, из крупных перевозчиков практически никого не осталось», — говорит Алексей Безбородов из InfraNews.

Что с контрактами? Нефтеперерабатывающие заводы ЮКОСа в Самарской области, обеспечивавшие заказами «Волготанкер», сейчас принадлежат «Роснефти». По словам представителя нефтяной компании Николая Манвелова, перевозками занимаются ее трейдеры (основной — компания Gunvor Геннадия Тимченко). У Palmali заключен с Gunvor контракт на перевозку нефти, объемы, как говорит Мансимов, примерно 5 млн т в год.

Всего по Волго-Донскому каналу в 2008 году было перевезено 8,7 млн т грузов (главным образом это нефть и нефтепродукты), на Palmali пришлось 3,1 млн т. Из них до нефтяного накопителя в Керчи компания Мансимова перевезла 2,5 млн т продуктов с принадлежащего «Лукойлу» Волгоградского нефтеперерабатывающего завода.

По оценке Безбородова, морской транспорт из портов Азовского  и Черного морей вывозит в год 80 млн т нефти и нефтепродуктов, в том числе на танкерах Palmali перевозится около 20 млн т.

Мансимов  любит ужинать в рыбном ресторане,  принадлежащем владельцам стамбульского  футбольного клуба «Бешикташ». И  дело не только в спортивных  пристрастиях. Заведение расположено на искусственном острове в Босфоре — с открытой веранды как на ладони видны караваны судов, среди которых и суда с надписью Palmali на борту.

В Турции Мансимова  давно считают своим. Здесь предприниматель  помимо судоходной компании владеет отелями и строительной фирмой. Младший брат Мансимова разъезжает по Стамбулу на Bugatti Veyron; всего в семье было три брата и шесть сестер — другой брат руководит подразделением Palmali в Азербайджане. Сам бизнесмен тоже не забывает о родине: он спонсирует один из ведущих азербайджанских футбольных клубов «Хазар-Ленкорань», построил стадион, управляет морским портом, владеет заводом строительных материалов, агропромышленным предприятием и много чем еще.

«Если Турция откроет  границы с Арменией, не учитывая карабахского вопроса, я закрою штаб-квартиру Palmali в Стамбуле и перееду, например, в мальтийский офис», — горячится бизнесмен, реагируя на потепление отношений Анкары и Еревана. Но трудно поверить его словам, ведь именно через Турцию пролегают основные транспортные маршруты танкеров Palmali.

Инвестиции в  Азербайджан важны для Мансимова  еще и с политической точки  зрения. Летом 2007 года Государственная  нефтяная компания Азербайджана подписала  с Palmali контракт на транспортировку  нефти, поступающей с каспийских месторождений по нефтепроводам в порты Новороссийска, Супсы и Джейхана. Годовой объем — порядка 25 млн т. Сначала правительство Азербайджана собиралось создавать собственный крупнотоннажный флот, но потом остановилось на компании Мансимова: под контракт Palmali купила четыре крупных танкера классов суэцмакс и афрамакс. В январе 2008 года суэцмакс «Гейдар Алиев» доставил в США первую нефть трубопровода Баку — Тбилиси — Джейхан.

«Танкерная компания такого уровня уже способна влиять на цены на нефть в том же Средиземноморском регионе», — считает один из российских нефтетрейдеров. Загруженный углеводородами танкерный флот можно придержать, как это делал, например, банк Morgan Stanley, использовавший 150 своих танкеров как хранилища в ожидании высоких цен на нефть. «Возможности есть, — соглашается Мансимов, — но я этого делать не буду, каждый должен заниматься свои делом». Однако в ближайшее время Palmali будет отдавать предпочтение крупнотоннажным танкерам, собственная флотилия компании, по словам Мансимова, обновится и сократится до 145 судов.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться