Максим: «Этим бизнесом управляют большие дети, которые получили доступ к деньгам» | Forbes.ru
сюжеты
$58.77
69.14
ММВБ2143.99
BRENT63.26
RTS1148.27
GOLD1256.54

Максим: «Этим бизнесом управляют большие дети, которые получили доступ к деньгам»

читайте также
+1 просмотров за суткиВишенка на топе: кондитер по случаю +3 просмотров за суткиЛовкость рук: как компания «Иллюминарт» первой в России наладила выпуск светопроводящего бетона Ким Кардашьян Уэст: как заработать $45 млн на одной игре "Интуиция, красивая история, большая амбиция": каким был в бизнесе Сергей Выходцев Комплексный подход: как сделать новый бизнес из трех известных «Ресторан как инвестиция — это не просто деньги, это еще игра...» «Мои партнерские встречи очень короткие. Я, я и я ведем долгие дебаты» Меха ради: семейный бизнес Екатерины Акхузиной Сладкое место: как производство пастилы из промысла превратилось в бизнес Прессовать по-белому: как зарабатывать на мусоре Клиника в сети: кто претендует на роль Uber в медтуризме Злаковое мышление: как найти правильный образ при запуске нового бренда Валюта на выручку: восемь примеров малого бизнеса на экспорт Дело в стакане: как успешно продавать молоко, кефир и простоквашу Как на крыльях: сработает ли бизнес-модель Uber в авиации Отмороженные средства: зачем скупать разработки забытых лекарств Реакция замещения: как производители одежды пользуются подорожанием импорта Театр в кино: как CoolConnections переносит спектакли на широкий экран Проверка полушария: как продать оригинальный продукт на традиционном рынке Спасайся кто может: как уральская компания научилась зарабатывать на походной одежде Опытным путем

Максим: «Этим бизнесом управляют большие дети, которые получили доступ к деньгам»

Собеседник Forbes — Максим, в прошлом совладелец ряда порносайтов

— Каков объем рынка порнографии в Рунете, вы не пробовали оценить?

— Я думаю, где-то $250–300 млн в год — это деньги, которые сейчас выкачиваются из Рунета. Не знаю, сколько это в процентах от мирового рынка, но там масштабы совсем другие. У нас же, как ни смешно, в последние полгода-год писать не о чем — индустрия, по сути, схлопнулась. Если мы говорим не о производстве различного порно-контента в России, а именно о бизнесе людей, которые торгуют им в российском интернете. Не то чтобы они совсем перестали торговать этим делом, но теперь больше денег приносят всяческие штуки типа «похудей за три дня», «узнай, насколько ты тупой» и прочее такого плана.

— То есть, продавцы порно массово поменяли род занятий?

— Не совсем так. Всегда есть некая методологическая ошибка, когда говорят про порнографию как индустрию, про механизм делания денег на ней. Дело в том, что индустрия порнографии как таковая очень невелика. Хороший пример: питерский режиссер Прянишников, который занимается этим не ради денег, а потому, что у него как-то голова странным образом устроена. У людей, которые занимаются этим ради денег, у них подход очень простой: порнография это услуга, которую можно продать каждому первому. То есть это просто средство монетизации аудитории, причем любой аудитории. А с порнотрафиком какая проблема — его очень много, но он очень плохо конвертируется в деньги. До 2004–2005 года главным и почти единственным способом заработать на порнотрафике в Рунете были сайты с рекламой проституток. Затем стали развиваться службы знакомств, которые с помощью партнерских программ нагоняли посетителей на свои сайты. Люди в основном делали так называемые «сиджи» — грубо говоря, это большая сеть сайтов, залинкованных друг с другом. Когда ты кликаешь по картинкам, тебя бросают с одного сайта на другой, и периодически ты попадаешь на какой-то сайт, на котором от тебя уже непосредственно что-то хотят. А с развитием интернета в России появилась возможность продавать видео прямо в интернете, это активно пошло примерно в 2005 году. Мы с партнером придумали, как обеспечить продажи в интернете с помощью оплаты через SMS, и это была просто бомба.

— То есть, вы внедрили здесь технологии, придуманные на Западе?

— На Западе такая технология существует, конечно, но в чем особенность Рунета: весь западный интернет построен на кредитных картах, а в России у большинства их нет. Телефон — это более обезличенная вещь, и главное, она убирает определенный барьер. Это как с картами: одно дело вынуть из кармана 5000 рублей, другое — карту. Телефон, на котором эти деньги лежат, делает этот барьер маленьким и незаметным. Постановка вопроса: не дай мне 100 рублей, а отправь мне SMS. Люди расстаются с деньгами более охотно и легко. И это очень неплохое средство для маргинальных платежей.

— А что поменялось потом в этой модели, почему индустрия «схлопнулась»?

— Есть такая нехорошая история, что любой бизнес в отсутствие мощного регулятора развивается по принципу безнаказанности. И сначала за доступ к сайту просили три доллара, и об этом честно писали. Потом начали просить $5, потом $10 и еще не писать, что это $10. А потом $10, еще $10 и еще $10, а писать, что все это стоит всего-навсего 5 рублей. Понятное дело, что все это приносило все больше денег, но одновременно подкашивало кормовую базу на будущее. Плюс до нас дошли западные модели сервисов, за которые люди очень охотно платят деньги. Не за все. Хороший пример — истерия, которая была в Европе с Crazy Frog некоторое время назад, а у нас эта лягушка вообще не пошла, зато обалденно пошли вещи типа разных диет, тестов, всяческих клонов игры «Кто хочет стать миллионером» и далее. И они просто стали приносить гораздо больше денег, чем порнография.

— Но порнографы, по идее, должны были придумать какой-то ответ, предложить новые технологии, например?

— В мире вообще это достаточно инновационная отрасль, у нас — не факт. Потому что в России эта отрасль настолько сверхприбыльна до сих пор, что в этом нет особой нужды. Инновации рождаются из необходимости повышать эффективность, в России в этом бизнесе такой нужды просто нет. Потому что порно-контент очень дешевый, а чаще всего вообще ворованный. Причем не потому, что на него денег нет. Это просто такой бизнес, управляемый большими детьми, которые получили доступ к деньгам. У большинства горизонт планирования — неделя максимум. Сама необходимость заключать какой-то контракт даже не обсуждается. И воруют они западный контент не потому, что не могут за него заплатить, а потому что им такое даже в голову не приходит. В этом бизнесе деньги зарабатываются с легкостью, практически из воздуха, вопрос только в том, что многие дальше и не идут: им нужен определенный уровень доходов, чтобы купить, там, автомобиль BMW, квартиру, дом — и нормально, и хватит. Некоторые на этом не останавливаются, идут дальше, уходят в другие проекты, белые, легальные. Например, одна из крупнейших социальных сетей в России была построена на деньги, полученные от таких вот вещей, или крупный дата-центр в Москве, и так далее. Скажу так: если бы я строил свой бизнес в интернете, то первые $10 млн попытался заработать именно на порнографии. Но не стал бы об этом заявлять на всю страну. И так в России проблема, что никто работать не хочет.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться