Дарвинизм для роботов

Андрей Бабицкий Forbes Contributor
фото Foto SA / Corbis
Лучший способ создать индустрию роботов — перестать стремиться к их инженерному совершенству и положиться на потребительский отбор

Недавно гендиректор Mail.ru Group Дмитрий Гришин, робототехник по специальности, запустил венчурный фонд, призванный инвестировать в разработчиков потребительских роботов. Выпускнику Бауманки трудно мириться с тем, что роботов в жизни недостаточно, компаний, которые бы их производили, мало, — в общем, автоматическое будущее никак не наступает.

В интервью Forbes он рассказывал, что одна из проблем отрасли — даже не отсутствие денег, а не вполне верный, по мнению интернет-менеджера, подход к вопросу. Создатели роботов, говорит Гришин, должны думать не о том, какие замечательные технологии они могут использовать, а о том, что нужно потребителям. Возможно, полированные гуманоидные игрушки — совсем не то, что можно продать. И этому точно можно поучиться у потребительского интернета, где перспектива угодить пользователю ценится чуть ли не выше, чем собственно выручка продукта. Были бы пользователи, а деньги придут.

Если взглянуть на ситуацию в интернете со стороны, модель освоения рынков не совсем такова, как ее описывает Гришин. Многочисленные стартапы, желающие удовлетворить самую экзотическую (часто даже неосознанную) потребность клиента, выглядят случайным процессом, своеобразной эволюцией путем естественного отбора.

Биологическая эволюция устроена по-другому. Но алгоритм естественного отбора может работать с любыми объектами, которые так или иначе размножаются, накапливают мутации и дифференцированно выживают. И, сами того не понимая, интернет-предприниматели все вместе воспроизводят в миниатюре естественный отбор.

Для начала они клонируют успешные проекты, затем вносят в них небольшие ненаправленные изменения (мутации), а затем большинство проектов умирает на ранней стадии, освобождая рыночную нишу для более удачливых конкурентов. Субъектом отбора является рынок. Большинство успешных интернет-проектов имели каких-то предшественников на заре доткомов или даже (в случае, например, первых поисковиков) в досетевую эпоху. Все они клонировали успешные продукты, вносили в них маленькие изменения и смотрели, что получится. Все они — продукты отбора в не меньшей степени, чем продукты своих создателей.

Безусловно, Марк Цукерберг или Павел Дуров были важными составляющими успеха созданных ими клонов. Но зато становится ясно, откуда берется фантастический успех потребительского веба: отбор, даже плохонький и несовершенный, куда эффективнее человеческого целеполагания.

Все сказанное выше имеет отношение к робототехнике. Шестьдесят лет назад Алан Тьюринг писал, что человеческих инженерных способностей едва ли хватит для создания робота с интеллектом. Он предлагал воспользоваться для этого искусственным отбором, в котором человек будет определять выживаемость программ. Но куда эффективнее для создания потребительской индустрии роботов был бы потребительский отбор, имитирующий естественный.

Что для этого надо? Десятки и сотни компаний, разрабатывающих дешевых, неказистых роботов, поначалу с ограниченными возможностями. Армия студентов и венчурных фондов, копирующих в меру разумения идею, дизайн и функциональность успешных образцов. Нарушители копирайта и китайские подпольные заводы. Армия менеджеров, принимающих спорные решения. Иными словами, вся инфраструктура для работы потребительского отбора в робототехнике. И тогда потребительская робототехника начнет развиваться так быстро, как этого хочет Дмитрий Гришин.

Эволюция роботов — реальность. Но она едва ли будет выглядеть так, как это показано в фильме «Крикуны».

Новости партнеров