Соблазны Ларри Пейджа

Андрей Бабицкий Forbes Contributor
Покупка Motorola может спасти или погубить Android. Все зависит от сдержанности CEO Google

Мечта андроида

В ноябре 2007 год, когда до выхода первого телефона с операционной системой Android оставалось 11 месяцев, два десятка компаний образовали альянс под названием Open handset alliance (OHA). Целью альянса была разработка открытых стандартов мобильных операционных систем, которые были призваны конкурировать с закрытыми платформами вроде BlackBerry, Windows или iPhone (слово iOS появилось сильно позже). Идеологом и вдохновителем объединения был Google (владелец Android), кроме того, в него входили мобильные операторы, разработчики ПО и полупроводников и пять производителей телефонов: HTC, Samsung, LG, Sony (теперь — Sony Ericsson) и Motorola. Мобильные телефоны должны были пройти тот путь, который прошли компьютеры, — PC против Mac.

За несколько лет Android стал самой распространенной мобильной ОС на Земле. А для участников альянса — еще и одним из самых надежных источников заработка. Каждый день, по информации представителей Google, в мире активируется 550 000 устройств под Android, а рынок приложений под ОС разросся до сотен тысяч наименований. Конкуренты, неспособные победить Android на потребительском рынке, обращаются в суды с сомнительными обвинениями в плагиате. Как ни посмотри, OHA оказался оглушительно успешным. И вот в понедельник Google объявил о договоренности купить одного из отцов-основателей альянса — Motorola — за $12,5 млрд. И, казалось бы, поставил всех остальных участников альянса в странное положение: какой смысл выступать единым фронтом, если у одного из партнеров есть собственный эксклюзивный доступ к открытой операционной системе? Пусть это и наименее успешный партнер — и размерами, и выручкой Motorola Mobility не может сравниться с Samsung или LG.

Практически все комментаторы и аналитики сходятся в том, что покупка Motorola была связана с патентным портфолио, а не с основным бизнесом компании. И многочисленные официальные комментарии подтверждают эту гипотезу. Не прошло и часу после объявления, как на сайте Google появились написанные как под копирку заявления директоров LG, Samsung, HTC и Sony Ericsson, гласившие, что все они приветствуют «решимость Google защищать экосистему Android». Имелось в виду — тут вряд ли могут быть расхождения — защищать ее от патентных исков конкурентов из Apple, Microsoft и Research in Motion. Заявления были подписаны четырьмя генеральными директорами, но повторяли друг друга слово в слово — они явно были написаны за одним столом, и тот факт, что именно первопроходцы альянса расписались в поддержке Google, тоже не выглядел случайным. Это было похоже на спланированную декларативную акцию в духе «один за всех — и все за одного».

Через три дня стал известен еще один факт, свидетельствующий, что покупка Motorola — это исключительно патентный вопрос. Аналитики компании Frost & Sullivan решили посмотреть, какую часть в сумме сделки занимает собственно портфолио Motorola. Они посмотрели, сколько стоит один патент на недавнем аукционе, в ходе которого свое портфолио распродавала компания Novell, — и получили цифру $510 204,082 за патент. Затем они поделили цену покупки Motorola ($12,5 млрд) на число патентов компании (24 500, считая заявки в рассмотрении) — и получили совершенно те же $510 204,082. Трудно поверить, что совпадение до десятой части цента в многомиллиардной сделке — случайность. Тем более что в Google к числам относятся с большим пиететом (на одном из недавних патентных аукционов последняя заявка компании равнялась миллиарду констант π — $3141692653). Поэтому аналитики Frost & Sullivan резонно заключили, что Google «купил патентное портфолио и получил телефонный бизнес в качестве бесплатного довеска».

Эта гипотеза легко объясняет, почему конкуренты Motorola отнеслись к сделке с таким энтузиазмом. Действительно: получается, что Google потратил $12,5 млрд на патенты, которые будут защищать в суде всех производителей Android, не взяв с них ни копейки, а конкурентный телефонный бизнес просто растворится в неизвестности (как это возможно — мы поговорим ниже). HTC платит по $5 с каждого проданного телефона Android в качестве отчислений за пользование патентами Microsoft, Samsung потенциально грозит в три раза большая пеня. И теперь этот налог растворяется в воздухе (за счет взаимозачета патентов) без каких-либо затрат или усилий с их стороны — это похоже на сказку. И, как и положено сказке, верится в нее с большим трудом.

Соблазны Ларри Пейджа

Пусть телефонный бизнес достанется Google бесплатно, Ларри Пейджу придется с ним что-нибудь делать — он не сможет просто закрыть сотни фабрик и отправить на улицу 19 000 сотрудников, да и регуляторы не позволят ему этого делать. Самое простое, говорили оптимисты в понедельник, — это продать по дешевке производственный бизнес и оставить себе патенты. Но кому его продать? Motorola при всех своих проблемах — один из пяти крупнейших производителей телефонов под Android, и кто бы ее ни заполучил, у него автоматически появится огромное преимущество перед конкурентами. Судя по тому, что все крупнейшие производители расписались в своем доверии Google, таких договоренностей не было — по меньшей мере, на момент объявления сделки.

Следующий вариант описывает официальная позиция Google. Motorola останется в компании, но будет полностью независимым подразделением, а Google будет совершенно одинаково относится ко всем производителям смартфонов Android, не давая никому никаких преференций.

Этот вариант тоже вызывает сомнения. Во-первых, потому что в переговорах о покупке Motorola принимал участие (по сведениям Wall Street Journal) шеф Android Энди Рубин — с чего бы ему тратить время на сделку, если в дальнейшем он будет относиться к компании не лучше, чем к остальным партнерам. Во-вторых, потому что Google — компания со сложившейся культурой, и эта культура сильно отличается от порядков, принятых в Motorola. Можно ли поверить, что менеджмент будет равнодушно смотреть на убыточное подразделение, и не предпримет попыток что-нибудь с ним сделать — хотя бы под давлением акционеров (даже притом что больше 50% голосующих акций пока контролируют Пейдж и Брин)? Надо помнить, что YouTube тоже всегда был автономным в составе Google, но в какой-то момент туда был прислан управляющий с большой земли — и как раз для того, чтобы бороться с убыточностью.

Наконец, контроль над Motorola Mobility — это ежедневный соблазн для нового гендиректора Google Ларри Пейджа, занявшего свой пост в апреле, и не боящегося, как уже видно, рискованных ставок. Android — очень успешная ОС, но все признают, что у нее есть трудности. Во-первых, фрагментированность — разные производители устанавливают на телефоны разные версии ОС, а порой и дописывают поверх собственные оболочки — создавая неудобства для пользователей и разработчиков приложений. Во-вторых, отсутствие контроля над железом со стороны создателей ОС: самое большое конкурентное преимущество iPhone, по общему мнению, — это синхронизация программных и аппаратных решений в одном центре принятия решений. Обе эти проблемы легко решить, начав только плотно работать с Motorola. Из компании может выйти образцово-показательный производитель, золотой стандарт для всех участников альянса — стоит только позволить инженерам Motorola и программистам Android поплотнее работать вместе. И каждый день Ларри Пейджу будут напоминать — не коллеги, так СМИ — как близко висит запретный плод. У Apple и Research in Motion есть и ОС, и производство, Microsoft заключила эксклюзивное соглашение с Nokia. Даже у Samsung есть проприетарная система Bada. Если Google сохранит нейтралитет по отношению к Motorola, это будет просто-таки странно.

Друзья-конкуренты Motorola по альянсу не могут всего этого не понимать. И значит, их хоровая поддержка Google не наивность. Либо у них просто нет выбора — они слишком зависимы от Android. В таком случае плохи их дела — соблазны Пейджа будут слишком сильны. Либо они не слишком верят в сделку. Правда, шансы ее успешного заключения оцениваются достаточно высоко: в конце концов, break-up fee, который заплатит Google в том случае, если сделка сорвется, составляет сумасшедших 20% суммы сделки ($2,5 млрд) и вряд ли Google просто так согласился с таким штрафом. Наконец, к соглашению о покупке Motorola может прилагаться дополнительный документ, тайный пакт, который способен развеять последнюю тень сомнения у менеджмента Samsung. Но и в это верится с трудом: по сообщению агентства Reuters, директор корейской компании призвал своих подчиненных активизировать разработку собственной ОС Bada, возможно, и с помощью поглощений. Партнеры Google явно склонны страховать свои риски.

Если все официальные высказывания, которые звучали на этой неделе, искренни, значит, патентные дела альянса OHA действительно очень плохи — и они готовы рисковать своей общей системой в будущем, чтобы отвести нынешнюю угрозу со стороны юристов Apple и Microsoft. И хотя можно только приветствовать любое действие, которое позволяет защититься от патентных исков, когда эти иски останутся в прошлом, LG, Samsung, HTC и Google окажутся в совершенно новом для себя положении. И то, что нас ждет, будет гораздо интереснее бездарной патентной войны.

[processed]

Новости партнеров