«Надежды на демонополизацию сотовой связи можно связывать разве что с 5G»

фото Fotobank / Getty Images
К чему приведет попытка ФАС защитить региональных операторов при распределении частот для 4G

В четверг ФАС попыталась демонополизировать рынок связи 4G: служба постановила, что при распределении частот 4G Минкомсвязи должно учитывать мнение не только операторов «Большой тройки» и Ростелекома, но и региональных игроков. Почему это не поможет и как рос российский сотовый монополизм, рассказывает президент Ассоциации региональных операторов Юрий Домбровский.

На смену 2G приходит 3G, а затем 4G, где G значит просто «поколение» (Generation) — так во всем мире развивается сотовая связь. Ну и конечно, для каждого вида связи нужны радиочастоты. Как не построишь дом без участка земли, так не запустишь сотовую сеть без достаточного объема частот.

2G — это привычная нам связь GSM. Случилось так, что частоты под эту связь распределялись у нас довольно хаотично. В результате между сотовыми операторами возникла реальная, острая конкуренция, и нынче GSM пользуются 90% жителей России. Доступность этой связи у нас выше, чем в США и Европе.

Частоты на 3G были «распилены» в начале 2007 года на безальтернативных конкурсах между операторами «Большой тройки». И при их строительстве особой конкуренции не было. Результат — заметное отставание в 3G не только от развитых, но и от развивающихся стран, где сетями этого стандарта уже покрыта бОльшая часть территорий. Российские мэтры даже говорят: не будем париться с этим 3G, все равно скоро придут сети четвертого поколения.

Однако с 4G дело оказалось сложней. С одной стороны, мировые производители предложили для этой связи прекрасный стандарт — Long Term Evolution. Это значит, что сюда должны эволюционировать стандарты предыдущих поколений. И частотную «всеядность» разработчики предусмотрели: LTE работает практически во всех радиодиапазонах — и новых, и старых. Но с другой стороны, очень изменился в нашей стране ландшафт близких к власти бизнесменов. Сперва вообще хотели «Большую тройку» «кинуть». Распределить все новые частоты LTE между двумя новообразованиями — «Основа-телеком» и «Рустелеком». Потом ветеранам удалось переломить ситуацию, пришлось скандалить, даже письма от американских сенаторов шли в дело. И договорились о компромиссе.

Возникла довольно мудреная схема, которую с некоторыми упрощениями можно описать так: «Основе-телеком» таки нарежут. В ней 25% процентами владеет Минобороны. Остальные частоты — на конкурс! Условия конкурсов с предопределенным результатом сделать легко. А самому Минкомсвязи и не совсем неудобно, тем более после скандала. Пришлось спланировать очень логичную трехходовку. Сперва Минкомсвязи, точнее управляемая им Госкомиссия по радиочастотам (ГКРЧ), делегирует разработку условий конкурсов «Консорциуму» (хорошо хоть не картелю) четырех крупнейших операторов. Те проводят соответствующий PR и возвращают мяч в ГКРЧ. А уже та принимает «предложение участников рынка» распилить между ними все свободные частоты.

И все шло по плану. «Консорциум» даже в дополнение к «распилу» предложил запретить использовать LTE на «старых частотах», раньше выданных региональным операторам. Чтобы конкуренция была стерильнее. Но тут вмешалась ФАС: антимонопольная служба постановила, что ГКРЧ, безальтернативно рассматривая предложения только одного «Консорциума», нарушает закон «О конкуренции».

Почему ФАС пошла на этот решительный шаг? Потому ли, что их обделили, не позвали участвовать в ГКРЧ, как обещали? Или действительно усмотрели нарушение закона? Или озаботилась судьбой 30 млн абонентов региональных операторов, которым путь в «эволюцию» перекрывается?

Но позвольте поделиться искренним наблюдением. ФАС как-то заметно отличается от многих правительственных ведомств, где мне приходилось проводить многие часы жизни. В стенах этой службы приходится слышать слова «гражданственность» и «государственность», произносимые без сарказма и лицемерия.

Ну а как же распределяются частоты в остальном мире? Рецепт предельно прост: аукцион. За исключением нескольких стран, скажем скандинавских, с чрезвычайно законопослушными субъектами рынка, которые всегда выполняют обязательства по полному покрытию территорий, иного пути не знают. В США аукционы только нижней полосы диапазона LTE принесли в прошлом году $20 млрд от нескольких десятков победителей аукционов. Даже Индия, где распределение частот 2G сопровождалось коррупционными скандалами, одумалась и собрала на аукционах по частотам нового поколения $10 млрд.

В России модель аукционов не проходит. Везде, где возможно, российская элита избегает аукционов в пользу государства. Предпринимателям психологически некомфортно вваливать большие деньги в госбюджет, где их эффективность весьма низка. Время от времени накрывают высоких офицеров за торговлю частотными согласованиями. А с американских спутников и радаров все наши радиосредства видны куда лучше, чем ракеты и блиндажи. Но режим работы ГКРЧ секретен, в нем представлены все силовые министерства и службы, некоторые тремя представителями. И каждый из них имеет право вето.

Что же будет с частотами LTE? Думаю, протест ФАС будет преодолен. Уж очень велик перевес сил создателей консорциума. Хотя в конце концов некоторый минимум частот для LTE региональным операторам все же предоставят. Закроется еще одна страничка новейшей российской экономической истории. Надежды на демонополизацию можно связывать разве что с пятым поколением мобильной связи — 5G.

[processed]

Новости партнеров