Чем производитель BlackBerry похож на птицу дронта? | Forbes.ru
сюжеты
$58.77
69.14
ММВБ2143.99
BRENT63.26
RTS1148.27
GOLD1256.54

Чем производитель BlackBerry похож на птицу дронта?

читайте также
+226 просмотров за суткиПовторить путь Феникса: тест нового флагманского смартфона Blackberry +2 просмотров за суткиБудущее от Apple: компания создает гаджеты для дополненной реальности +1 просмотров за суткиОбщество потребления. Почему россияне любят стоять в очередях Заявка на рекорд. Apple ждет роста выручки в полтора раза за квартал благодаря iPhone X +15 просмотров за суткиЛицом к Apple. Forbes протестировал новый iPhone X На низком старте: как Россия готовится встретить iPhone X Патентная война в разгаре: Apple решила отказаться от чипов Qualcomm +394 просмотров за суткиВосемь смартфонов с лучшей камерой на данный момент ЦБ с косой: почему банковская система возвращается в СССР Перевод голоса налету и трогательный смартфон: Google показал новые гаджеты +6 просмотров за суткиПомощник Apple: Samsung заработает на iPhone X больше, чем на Galaxy S8 Падающее яблоко: Apple потеряла $65 млрд перед выходом iPhone X От Джобса до Кука: 6 вопросов к новинкам Apple К ноябрю адаптируются: мнение разработчика об iPhone X Новое измерение: дополненная реальность принесет Apple $15 млрд к 2020 году По следам нового iPhone: Apple — инноватор или имитатор? iPhone на триллион: как новинки повлияют на капитализацию Apple На разных языках: как онлайн-школы английского конкурируют с офлайном +4 просмотров за суткиSamsung против Apple: чипы приносят денег больше, чем IPhone Несладкая жизнь: почему важно не сдать позиции при нарастающем количестве конкурентов Сооснователь Mail.Ru Group Дмитрий Гришин инвестировал в игровой смартфон Wonder

Чем производитель BlackBerry похож на птицу дронта?

Андрей Бабицкий Forbes Contributor
Джим Болсилли фото REUTERS 2011
Руководители Research In Motion до недавнего времени делали вид, что конкурентов не существует. Последний отчет за провальный квартал заставил их прозреть

Считается общим местом, что у компании Research in Motion, производителя смартфонов BlackBerry, большие проблемы. На фоне стремительного взлета продаж телефонов с операционными системами конкурентов, iOS и Android, их дела и год назад шли не лучшим образом, но если раньше канадская компания просто не успевала за конкурентами на быстрорастущем рынке, то в последние два квартала физически продает все меньше смартфонов. И в отличие от других жертв iPhone (в первую очередь Nokia и Hewlett Packard) канадцы не могут уйти в другие ниши — смартфоны их основной продукт. Если раньше о положении дел на рынке догадывались почти все, кроме двух соруководителей компании — Майка Лазаридиса и Джима Болсилли (на фото), то после публикации последнего квартального отчета и они не могли не прозреть. Судьба RIM написана на отчете большими огненными буквами: полгода падения продаж, вдвое упавшая чистая прибыль, выручка, почти на 10% отстающая от консенсус-прогноза Wall Street.

Причины падения RIM обсуждаются уже давно. Одна из самых популярных версий состоит в том, что Болсилли и Лазаридис находятся не в лучшей форме. Болсилли, например, потратил тучу времени, пытаясь прикупить себе хоккейный клуб в NHL, а Лазаридис превращает в перепалку каждое общение с репортерами. Последние четыре года два директора делали вид, что конкурентов у BlackBerry просто не существует. И умудрялись сохранять оптимизм даже тогда, когда конкуренты захватили больше 60% рынка, на котором совсем недавно доминировали BlackBerry. Точно так же в компании относились и к угрозе со стороны iPad — по меньшей мере на словах, потому что на деле через год после его выхода выпустили собственный планшет.

У любой победы много отцов, а у любой неудачи много причин. Насколько хороша хватка директоров RIM, всем еще предстоит выяснить — в конце концов даже в кошмарной последнем квартале компания получила $0,4 млрд чистой прибыли и пока никуда не исчезла. Но кажется, у черной полосы RIM есть еще одна причина, с которой не могли бы ничего сделать ни два, ни десять равноправных директоров компании: компания была слишком успешна. Что еще хуже, она была успешна на рынке, с которым, кажется, технологические компании скоро не захотят связываться.

Несколько лет назад Майк Лазаридис любил говорить, что в BlackBerry никогда не будет ни камеры, ни mp3-плеера. Почему? Потому что, говорил он, крупнейший заказчик его компании — это правительство Соединенных Штатов. Примерно по той же причине Лазаридис наотрез отказывался выпускать телефоны с названиями (вроде Motorola RAZR) — он был готов только на номера. Если с тех пор ситуация изменилась (см. Torch), то это лишь означает, что Research in Motion иногда и вправду учится на ходу, как предполагает название фирмы.

Лазаридис был последователен. Действительно, зачем вставлять камеры, плееры и прочие финтифлюшки в устройство, которое создано для работы. BlackBerry оснащен самой совершенной системой защиты информации, отличным мессенджером, полной клавиатурой — менеджеры RIM не уставали повторять это, комментируя каждый новый успех Apple. И последовательность сыграла с RIM злую шутку, потому что их крупнейший клиент — корпорация с сотнями тысяч сотрудников, а крупнейший клиент Apple, как легко догадаться, случайные люди с улицы.

Чтобы продать телефон человеку с улицы, ему надо угодить. Чтобы продать людям с улицы 10 млн телефонов, им надо потрафить 10 млн раз. Ни одной трубки нельзя продать иначе, как убедив — талантом или обманом — очередного человека, что ему нужен iPhone. А затем повторять свои аргументы снова и снова, потому что люди возвращают телефоны, теряют их и покупают новые.

Компания, продающая телефоны корпоративным клиентам, существует в принципиально других условиях. Чтобы продать 10 млн телефонов, надо убедить в полезности своего товара одного человека. И не надо опасаться возвратов: кто будет привередничать из-за корпоративного телефона. И Research in Motion хорошо и ответственно справлялась со своей работой. Корпорации были довольны раскладкой QWERTY, безопасной связью и нумерованными моделями телефонов, а их сотрудники радовались, что не приходится пользоваться Nokia. Задаваться вопросом, нужен ли людям mp3-плеер, было некогда.

Проблема, с которой столкнулся RIM, это проблема дронта. Дронт был, в сущности, неплохой птицей, отлично адаптированной к жизни на Маврикии и уж точно куда более красивой, чем родственные голуби. Дронт степенно вышагивал по острову, не умея летать: для того не было причин. Но голуби, имеющие опыт общения с очень разными людьми по всему миру, знали, что жизнь наказывает птицу за две вещи — беспечность и нерасторопность. А прекрасному дронту на райском острове неоткуда было об этом узнать. И когда люди решили, что он недостаточно красив и полезен, ему пришлось вымереть.

Телефоны BlackBerry отлично обходились без камеры — примерно так же, как дронты обходились без полета. Но это работало только в гуманных условиях переговорных комнат. А на прилавках салонов связи побеждает тот, кто лучше готов к конкуренции. Если один и тот же продукт продают компании, ориентированные на корпоративных клиентов, и потребительские компании — вторые в конце концов победят. Потому что в какой-то момент становится трудно не замечать, что купленный соседом iPhone лучше выданного на работе BlackBerry. Или не лучше (это оценочная категория), а конкурентоспособнее.

Директора Research in Motion вполне искренне не понимали, что дела идут не лучшим образом. Продажи росли, прибыль тоже — о чем беспокоиться. Даже главную причину своих нынешних неудач — хорошие корпоративные контракты — они считали достоинством. О чем сетовать, живя в оранжерее? Но когда к ней подступает тропический лес, еще труднее конкурировать с ядовитыми лианами, прошедшими огонь, воду и медные трубы потребительской конкуренции. Решение скинуть цену планшета PlayBook вдвое — логичное, но, вполне возможно, запоздалое.

Проблему, которую отрицали производители BlackBerry, отлично осознают в других технологических компаниях, ориентированных на корпоративные рынки. Microsoft зарабатывает на ОС Windows миллиарды долларов в квартал, но уже давно и очень агрессивно выходит на потребительские рынки. Самые громкие успехи последнего времени, как и самые серьезные инвестиции компании, связаны с потребительскими рынками: игровые приставки, телефоны, Skype и самый убыточный интернет-бизнес на земле — Bing.

Продажи Windows в последнем финансовом году упали — впервые за долгое время. Виной тому планшетные компьютеры: оказалось, что потребителям и корпорациям нужны немного разные компьютеры. Но к тому моменту, когда потери станут необратимы, Microsoft надеется договориться с потребителями, благодаря, в частности, устройствам на Windows 8. Идея не в том, чтобы сразу же победить iPad — это нереально, а в том, чтобы хотя бы не потерять конкурентную хватку.

Телефоны и операционные системы нужны людям и дома, и на работе. Поэтому победа потребительских компаний здесь, скорее всего, случится раньше. Но потом придет время продуктов, которые существуют только в корпоративном мире, вроде баз данных и приложений для совместной работы. Наряду с Oracle и Salesforce появляется все больше компаний, продающих аналогичные программы работникам напрямую — например, Box.net или Yammer. И пусть они занимают ничтожную долю рынка, они прогрессируют быстрее, просто потому что им приходится больше отвлекаться на потребителей.

«Эволюция экосистемы BlackBerry продолжается» — оптимистично напоминает пресс-релиз, посвященный результатам последнего, катастрофического, квартала. И вряд ли составители текста, в момент его написания, думали о дронте. Но это самое главное, о чем стоило бы помнить на конкурентных технологических рынках. Падение Research in Motion — это не только плохие или хорошие решения менеджмента, это первый эпизод в войне за корпоративные бюджеты, которая только набирает обороты.

[processed]

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться